www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский. Издание 1947 г. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
ГЛАВА XV. ИЗМЕНЕНИЕ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

I

Еще в период социалистической индустриализации страны в круг преступных деяний вносятся глубокие изменения. Многие деяния становятся общественно опасными, так как они препятствуют гигантской .работе -по преобразованию страны, осуществляемой в этот период, изменяется и степень опасности; некоторых деяний, являвшихся ранее .преступными, что вызывает изменение санкций. Вместе с тем проводится большая работа по пересмотру и уточнению всех определений преступных деяний в законе.

В период 1924—1927 гг. создается общесоюзное уголовное законодательство, а в соответствии с ним пересматриваются или вновь создаются в период 1926—1928 гг. кодексы всех союзных республик.

Глубокому изменению подверглись прежде всего составы контрреволюционных преступлений. Помимо общей

374

переработки и уточнения всех без исключения определений этих .преступлений, необходимо особо отметить: 1) признание контрреволюционными деяний, содержащих признаки одной из статей раздела о контрреволюционных преступлениях, если деяния направлены на государство трудящихся, не входящее в состав СССР; 2) выделение саботажа в качестве отдельного вида контрреволюционного преступления; 3) признание недонесения о контрреволюционном преступлении видом контрреволюционных преступлений, а не видом преступлений против порядка управления (как в УК 1922 г.); 4) установление ответственности за активную борьбу против рабочего класса и революционного движения не только в ^случае осуществления ее при царизме, но также и у контрреволюционных правительств; 5) признание видом экономической контрреволюции использования государственных учреждений или предприятий или противодействия их деятельности в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций; 6) признание видом шпионажа передачи, похищения или собирания с целью передачи экономических сведений, не подлежащих оглашению.

После XV съезда ВКП(б) и особенно в год великого перелома существенно усиливается ответственность за преступления, дезорганизующие или способные дезорганизовать социалистическое хозяйство и социалистический правопорядок.

Таможенный кодекс СССР 19 декабря 1928г.[1] значительно расширил понятие контрабанды, особенно квалифицированной. Последующие изменения Таможенного кодекса в 1929—1931 гг. еще более расширили круг деяний, признаваемых квалифицированной контрабандой.

Общесоюзным законом; 6 февраля 1929 г.[2] существенно усилена ответственность за хищение оружия и огнестрельных припасов, причем тяжкие виды этого преступления отнесены к числу государственных преступлений (ст. 171 Положения о государственных преступлениях). Законом 13 марта 1929 г. усилена борьба с транспортными преступлениями: умышленное разрушение и повреждение путей сообщения стало государственным преступлением (ст. 172 Положения о государственных преступлениях), многие

375

виды нарушения правил об охране порядка на транспорте были признаны уголовным преступлением (см. ниже). Постановлением ВЦИК и СНК от 26 августа 1929 г.[3] специально выделен состав вооруженного разбоя с санкцией вплоть до высшей меры уголовного наказания (расстрела).

Постановлением ВЦИК и СНК от 7 июня 1926 г. расширено понятие квалифицированного хулиганства[4] и усилена его наказуемость. Неквалифицированное хулиганство определено альтернативно как уголовное преступление и как административный деликт, тогда как до этого закона оно признавалось только административным деликтом.

Общесоюзным законом 27 декабря 1927 г.[5] в связи с временными затруднениями о проведением хлебозаготовок, созданными кулачеством, наряду о другими1 мероприятиями была значительно усилена борьба с самогоноварением[6].

Особого внимания заслуживает изменение статей, карающих налоговые нарушения и невыполнение повинностей.

Первое изменение ст. 79 УК 1922 г. вытекало из решения XIV конференции ВКП(б), которая потребовала осуществления задачи «... ограждения и защиты интересов налогоплательщика и сохранности его хозяйства»[7]. Законом 5 апреля 1926 г.[8] сужен круг наказуемых налоговых нарушений, и санкция ст. 79 снижена (вместо лишения свободы на срок не ниже 6 месяцев — лишение свободы на срок до 6 месяцев). Законом 23 августа 1926 г.[9] аналогичное снижение санкции и изменение диспозиции произведено в отношении организованного сокрытия источников доходов (ст. 80 УК): Для организаторов вместо лишения свободы не ниже года — лишение свободы до одного года.

Уголовный кодекс 1926 г. снизил высший предел санкции по ст. 60 (бывшей ст. 79) до 6 месяцев принудительных работ,

376

установив аналогичную мягкую санкцию и за уклонение от выполнения повинностей (ст. 61).

В год великого перелома, когда одной из форм сопротивления эксплуататорских элементов явилось уклонение от платежа налогов и выполнения обязательств, которые были значительно увеличены в отношении этих элементов, изменяются как диспозиции, так и санкции от. ст. 61, 62, а в 1930 г. также и ст. 60, причем проводится резкая дифференциация ответственности.

Еще более глубокие изменения внесены в диспозицию и санкции ст. 61, по которой карались злостное уклонение от выполнения хлебопоставок, выполнения планов посева и т. п. Совершение преступления группой лиц или с оказанием активного сопротивления органам власти рассматривается законом 28 июня 1929 г.[10] как тяжкий вид преступления и карается лишением свободы до 2 лет с обязательной конфискацией всего или части имущества и выселением, в то время как первичное совершение того: же деяния трудящимся карается лишь штрафом, налагаемым в административном порядке.

Аналогично уже в 1930 г. (закон 30 марта 1930 г.)[11] была изменена и ст. 60, карающая неплатеж налогов.

В период социалистической реконструкции народного хозяйства наряду с повышением санкций по многим преступлениям произведено и их значительное снижение.

При издании Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. были снижены пределы санкций почти 50% статей, при этом изменение степени общественной опасности иногда оказывалось столь значительным, что санкция, построенная по принципу «не ниже» определенного срока лишения свободы, устанавливалась по принципу «до» этого же самого срока. Так, за провокацию взятки УК 1922 г. карал лишением свободы на срок не ниже 3 лет или расстрелом, УК 1926 г. — лишением свободы до 2 лет. Это преступление, представлявшее большую общественную опасность в 1922 г., в дальнейшем, в результате энергичной борьбы с ним, стало более редким явлением.

Согласно манифесту ЦИК СССР 15 октября 1927 г., было исключено применение расстрела по всем преступлениям, кроме государственных, воинских и вооруженного

377

разбоя, т. е. главным образом по преступлениям должностным и хозяйственным.

В период социалистической реконструкции народного хозяйства уголовный закон устанавливает наказуемость ряда деяний, не считавшихся преступлением в предыдущий период. После XV съезда ВКП(б), давшего директиву «развивать дальше наступление на кулачество и принять ряд новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне и ведущих крестьянское хозяйство по направлению к социализму»[12], мероприятия по ограничению кулачества выразились в обложении кулачества повышенными налогами, в требовании от него продажи хлеба государству по твердым ценам, в ограничении до известного размера кулацкого землепользования законом об аренде земли, ограничении кулацкого хозяйства законом о применении наемного труда в единоличном крестьянском хозяйстве. Всякая попытка сопротивления мероприятиям по ограничению кулачества являлась уголовным преступлением. Выше перечислялись законодательные акты, устанавливавшие повышенную ответственность за неплатеж налогов и невыполнение государственных повинностей и обязанностей кулаками. В ответ на отказ кулачества продавать излишки хлеба государству по твердой цене партия и правительство провели ряд чрезвычайных мер против кулачества, «...применили 107 статью уголовного кодекса о конфискации по суду излишков хлеба у кулаков и спекулянтов, в случае их отказа продавать эти излишки государству по твердым ценам»[13]. Понимание преступления, предусмотренного ст. 107, было углублено в соответствии с характером того деяния, против которого ст. 107 в это время направлялась.

Наряду с усилением репрессии по перечисленным выше преступлениям в уголовные кодексы вводятся новые составы, признающие преступлением и иные действия, выражающие сопротивление указанным мероприятиям партии и Советского государства. К числу таких деяний следует е первую очередь отнести:

1) нарушение законов о национализации земли;

2) кабальные сделки;

3) организацию лжекооперативов;

4) воспрепятствование избирателю — лицу наемного труда — участвовать в выборах;

378

5) угрозы должностным лицам я общественникам.

XV съезд ВКП(б) в резолюции «О работе в деревне» указал: «а) Всемерно укреплять основы национализации земли и преследовать как тяжкое уголовное преступление какие бы то ни было (прямые или косвенные) попытки подрыва национализации земли, как-то: купля-продажа и дарение земли, имеющие место, например, в некоторых районах Кавказа и Средней Азии»[14]. Ограничивая аренду земель, съезд далее указал: «Решительно карать, как уголовное преступление, виновных в нарушении закона о всех и всяких видах субаренды».

В соответствии с этой директивой партии в УК РСФСР 26 марта 1928 г.[15] была включена ст. 87-а, признающая преступлением нарушение законов о национализации земли, в чем бы оно ни выразилось, и субаренду, произведенную в нарушение действующих законов.

Директива о борьбе с лжекооперативами была дана в резолюции XV съезда ВКП(б), указавшей: «Следует обратить внимание также на факт существования лжекооперативов, служащих маскировкой кулацких «товариществ», использующих все права и привилегии кооперации»[16].

После XV съезда ВКП(б) вытесняемые из важнейших отраслей народного хозяйства капиталистические (кулацкие) элементы особенно настойчиво пытались проникать в кооперативные организации, с целью превращать их «...в лжекооперативы, являющиеся орудием и прикрытием эксплуататорской деятельности» (постановление СНК СССР 28 декабря 1928 г.)[17]. Постановление СНК СССР отмечало, что капиталистические элементы в особенности старались использовать таким образом сельскохозяйственную, промысловую и инвалидную кооперацию. В целях пресечения возможности такого замаскированного осуществления капиталистической эксплуатации упомянутым постановлением СНК СССР 28 декабря 1928 г. и изданным на его основе постановлением СНК РСФСР 27 марта 1929 г. были признаны лжекооперативами всякого рода товарищества:

а) если в числе учредителей или членов выборных органов участвуют лица, которым это запрещено законом;

379

б) если в товариществе преобладающее влияние имеют капиталистические (кулацкие) элементы, использующие кооперативы в своих классовых целях;

в) если деятельность кооператива уклоняется в сторону, противную интересам социалистического строительства.

Через несколько месяцев постановлением ВЦИК и СНК РСФСР 9 сентября 1929 г.[18] Уголовный кодекс РСФСР был дополнен ст. 129-а, карающей участие в лжекооперативе, и ст. 111-а, карающей должностных лиц за содействие или непринятие мер противодействия лжекооперативам. Введение специальной статьи расширило возможную ответственность за перечисленные должностные преступления и существенно усилило строгость наказания (лишение свободы на срок не ниже б месяцев, а при личной заинтересованности должностного лица — не ниже 2 лет).

Ст. 129-а широко определяет ответственность за участие в лжекооперативе. Караются: 1) учредители лжекооператива; 2) участники лжекооператива, извлекавшие предпринимательскую прибыль; 3) участники лжекооператива, умышленно содействовавшие сокрытию капиталистического характера этой организации.

Закон 28 января 1929 г.[19] был направлен против попыток отчаянно сопротивлявшихся социалистическому наступлению кулацких элементов отстранить от участия в государственной и общественной деятельности батраков путем воспрепятствования им принимать участие в выборах в Советы 1929 г. В силу ст. 911 УК РСФСР, введенной этим законом по телеграфу, карается «...воспрепятствование со стороны нанимателя в сельских местностях осуществлению лицами наемного труда принадлежащих им избирательных прав».

Обострение классовой борьбы выразилось -не только в росте террористических актов против низовых советских работников и сельского актива со стороны кулаков и их агентуры, но и в попытках путем угрозы совершением террористического акта заставить советских работников или активистов сойти с пути неуклонного осуществления директив партии и Советского государства. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР 25 марта 1929 г.[20] о дополнении УК РСФСР ст. 731 признало такого рода угрозу уголовным преступлением.

380

В период борьбы за социалистическую индустриализацию страны законодательными актами СССР и РСФСР признаются преступными также перечисленные ниже деяния:

I. Посягающие на правильное функционирование социалистического хозяйства.

1) Нарушение правил, обеспечивающих порядок и безопасность движения на транспорте, правил об охране имущества транспорта и др.

2) Нарушение правил, регулирующих морское судоходство.

3) Выпуск недоброкачественной и некомплектной продукции из промышленных и торговых предприятий.

4) Нарушение обязательных стандартов,

5) Незаконная охота.

6) Продажа и покупка квартир.

7) Водные преступления (глава, введенная на территории Казахской АССР).

II. Преступления, посягающие на личность (в широком смысле слова).

1) Доведение до самоубийства и содействие самоубийству.

2) Наставление в опасность заражения венерической болезнью.

3) Незаконное врачевание.

4) Нарушение правил об охране народного здравия.

5) Нарушение авторских прав.

6) Преступления, составляющие пережитки родового быта (отдельные виды, наказуемость коих впервые установлена в этот период).

7) Взаимное оскорбление.

8) Хулиганство не злостное.

III. Должностные преступления.

1) Менее злостные виды злоупотребления властью, превышения власти, бездействия власти, должностной халатности.

IV. Преступления против порядка управления.

1) Побег арестованного путем подкопа, взлома стен и т. п.

2) Самовольное оставление службы работниками милиции.

3) Незаконное пользование радиостанцией.

4) Некоторые преступления, составляющие пережитки родового быта.

381

V. Деяний, признаваемые преступными в соответствии с международными конвенциями, заключенными СССР.

1) Незаконное использование эмблемы Красного Креста и Красно го Полумесяца.

2) Незаконное ношение знаков Красного Креста и Красного Полумесяца.

3) Нарушение правил Женевской конвенций на театре военных действий.

4) Неоказание капитаном помощи людям, гибнущим в море.

5) Неоказание капитаном помощи судну, с которым столкнулось это судно.

6) Несообщение капитаном судна капитану столкнувшегося с ним судна требуемых законом сведений.

7) Неосторожное повреждение морского телеграфного кабеля.

8) Незаконная охота на морских котиков и морских бобров.

Начнем краткое обозрение вновь введенных составов с преступлений, подрывающих работу транспорта или мешающих ей.

Развитие транспорта и увеличение его роли потребовали установления в уголовном законе наказуемости тех действий, которые ставят о опасность работу транспорта и безопасность движения. Помимо упомянутого выше усиления ответственности за умышленное разрушение или повреждение путей сообщения и транспортных средств, общесоюзный закон 13 марта 1929 г.[21] ввел уголовную ответственность за нарушение правил об охране порядка и безопасности движения, правил об охране имущества транспорта, правил о предупреждении незаконного использования транспорта и др. Нарушение правил становится уголовным преступлением в случае наступления тяжелых последствий, однако нарушение вне портовых вод правил, регулирующих морское судоходство, является уголовным преступлением само по себе, независимо от последствий.

Наказуемость выпуска недоброкачественной продукции была вызвана тем, что наряду с бурным количественным ростом продукции государственной промышленности имел место ряд случаев ухудшения качества выпускаемых изделий как «.. .идущих на широкий рынок, так и предназначенных

382

для нужд самой государственной промышленности и транспорта», ибо важнейшую задачу снижения себестоимости, которая должна быть решена путем рационализации и увеличения производительности труда предприятия, в ряде случаев пытались «...разрешить путем ухудшения качества продукции». Учитывая, что «… это явление служит серьезной помехой делу социалистического переустройства народного хозяйства, а также наносит большой вред интересам рабочих и крестьян, как потребителей товаров», ЦИК и GHK СССР постановлением 23 ноября 1929 г.[22] установили уголовную ответственность за систематический или массовый выпуск недоброкачественных изделий из промышленных и торговых предприятий и за несоблюдение обязательных стандартов. Эти деяния частью карались и раньше, если они охватывались составами злоупотребления служебным положением или должностной халатности. Закон 23 ноября 1929 г. признал самый выпуск недоброкачественной продукции преступлением.

Установление наказуемости посягательств на личность, ранее не считавшихся преступлением, вызвано дальнейшим ростом и расширением задач всесторонней охраны человеческой личности в условиях социалистического общества.

При введении статьи, карающей доведение до самоубийства лица, находящегося в зависимости от доведшего его до самоубийства, «.. .отражены имевшие место в позднейшей судебной практике случаи»[23]. Ни один буржуазный кодекс не имеет даже внешне сходной статьи.

Целый ряд статей, отнесенных частью к преступлениям против личности, частью к нарушениям правил, охраняющих народное здравие, предусматривает преступления, ставящие в опасность здоровье или отдельного лица, или неопределенного числа людей. Таковы: 1) поставление в опасность заражения венерической болезнью, 2) незаконное врачевание, 3) нарушение правил об охране народного здравия.

Все указанные статьи были включены в Уголовный Кодекс РСФСР 1926 г., так же как и статья о нарушении авторского права.

Законом 7 июня 1926 г. альтернативно установлена уголовная и административная ответственность за незлостное

383

хулиганство (ч. 1 ст. 176 УК 1922" г., впоследствии ч. 1 ст. 74 УК 1926 г.), т. е. расширено понятие уголовно наказуемого хулиганства.

Наконец, очевидно, исходя из общего представления о преступлении как деянии общественно опасном, большинство союзных республик отказалось от ненаказуемости взаимного оскорбления: каждый из нанесших оскорбление совершает общественно опасное деяние, а не только наносит личную обиду, взаимно покрывающуюся!

В соответствии с решениями XV съезда ВКП(б) об улучшении государственного аппарата вновь было расширено понятие должностного преступления.

Резолюция (съезда о работе ЦКК РКИ гласила: «Съезд поручает всем партийным организациям обеспечить улучшение и расширение работы органов суда в области борьбы с бюрократизмом, неуклонно привлекая к народному суду работников адм. и хозаппарата, виновных в преступной бесхозяйственности, в недопустимых излишествах, в чиновничьей отношении к делу... В целях устранения каких бы то ни было привилегий работников государственного аппарата упразднить дисциплинарный суд, установив подсудность работников государственного аппарата общегражданскому суду»[24].

В соответствии с цитированной резолюцией XV съезда ВКП(б) постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 г.[25] исключено указание на дисциплинарное взыскание за злоупотребление, превышение, бездействие власти, должностную халатность, служебный подлог, разглашение не подлежащих оглашению сведений и бесхозяйственность. Статьи, предусматривающие указанные деяния, не считали их при отсутствии отягчающих обстоятельств уголовными преступлениями. Закон 28 мая 1928 г. признал все эти деяния легкими уголовными преступлениями, повысив тем самым ответственность должностных лиц. Вместе с тем закон признал, что если служебное упущение или проступок по степени серьезности не требует применения мер наказания, то возможно считать его не преступлением, а проступком, влекущим ответственность в порядке подчиненности (ч. 2 ст. 112 УК РСФСР).

384

В отношении преступлений против порядка управления можно ограничиться немногими замечаниями. Уголовный кодекс 1926 г. восстановил наказуемость квалифицированного побега из места заключения. Установление наказуемости некоторых случаев незаконного пользования радиостанцией частного пользования было связано с развитием радиовещания и появлением соответственных нарушений. Дальнейшее развитие борьбы с общественно опасными пережитками патриархально-феодальных отношений привело к установлению наказуемости присвоения судебных полномочий с использованием зависимости сторон, проистекающей из отношений родового быта (ст. 203 УК РСФСР) и принудительного взимания сборов на религиозно-бытовые цели с использованием отношений родового быта (ст. 204 УК РСФСР). Эти нормы включены в главу X УК РСФСР, введенную 2-й сессией ВЦИК XIII созыва 6 апреля 1928 г.[26]

Введение этих норм в УК означало, что присвоение себе функций органов государственной власти в виде вынесения решений на основе пережитков патриархально-феодальных отношений стало уголовно преследуемым деянием.

Развитие международных отношений СССР, выразившееся, в частности, во вступлении СССР в некоторые международные конвенции, вызвало необходимость признания преступными тех деяний, борьбу с которыми предусматривает конвенция. Надо, однако, иметь в виду, что введение в УК новых статей на основании конвенции отнюдь не всегда вызывалось тем, что данное деяние вообще ранее было безнаказанным. Так, неоказание помощи капитаном гибнущим на море людям каралось и до издания общесоюзного закона 13 марта 1929 г., норма которого воспроизведена в ст. 1561 УК РСФСР. Выделение специальных составов в УК вызывалось, очевидно, необходимостью более точно и четко отразить содержание конвенции в нормах уголовного закона.

385

В некоторых случаях законодательный акт, изданный в связи с международной конвенцией, признавал уголовным преступлением деяние, которое ранее не являлось уголовно наказуемым. Таковы нормы, устанавливающие ответственность за незаконное ношение знаков Красного Креста (ст. 184 УК РСФСР) и др.

Иногда подписание СССР международной конвенции, Предусматривающей уголовно-правовые санкции, не вызывало изменений советского уголовного законодательства, так как соответствующие деяния и без того в полной мере охватывались статьями уголовного закона. Так, в соответствии с Брюссельской конвенцией 14 марта 1884 г. об охране подводных телеграфных кабелей была включена норма ст. 80 о неосторожном повреждении кабеля, предусмотренная же конвенцией ответственность за умышленное повреждение кабеля в советских же уголовных кодексах специально регламентирована не была, так как это деяние охватывалось статьями УК об умышленном истреблении и повреждении государственного имущества и имущества частных лиц (ст. ст. 79 и 175 УК РСФСР 1926 г.).

В соответствии с международными конвенциями были введены в 1926—1929 гг. в уголовное законодательство СССР и РСФСР следующие нормы:

Конвенции:

Нормы советского уголовного закона:

1. Международная конвенция для улучшения участи больных и раненых в действующих армиях (Женева, 6 июля 1906 г. и Гаага, 18 октября 1907 г.) (СЗ СССР 1926 г., отдел II, № 38, ст. ст. 228 и 229).

1) Статьи 94 и 183 УК РСФСР 1926 г. об ответственности: а) за незаконное использование эмблем Красного Креста и Красного Полумесяца для извлечения личной выгоды (ст. 94); б) за незаконное ношение знаков Красного Креста и Красного Полумесяца (ст. 183).

2) Статьи 29, 30, 31 Положения о воинских преступлениях от 27 июля 1927 г. об ответственности: а) за дурное обращение с ранеными и больными пленными; б) за незаконное пользование эмблемами, знаками и цветами Красного Креста и Красного Полумесяца в действующей армии.

2. Международная конвенция для объединения некоторых правил относительно столкновения судов (Брюссель, 23 сентября 1910 Р.) (СЗ СССР 1926 г., отдел II, №31, си 188). Конвенция о спасании на море 23 октября 1910 г. (СЗ СССР 1926 г., отдел II, № 31, ст. 189).

1) Ст. 176 УК РСФСР об ответственности капитана столкнувшегося в море судна за непринятие должных мер к спасению другого судна.

2) Ст. 184 об ответственности за несообщение требуемых сведений капитаном судна, столкнувшегося в море с другим судном.

3) Частично ст. 752, карающая нарушение правил морского судоходства.

4) Ст. 1561 УК РСФСР об ответственности капитана за неоказание помощи гибнущим в море людям.

3. Международная конвенция по охранению подводных телеграфных кабелей от 14 марта 1884 г. (СЗ СССР 1926 г., отдел II, № 31, ст. 190).

Ст. 80 УК РСФСР об ответственности за неосторожное повреждение подводного телеграфного кабеля.

4. Международная конвенция по международной охране морских котиков 1911 г.

Ст. 86 ч. 2 УК РСФСР об ответственности за незаконный промысел морских котиков и морских бобров (введена 7 июня 1926 г.— СУ № 33).

Наряду со значительным (расширением круга преступных деяний в период 1926—1929 гг. законодательство в это же время признает отдельные деяния уголовно ненаказуемыми.

Так, включенное в Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. примечание к ст. 84 специально оговаривает, что прибытие в СССР без паспорта или разрешения подлежащих властей не является преступлением, если оно было совершено для использования права убежища, предоставленного Конституцией РСФСР 1925 г.

Несколько раз суживается и расширяется объем уголовно наказуемых лесонарушений.

При разработке проекта Уголовного кодекса РСФСР 1924—1925 гг. были опущены некоторые нормы статей Уголовного кодекса 1922 г. «... в силу того, что предусматриваемые этими статьями деяния уже не имеют места в действительности»[27]. Таковы:

1) трудовое дезертирство (ст. 126 УК РСФСР);

2) бесхозяйственное использование руководителем учреждения предоставленной в его распоряжение рабочей силы (ст. 127 УК 1927 г.).

387

По другим соображениям в УК 1926 г. не была включена норма ст. 118 УК 1922 г., каравшей непредставление должностными лицами в срок необходимых сведений.

Норма ст. 118 определяла уголовную ответственность за всякую повторную просрочку с представлением сведений, независимо от последствий, т. е. расширяла круг наказуемых в качестве должностных преступлений деяний. Исключение ст. 118 означало, что описанное в ней действие или бездействие должностного лица может подлежать уголовной ответственности лишь в том ограниченном числе случаев!, когда деяние охватывается составом должностной халатности (ст. 111 УК 1926 г.).

Народный комиссариат юстиции, представляя в 1925 г. Совету Народных Комиссаров РСФСР проект Уголовного кодекса, предлагал также исключить уголовную наказуемость следующих деяний:

1) Сообщение ложных сведений при вступлении в брак.

2) Простое неосторожное убийство (не явившееся результатом сознательного несоблюдения правил предосторожности).

3) Телесное повреждение, явившееся следствием простой неосторожности.

Законодательные органы РСФСР согласились (в отличие от законодательных органов некоторых других союзных республик) с ненаказуемостью причинения телесного повреждения вследствие простой (негрубой) неосторожности, но отвергли как ненаказуемость убийства, совершенного в результате простой неосторожности, так и ненаказуемость сообщения ложных сведений органам загса.

II

В период борьбы за коллективизацию сельского хозяйства изменения советского уголовного законодательства были непосредственно связаны с основными задачами этого периода.

Важнейшие из уголовных законов 1930—1934 гг. должны быть выделены для анализа:

1) закон 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной социалистической собственности»;

2) закон 22 августа 1932 г. о борьбе со спекуляцией;

388

3) закон 8 июня 1934 г. об уголовной ответственности за измену родине.

Закон 7 августа 1932 г., о котором товарищ Сталин в докладе на январском 1933 г. объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) сказал, что он «...есть основа революционной законности в настоящий момент»[28], впервые в истории человечества дал определение социалистической собственности как священной и неприкосновенной основы советского строя, указал, что «...решительная борьба с расхитителями общественного имущества является первейшей обязанностью органов советской власти», и установил суровые меры уголовной репрессии в отношении людей, посягающих на социалистическую собственность.

Преступления, караемые по закону 7 августа, были уголовно наказуемыми деяниями и до его издания, но степень их общественной опасности в силу закона 7 августа 1932 г. стала качественно иной. Закон признал их тягчайшими преступлениями, направленными против основы советского строя, а виновников этих преступлений — врагами народа.

Тесно связанный с законом 7 августа 1932 г. закон о борьбе со спекуляцией 22 августа 1932 г. не просто усилил санкцию за спекуляцию, но дал новое определение спекуляции, соответствующее условиям полной победы советской торговли.

Ст. 107 Уголовного кодекса РСФСР была введена в конце 1926 г., когда еще допускались частный товарооборот, «деятельность» частных торговцев, капиталистов, спекулянтов.

Поэтому ст. 107 карала только «...злостное повышение цены на товары путем скупки, сокрытия или невыпуска таковых на рынок», таким образом, существо преступления заключалось в самом факте злостного повышения цен. Правда, уже в период, когда осуществлялось ограничение эксплуататорских тенденций капиталистических элементов, ст. 107 было дано распространительное толкование, но полное изменение характера этого деликта с присвоением ему наименования спекуляции стало возможно лишь с полной победой советской торговли. «Советская торговля, — говорил товарищ Сталин, — есть торговля без капиталистов — малых и больших, торговля без спекулянтов — малых и больших»[29].

389

Товарищ Сталин говорил далее: «Мы добились того, что за последний период вышибли совершенно из товарооборота частных торговцев, купцов, посредников всякого рода. Конечно, это не исключает того, что могут вновь появиться в товарообороте по закону атавизма частные торговцы и спекулянты, используя для этого наиболее удобное для них поле, а именно — колхозную торговлю. Более того, сами колхозники иногда не прочь пуститься в спекуляцию, что не делает им, конечно, чести. Но против этих нездоровых явлений у нас имеется недавно изданный закон Советской власти о мерах пресечения спекуляции и наказании спекулянтов. Вы знаете, конечно, что закон этот не страдает особой мягкостью. Вы поймете, конечно, что такого закона не было и не могло быть в условиях первой стадии нэпа»[30].

В условиях полной победы советской торговли понятие спекуляции как уголовного преступления стало другим,. гораздо более широким. Ст. 107 УК РСФСР в редакции ее, основанной на законе 22 августа 1932 г., признает спекуляцией скупку и перепродажу в целях наживы продуктов сельского хозяйства и предметов массового потребления. Таким образом, наказуемой стала сама незаконная торговля, как таковая, производимая с целью нажиться за счет рабочих, крестьян и советской интеллигенции.

Закон 8 июня 1934 г. об уголовной каре за измену родине, как тягчайшее злодеяние, направлен против людей, предающих родину, способствующих внешним врагам СССР.

Злодеяния, караемые по закону 8 июня 1934 г., являлись преступными контрреволюционными деяниями и до издания этого закона, но закон 8 июня 1934 г. дал им определение, соответствующее их характеру и тяжести, и соответственно установил меры уголовного наказания. Кроме того, закон 8 июня 1934 г. определил ответственность родственников изменника-военнослужащего, если последний совершил побег или перелет за границу.

Помимо указанных трех важнейших законов, в 1930— 1934 гг. издано значительное число законодательных актов, установивших уголовную ответственность за деяния, ставшие общественно опасными в период борьбы за коллективизацию. Таковы, прежде всего, новые формы сопротивления кулачества осуществлению сплошной коллективизации на основе ликвидации кулачества как класса.

390

«...Кулачество вело агитацию за убой скота перед вступлением в колхозы, убеждая крестьян, что в колхозе скот «все равно отберут»[31].

В целях борьбы с кулацкой агитацией общесоюзными законами 16 января 1930 г.[32] и 1 ноября 1930 г.[33] была установлена кара в виде лишения свободы на срок до 2 лет и выселения из данной местности или без выселения для кулаков и частных скупщиков: а) производящих хищнический убой скота; б) подстрекающих к этому деянию других лиц.

Проводя четкую дифференциацию ответственности, закон исключил уголовную ответственность середняков и бедняков за убой скота, установив для них только административную ответственность.

Те же нормы содержит и постановление ЦИК и СНК СССР 7 декабря 1931 г. «О запрещении убоя лошадей и об ответственности за незаконный убой и хищническую эксплуатацию лошади»[34].

Вместе с тем, учитывая всю важность сохранения конского поголовья, закон 7 декабря 1931 г. установил уголовную ответственность и за всякий незаконный убой лошадей в обобществленном секторе.

Неуклонная борьба за осуществление социалистической дисциплины труда во всех отраслях социалистического хозяйства должна была в области уголовного права найти выражение в установлении уголовной ответственности за злостное нарушение трудовой дисциплины, вызвавшее тяжелые последствия, и повышение наказуемости всякого рода посягательств на лучших людей страны, активно борющихся за укрепление дисциплины труда.

Законом 23 января 1931 г. в качестве отдельного вида преступления предусматривается нарушение трудовой дисциплины на транспорте, являющееся уголовным преступлением тогда, когда нарушение вызвало или могло вызвать тяжелые последствия (ст. 533в УК РСФСР).

Бурный рост социалистического соревнования и ударничества в этот период вызвал необходимость специальной уголовно-правовой охраны ударников и активистов от посягательств со стороны антиобщественных элементов.

391

Поскольку посягательства имели место в связи с ударной или общественной работой, квалификация этих деяний по статьям главы о преступлениях против личности не отвечала бы характеру и опасности деяния. Поэтому постановлением ВЦИК и СНК РСФСР 20 февраля 1932 г. посягательства на личность ударников на производстве и общественников, не являющиеся террористическим актом, отнесены к числу преступлений против порядка управления о установлением сурового наказания в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Против кулацкого сопротивления мероприятиям партии и Советского государства по осуществлению коллективизации сельского хозяйства направлены частью упоминавшиеся уже законы, признававшие уголовно наказуемыми ряд деяний:

1) Хищнический убой скота кулаками и частными скупщиками. Это преступление законом 16 января 1930г. квалифицировано как один из способов вредительства со стороны кулаков, которые этим подрывают коллективизацию и препятствуют подъему сельского хозяйства.

2) Незаконный убой лошадей, совершенный кулаками или частными скупщиками, а также подстрекательство со стороны этих лиц к убою лошадей.

3) Неплатеж налогов и сборов по страхованию кулаками или лицами, облагаемыми по расписанию № 3 (т. е. капиталистическими элементами), совершенный в первый раз, и без других отягчающих обстоятельств (постановление ВЦИК и СНК РСФСР 30 марта 1930 г.[35]).

В отношении же трудящихся такой неплатеж налогов влек лишь взыскание в размере платежей.

4) Невыполнение повинностей, общегосударственных заданий и работ кулаками, совершенное хотя бы в первый раз, без других отягчающих обстоятельств (постановление ВЦИК и СНК РСФСР 15 февраля 1931 г. об изменении ст. 61 УК РСФСР)[36].

392

Против кулацких и капиталистических элементов вообще, а также деклассированных был направлен в первую очередь закон 10 января 1930 г. «О высылке и ссылке, применяемым по судебным приговорам». Этим законом, в частности, установлено, что «. . .при определении в отдельных случаях сроков высылки и ссылки в пределах, установленных настоящим постановлением, суд руководствуется исключительно оценкой социальной опасности осужденного и не связан сроками лишения свободы, установленными в соответствующих статьях УК» (ст. 9). Это означало, что за отказ от выполнения хлебопоставок, за злостное невыполнение плана посева виновный кулак по части 3 ст. 61 УК мог быть подвергнут альтернативно или лишению свободы на срок до 2 лет, или ссылке в качестве основной меры наказания на срок до 10 лет. Ссылка, соединенная с исправительно-трудовыми работами, применялась в практике в значительной мере по этой статье УК.

Из других изменений понятия преступного следует отметить следующие:

1) Введение наказуемости всякого побега из-под стражи или из места заключения постановлением ВЦИК и СНК РСФСР 10 июня 1931 г.[37]

Эта мера диктовалась прежде всего изменением характера мест лишения свободы после реформы 1929 г. Побег из открытых колоний не представлял каких-либо трудностей, и установление уголовной санкции должно было явиться одним из средств его предупреждения. Поэтому еще до издания закона 10 июня 1931 г. пленум Верховного суда РСФСР 20 мая 1930 г. высказался за наказуемость побега из открытой колонии по части 1 ст. 82[38].

2) Установление наказуемости злостного (повторного) нарушения законодательства о паспортах (постановление ВЦИК и СНК РСФСР 1 июля 1934 г. о дополнении УК РСФСР ст. 192-а).

393

Дальнейшее развитие советской торговли вызвало помимо закона о борьбе со спекуляцией от 22 августа 1932 г. издание общесоюзного закона 25 июля 1934 г. о борьбе с обманом Советского государства и обворовыванием потребителя[39]. В целях «искоренения из практики советской торговли» таких явлений закон признал тяжким преступлением не только самое обмеривание и обвешивание покупателя, но и нарушение установленных розничных цен, продажу товаров низшего сорта по цене высшего и т, д.

Закон 8 декабря 1933 г., направленный на борьбу о выпуском недоброкачественной и некомплектной продукции, расширил понятие этого преступления и значительно усилил наказуемость.

В Положение о воинских преступлениях внесены существенные изменения. Законом 13 августа 1930 г. уклонение от призыва по мобилизации отнесено к воинским преступлениям вместо преступлений против порядка управления; изменены условия наказуемости нарушения правил военного учета.

В области преступлений против личности общесоюзными законами 17 декабря 1933 г. и 7 марта 1934 г.[40] введена наказуемость мужеложства, которое до этого времени каралось лишь по уголовным кодексам Грузинской, Узбекской, Туркменской ССР и в некоторых случаях по УК Азербайджанской ССР.

Интересами охраны личности, конкретно здоровья советских граждан, продиктован и закон 27 октября 1934 г.[41], который, запретив во всем Советском Союзе производство посевов опийного мака и индийской конопли иначе как для научных и лечебных целей, подкрепил это запрещение уголовной санкцией.

В заключение отметим закон 9 апреля 1931 г., который признал: а) преступлением всякую незаконную заявку за границей изобретений, сделанных в СССР, и изобретений, сделанных советскими гражданами за границей; б) тяжким преступлением передачу без разрешения изобретений за границу; в) видом шпионажа заявку и передачу за границу секретных изобретений и усовершенствований[42].

394

Действия, предусмотренные законом, во всех случаях являются общественно опасными, ибо они уменьшают возможности использования новых изобретений для обороны и народного хозяйства СССР и, с другой стороны, могут способствовать некоторому усилению капиталистического окружения.

III

Уголовное законодательство в период борьбы за завершение строительства социалистического общества и проведение новой конституции не вводит новых составов контрреволюционных преступлений. Изменническая, шпионская, диверсантская и вредительская «деятельность» разгромленных в этот период врагов народа троцкистско-бухаринских и иных агентов иностранных разведок предусматривалась соответствующими статьями действующего Положения о преступлениях государственных.

Изменения коснулись мер наказания за тягчайшие преступления и процессуальной стороны рассмотрения дел о некоторых контрреволюционных преступлениях[43].

При установлении уголовной ответственности за деяния, ранее не являвшиеся преступлениями, но ставшие общественно опасными, основное внимание советского законодательства обращено на борьбу с действиями, дезорганизующими трудовую и .служебную дисциплину в государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях, на деяния, дезорганизующие социалистическое хозяйство, и действия, посягающие на личность.

Это вытекало из того значения, которое в построенном социалистическом обществе получила трудовая дисциплина, как важнейшее условие повышения производительности труда, и люди, кадры, как ценнейший из всех капиталов.

В период с 1935г. признаны уголовными преступлениями следующие деяния, посягающие на трудовую и служебную дисциплину:

1) Нарушение служебных обязанностей работниками гражданской авиации и гражданского воздухоплавания (закон от 7 августа 1935 г.).

395

2) Некоторые виды нарушения трудовой и производственно-технической дисциплины во взрывоопасных цехах (закон от 17 июля 1935 г.).

3) Прогул без уважительных причин (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г.).

4) Самовольный уход с работы рабочих и служащих государственных, кооперативных и общественных учреждений и предприятий (тот же указ).

До издания Указа 26 июня 1940 г. только некоторые наиболее опасные виды нарушений трудовой дисциплины в важнейших отраслях народного хозяйства, которые вызвали или могли вызвать тяжелые последствия, считались преступлением. Таковыми были: нарушение трудовой дисциплины на транспорте, нарушение служебных обязанностей работниками гражданской авиации, некоторые виды нарушения трудовой дисциплины во взрывоопасных цехах.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. признаны уголовным преступлением: 1) прогул без уважительных причин, независимо от последствий, которые он вызвал; 2) самовольное прекращение трудовых правоотношений рабочим или служащим.

Вслед за установлением уголовной ответственности за тяжкие виды нарушения трудовой дисциплины значительно расширен круг нарушений воинской дисциплины, являющихся уголовным преступлением. По ст. 7 Положения о воинских преступлениях в редакции 1927 г. самовольное оставление в мирное время части или места службы лицами рядового или младшего начальствующего состава являлось уголовным преступлением лишь, в случае, если отсутствие продолжалось свыше 6 суток. При наличии же особо смягчающих обстоятельств даже самовольная отлучка на срок до 12 суток могла считаться проступком, влекущим дисциплинарное взыскание. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1940 г. уголовным преступлением является самовольная отлучка, продолжавшаяся свыше 2 часов, а при повторности и самовольная отлучка, продолжавшаяся менее 2 часов, причем отлучка на срок свыше 24 часов рассматривается как дезертирство. Расширение понятия уголовно наказуемой самовольной отлучки в полной мере вытекало из задач дальнейшего укрепления железной советской

396

воинской дисциплины в Красной Армии и Военно-Морском Флоте.

Весьма существенные изменения были произведены в составах преступлений против личности и против общественной безопасности. Хулиганство Законом о судоустройстве 1938 г. было отнесено к числу преступлений против личности.

В период 1935—1940 гг. была усилена наказуемость более злостных видов хулиганства (закон 29 марта 1935 г.)[44]; исключена административная ответственность за хулиганские действия, совершенные на предприятиях, в учреждениях и общественных местах, с значительным повышением санкции за это преступление (Указ Президиума Верховного Совета СССР 10 августа 1940 г.)[45]

Наказуемость аборта, усиление ответственности за злостный неплатеж алиментов, установление уголовной наказуемости за злоупотребление опекунскими правами и за непринятие мер заботы об опекаемых детях, установление уголовной ответственности за неприем на работу и увольнение с работы беременной женщины по мотивам беременности, — все эти мероприятия Советского государства, защищая личность, прежде всего охраняли от общественно опасных посягательств советскую семью.

По характеру опасности с этими преступлениями сближаются и другие: понуждение несовершеннолетних к занятию нищенством, проституцией и спекуляцией или вовлечение их в совершение преступлений и распространение порнографических предметов — деяния, развращающим образом действующие, прежде всего, на подростков.

Некоторые из указанных деяний, наказуемость которых специально определена законодательством 1935—1940 гг., являлись преступными и согласно ранее действовавшим законам, но позднейшие законы изменили характер ответственности и усилили наказуемость. Так, подстрекательство несовершеннолетних к совершению преступления было лишь формой соучастия в преступлении несовершеннолетнего и каралось в рамках статьи, предусматривающей преступление, подстрекательство к которому было совершено. По закону 7 апреля 1935 г. подстрекательство и привлечение несовершеннолетних к какому бы то ни было преступлению

397

является тяжким преступлением sui generis, караемым тюремным заключением на срок не ниже 5 лет. Закон 7 апреля 1935 г., кроме того, установил равную кару за понуждение несовершеннолетних к антисоциальным и безнравственным действиям и др.

Аборт, совершенный лицом, не имеющим специальной медицинской подготовки или совершенный в антисанитарных условиях, а также неплатеж алиментов карались и до издания закона 26 июня 1936 г., но последний закон значительно усилил строгость наказания. Вместе с тем указанные законы установили и наказуемость деяний, ранее не считавшихся преступными. Таковы: 1) аборт, произведенный врачом в надлежащих санитарных условиях; 2) аборт, произведенный самой беременной женщиной; 3) понуждение к аборту.

Такие деяния, как незаконное изготовление, хранение, ношение и сбыт холодного оружия, незаконное изготовление, хранение и сбыт сильно действующих ядовитых веществ или нарушение правил обращения с ними, посягали на общественную безопасность и, следовательно, косвенно на личность.

Признание уголовно наказуемым деянием изготовления, хранения, ношения и сбыта холодного оружия (закон 29 марта 1935 г.) являлось одним из мероприятий по предупреждению преступлений преимущественно хулиганского характера.

В 1937/38 г. закон установил ответственность за общественно опасные посягательства на важнейшее политическое право гражданина СССР — избирательное право.

Уголовно наказуемыми признаны: 1) воспрепятствование законному осуществлению избирательных прав; 2) заведомо неправильный подсчет голосов; 3) подделка избирательных документов. Таким образом, важнейшее право советского гражданина поставлено под защиту уголовного закона, а посягательства на это право признаны тяжким преступлением.

Исключительно важное значение имеет установление Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1940 г.[46] уголовной ответственности за так называемую «мелкую кражу», совершенную на предприятии или в учреждении. Указ отменил примечание к ст. 162 УК РСФСР, согласно

398

которому мелкая кража на производстве влекла лишь взыскание, налагаемое администрацией.

Указ 10 августа вытекает из смысла ст. 131 Сталинской Конституции, провозглашающей социалистическую собственность священной и неприкосновенной основой советского строя. Всякое посягательство на социалистическую собственность не может не считаться преступлением.

IV

Следуя системе Особенной части Уголовного кодекса РСФСР[47], можно составить следующий перечень преступлений, ответственность за которые полностью или частично определялась общесоюзным уголовным законодательством до начала Великой Отечественной войны:

I. Государственные преступления (контрреволюционные и особо для СССР опасные преступления против порядка управления), предусмотренные Положением о преступлениях государственных 25 февраля 1927 г. и позднейшими законами.

II. Хищения социалистической собственности, караемые по закону 7 августа 1932 г.

III. Иные преступления против порядка управления

1. Нарушение правил воинского учета (постановление ЦИК и СНК СССР 9 января 1933 г., Указ Президиума Верховного Совета СССР 30 июля 1940 г.).

2. Нарушение правил учета автомототранспорта (постановление ЦИК и СНК СССР 20 июля 1931 г.).

3. Подстрекательство и привлечение несовершеннолетних к участию в преступлениях, -'понуждение их к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т. п. (постановление ЦИК и СНК СССР 7 апреля 1935 г.).

4. Хулиганство (постановление ЦИК и СНК СССР 29 марта 1935 г., Указ Президиума Верховного Совета СССР 10 (августа 1940г.).

5. Нарушение правил об охране порядка и безопасности движения на транспорте и др. (постановление ЦИК и СНК СССР 13 февраля 1929 г.).

6. Нарушение правил, регулирующих морское судоходство (постановление ЦИК и СНК СССР 13 февраля 1929 г.).

7. Нарушение правил об охране безопасности воздушных передвижений и др. (постановление ЦИК и СНК СССР, 7 августа 1935 г.).

8. Хищнический убой и изувечение скота (постановления ЦИК и СНК СССР 16 января и 1 ноября 1930 г.).

399

9. Порча, поломка тракторов и сельскохозяйственных машин (постановление ЦИК и СНК СССР 13 февраля 1931 г.).

10. Незаконный убой и преступно-небрежное обращение с лошадьми (постановление ЦИК и СНК СССР 7 декабря 19ЭГ г.).

11. Неосторожное повреждение морского телеграфного кабеля (постановление ЦИК и СНК СССР 5 марта 1926 г.).

12. Простая контрабанда (ст.ст. 164, 167, 168, 175 Таможенного кодекса СССР 1928 г.).

13. Незаконный въезд в СССР и незаконный выезд из СССР (постановление ЦИК и СНК СССР 5 октября 1936 г.).

14. Нарушение правил въезда и проживания в пограничных полосах (постановление ЦИК и СНК СССР 17 июля 1935 г.)1.

15. Незаконная заявка за границей или передача за границу изобретений (постановление ЦИК и СНК СССР 9 апреля 1931 г.).

16. Незаконное производство промысла морских котиков и морских бобров (постановление СНК СССР 2 февраля 1926 г.).

17. Воспрепятствование избирателям в осуществлении ими избирательных прав при выборах в Верховный Совет СССР (ст. 111 Положения о выборах в Верховный Совет СССР 9 июля 1936 г.). .

18. Незаконное пользование эмблемой и отличительными знаками санитарной службы армии (постановление СНК СССР 16 июня 1925 г.).

19. Изготовление, хранение и сбыт самогона (постановление СНК СССР 27 декабря 1927 г.).

20. Изготовление, хранение, ремонт и сбыт самогонных аппаратов (постановление ЦИК и СНК СССР 27 декабря 1927 г.).

21. Переплавка государственной разменной монеты и использование ее для производственных целей (постановление ЦИК и СНК СССР 7 апреля 1935 г.).

22. Спекуляция (постановление ЦИК и СНК СССР 22 августа 1932 г.).

23. Нарушение производственно-технической дисциплины и условий работы во взрывоопасных производствах (постановление ЦИК и СНК СССР 17 июля 1935 г.).

24. Самовольный проезд в товарных вагонах; самовольная без надобностей остановка поезда стоп-краном (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 апреля 1941 г.).

IV. Должностные преступления

1. Совершение должностным лицом или членом избирательной комиссии подделки избирательных документов или заведомо неправильного подсчета голосов при выборах в Верховный Совет СССР (ст. 112 Положения о выборах в Верховный Совет СССР).

2. Содействие организации и деятельности лжекооперативов (постановление СНК СССР 28 декабря 1928 г.).

1 В части ответственности должностных лиц за допущение незаконного проживания в пограничной полосе преступление, предусмотренное законом 17 июля 1935 г., относится К числу должностных.

400

V. Хозяйственные преступления

1. Выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции, нарушение обязательных стандартов (постановления ЦИК и СНК СССР 23 ноября 1929 г., 8 декабря 1933 г., Указ Президиума Верховного Совета СССР 10 июля 1940 г.).

2. Незаконная продажа, обмен и отпуск на сторону оборудования и материалов предприятий (Указ Президиума Верховного Совета СССР 10 февраля 1941 г.).

3. Обворовывание потребителя и обман Советского государства (постановление ЦИК и СНК СССР 25 июля 1934 г.).

4. Незаконный выпуск ценных бумаг и денежных суррогатов (постановление ЦИК и СНК СССР 31 мая 1935 г.).

5. Организация лжекооперативов и участие в них (постановление СНК СССР 28 декабря 1928 г.).

6. Смешение в элеваторах и складах различных сортов зерна (ст. 55 постановления СНК СССР 29 июня 1937 г.)

7. Использование сортового зерна для иных целей, кроме посева (ст. 47 постановления СНК СССР 29 июня 1937 г.у.

VI. Преступления в области трудовых отношений

1. Отказ в приеме женщин на работу или снижение им зарплаты по мотивам беременности (постановления ЦИК и СНК СССР 5 октября 1936 г. и 9 апреля 1937 г.).

2. Прогул и самовольное оставление работы рабочими и служащими государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений (Указы Президиума Верховного Сонета СССР 26 июня и 17 июля 1940 г.).

3. Систематические и грубые нарушения школьной дисциплины и самовольный уход учащихся ремесленных и ж.-д. училищ и школ ФЗО (Указ Президиума Верховного Совета СССР 28 декабря 1940 г.).

VII. Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности

1. Убийство, совершенное военнослужащим (постановление ЦИК СССР 7 июля 1934 г.).

2. Производство незаконных абортов, понуждение женщины к аборту (постановление ЦИК и СНК СССР 27 июня 1936 г.).

3. Мужеложство (постановление ЦИК СССР 7 марта 1934 г.).

4 Неоказание капитаном помощи людям, гибнущим на водном, пути (постановление ЦИК и СНК СССР 13 марта 1929 г.).

5. Злостный неплатеж алиментов (постановление ЦИК и СНК СССР 27 июня 1936 г.).

6. Использование опеки в корыстных целях (постановление ЦИК и СНК СССР 29 июля 1935 г.).

1 Указанные преступления отнесены к числу хозяйственных преступлений условно. ,

401

VIII. Имущественные преступления

1. Мелкие кражи, совершенные на предприятии или в учреждении (Указ Президиума Верховного Совета СССР 10 августа 1940 г.).

2. Покупка, хранение и продажа похищенного оружия и припасов к нему (постановление ЦИК и СНК СССР 6 февраля 1929 г.).

3. Похищение оружия и припасов к нему (постановление ЦИК и СНК СССР 6 февраля 1929 г.).

4. Мошенничество с чеками (постановление ЦИК и СНК СССР 6 ноября 1929 г.).

5. Ростовщичество (постановление ЦИК и СНК СССР 17 августа 1927 г.).

6. Непринятие капитаном корабля мер по спасению терпящего аварию судна (постановление ЦИК СССР от 5 марта 1926 г,.).

IX. Нарушение правил, охраняющих народное здравие, безопасность и порядок

1. Незаконное изготовление, хранение, приобретение и сбыт сильнодействующих ядовитых веществ (постановление ЦИК и СНК СССР 7 апреля 1936 г.).

2. Незаконный посев опийного мака и индийской конопли (постановление ЦИК и СНК СССР 27 октября 1934 г.).

3. Незаконное изготовление, хранение, сбыт и пересылка оружий и взрывчатых веществ (постановление Президиума ЦИК СССР 13 марта 1936 г., постановление ЦИК и СНК СССР 29 марта 1935 г.).

4. Изготовление, распространение, рекламирование и сбыт порнографических предметов (постановление ЦИК и СНК СССР 17 октября 1935 г.).

5. Несообщение капитаном судна требуемых законом сведений другому судну, столкнувшемуся с ним (постановление ЦИК СССР 5 марта 1926 г.).

6. Некоторые нарушения законодательства о паспортах (постановление ЦИК и СНК СССР 27 декабря 1932 г., см. также Положение о паспортах 1940 г.).

X. Воинские преступления (предусмотрены Положением о воинских преступлениях 27 июля 1927 г.).



[1] СЗ СССР 1929 г. № 1, Ст. 2.

[2] СЗ СССР 1929 г., № 10. ст. 91.

[3] СУ РСФСР 1929 г. № 65, ст. 642.

[4] Квалифицированным признано и хулиганство, выражающееся в буйстве или бесчинстве.

[5] СЗ СССР 1928 г. № 2, ст. 14.

[6] Июльский пленум ЦК ВКП(б) 1928 г. в резолюции по докладу товарища Микояна о политике хлебозаготовок в связи с общим хозяйственным положением указал в числе важнейших мероприятий: «Вести неослабную борьбу с самогоноварением». ВКП(б) в резолюциях, 1941, ч. 2, стр. 280.

[7] ВКП(б) в резолюциях, 1941, ч. 2, стр. 24.

[8] СУ РСФСР 1926 г. № 20, ст. 159.

[9] СУ РСФСР 1926 г. № 54, ст. 421.

[10] СУ РСФСР 1929 г. № 60, ст. 591.

[11] СУ РСФСР 1930 г. № 16.

[12] «История ВКП(б)». Краткий курс, стр. 276.

[13] Там же, стр. 279.

[14] ВКП(б) в резолюциях, 1941, ч. 2, стр. 257.

[15] СУ РСФСР 1928 г. № 36, ст. 269.

[16] ВКП(б) в резолюциях, 1941, ч. 2, стр. 254.

[17] СЗ СССР 1929 г. № 3, ст. 28

[18] СУ РСФСР 1929 г. № 72, ст. 705.

[19] СУ РСФСР 1929 г. № 15, ст. 163.

[20] СУ РСФСР 1929 F. № 28, ст. 293.

[21] СЗ СССР 1929 г. № 21, ст. 182.

[22] СЗ СССР 1930 г. № 2, ст. 9.

[23] Объяснительная записка к проекту УК РСФСР. Проект Уголовного кодекса РСФСР, Юриздат, М., 1925, стр. 10.

[24] ВКП(б) в резолюциях, 1941, ч. 2, стр. 230.

[25] СУ РСФСР 1928 г. № 139, ст. 907.

[26] СУ РСФСР 1928 г., № 47, ст. 356. В отдельных автономных республиках РСФСР эти деяния частью признавались преступными и до закона 6 апреля 1928 г. Так, циркуляром НКЮ Казахской (Киргизской) АССР и Казахского (Киргизского) отделения Верховного суда от 30 октября 1924 г. в целях уничтожения в корне всякого участия и влияния аксакалов в разрешении гражданских и уголовных дел предлагалось привлекать к ответственности по ст. 10 и ст. 91 УК 1922 г. аксакалов за разрешение ими указанных дел («Вестник рабоче-крестьянского правительства Киргизской ССР», 1924, ч. 2, № 20, ст. 402).

[27] Объяснительная записка к проекту УК РСФСР, 1925 г.

[28] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 393.

[29] Там же, стр. 390.

[30] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 390.

[31] «История ВКП(б)». Краткий курс, стр. 294.

[32] СЗ СССР 1930 г. № 6, ст. 66.

[33] СЗ СССР 1930 г. № 57, ст. 598.

[34] СЗ СССР 1931 г. № 71, ст. 474.

[35] СУ РСФСР 1930 г. № 16.

[36] СУ РСФСР 1931 г. № 9. Пленум Верховного суда в соответствии с общими нормами этого закона признал преступлением: а) уничтожение имущества кулаками в период коллективизации; это преступление квалифицировано по ст.ст. 16 и 79 УК РСФСР; б) уничтожение кулаками имущества вне районов сплошной коллективизации, чтобы оно- в дальнейшем не могло быть использовано колхозами; это -преступление квалифицировано по ст.ст. 16 и 791 УК РСФСР (постановление Пленума Верховного суда РСФСР 6 октября 1930 г.).

[37] СУ РСФСР 1931 г. № 30. Это же постановление существенно изменило ответственность за побег из места ссылки или за самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания. Если по УК W26 г. эти деяния (ст. 82 УК) влекли как максимум лишение свободы на срок до года, то закон 10 июня 1931 г., сохраняя тот же срок меры наказания (ссылки, высылки), заменяет ее более суровой — бежавшему из ссылки неотбытый срок ссылки заменяется таким же сроком лишения свободы.

[38] См. разъяснений Верховного суда РСФСР, 1931 г., стр. 403.

[39] СЗ СССР 1934 г. № 41, ст. 325.

[40] СЗ СССР 1934 г. № 1, ст. 5 и № 15, ст. 110.

[41] СЗ СССР 1934 г. № 56, ст. 422.

[42] СЗ СССР 1931 г. № 21, ст.ст. 180, 181.

[43] Постановление ЦИК и СНК СССР 1 декабря 1934 г. «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик» (СЗ СССР 1934 г, № 64, ст. 439); постановление ЦИК и СНК СССР 8 августа 1036 г. (СЗ СССР 1936 г. № 44 ст. 370); постановление ЦИК и СНК СССР 2 октября 1937 г. (СЗ' СССР 1937 г. № 66, ст. 297); постановление ЦИК и СНК СССР 14 сентября 1937 г. (СЗ СССР 1937 г. № 61).

[44] СЗ СССР 1935 г. № 18, ст. 141.

[45] Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР (1938—1944 гг.), М., 1945, стр. 244.

[46] Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР (1938—1944 гг.), М., 1945, стр. 244.

[47] В эту систему включаются, однако, в качестве самостоятельного раздела «Преступления в области трудовых отношений».

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20