www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский. Издание 1947 г. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
ГЛАВА II. ПЕТРОГРАДСКИЙ ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КОМИТЕТ И ЕГО БОРЬБА С ПОСЯГАТЕЛЬСТВАМИ НА СОВЕТСКИЙ СТРОЙ

I

В первые же дни победы Октябрьской социалистической революции перед советской властью встала задача борьбы с контрреволюцией и другими тяжкими преступлениями. Органы Временного правительства, призванные бороться с преступностью, ликвидировались в ходе Октябрьской

70

революции и сами являлись источниками тягчайших посягательств на советскую власть. Новая, только еще формирующаяся в центре, власть не могла сразу создать органы, которые бы осуществляли такую важную функцию, как охрана государства от посягательств на него. Вся эта обстановка требовала суровой и решительной борьбы со всеми теми, кто своими преступными действиями посягал на новую власть — власть пролетариата.

Осуществление этой задачи в центре выпало на долю Петроградского Военно-революционного комитета, который непосредственно после победы Октября в Петрограде выполняет функции борьбы с контрреволюцией и другими тяжкими преступлениями.

Созданный по решению ЦК партии Военно-революционный комитет при Петроградском Совете явился «легальным штабом» Октябрьской революции[1]. Избранный 16 октября 1917 г. на расширенном заседании ЦК партии партийный центр во главе с товарищем Сталиным руководил Военно-революционным комитетом. Велика и многообразна была деятельность Военно-революционного комитета: подготовка и проведение Октябрьского восстания, организация и осуществление разгрома контрреволюционных войск Керенского, борьба с контрреволюцией, поддержание вооруженной силой революционного порядка — все эти задачи осуществлял Военно-революционный комитет.

24 октября (6 ноября) — накануне начала Октябрьского восстания — Военно-революционный комитет обратился с воззванием «К населению Петрограда»:

«Граждане! Контрреволюция подняла свою преступную голову. Корниловцы мобилизуют силы, чтобы раздавить Всероссийский съезд советов и сорвать Учредительное собрание. Одновременно погромщики могут попытаться вызвать на улицах Петрограда смуту и резню.

Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов берет на себя охрану революционного порядка от контрреволюционных и погромных покушений.

Гарнизон Петрограда не допустит никаких насилий и бесчинств. Население призывается задерживать хулиганов и черносотенных агитаторов и доставлять их комиссарам совета в близлежащую войсковую часть. При первой попытке темных элементов вызвать на улицах Петрограда смуту, грабежи, поножовщину и стрельбу преступники будут стерты с лица земли.

71

Граждане! Мы призываем вас к полному спокойствию и самообладанию. Дело народа и революции в твердых руках»[2].

Таким образом, накануне восстания Военно-революционный комитет становился органом пролетарской охраны революционного порядка.

25 октября (7 ноября) в 10 часов утра Военно-революционный комитет в обращении «К гражданам России», написанном Лениным, сообщал о свержении Временного правительства и о переходе государственной власти в руки органа Петроградского Совета — Военно-революционного комитета[3].

В дальнейшем Военно-революционный комитет под руководством Ленина и Сталина ликвидирует остатки вооруженных сил Керенского, пытавшихся наступлением на Петроград и восстанием в Петрограде свергнуть советскую власть. Успешная ликвидация вооруженных сил Керенского и подавление восстания юнкеров выдвигают перед Военно-революционным комитетом задачи активной борьбы с контрреволюцией, в особенности с контрреволюционным саботажем, контрреволюционной агитацией и пропагандой, с бандитизмом, со спекуляцией и другими тягчайшими преступлениями. Военно-революционный комитет становится органом охраны революционного порядка — прообразом ВЧК.

Первоначально неся название Петроградского Военно-революционного комитета, хотя деятельность его имела всероссийское значение, он вскоре преображается в Военно-революционный комитет при ВЦИК- Местные военно-революционные комитеты в своей деятельности руководствуются его указаниями и образцами его деятельности.

Процесс ликвидации буржуазно-помещичьего права, суда, тюрем, разведки был не столь быстрым, как этого требовала обстановка. Новые советские суды создавались на местах стихийно, еще до издания декрета о суде № 1; развертывалась деятельность следственных комиссий, красногвардейских отрядов, ведших борьбу с контрреволюцией, бандитизмом, спекуляцией.

Военно-революционный комитет как раз и явился тем органом пролетарского государства, который своей вооруженной

72

силой, непосредственным действием, своим авторитетом осуществлял борьбу со всеми врагами революции.

Военно-революционный комитет явился, таким образом, первым острым карательным органом пролетарской диктатуры.

II

В ночь на 26 октября (8 ноября) после взятия Зимнего дворца революционными рабочими и солдатами под руководством большевистской партии во главе с Лениным и Сталиным было арестовано Временное правительство и члены его препровождены в Петропавловскую крепость.

В Военно-революционный комитет было сделано следующее сообщение:

«... 25 октября в 2 часа 10 минут ночи арестованы... по постановлению Военно-революционного комитета: контр-адмирал Вердеревский, министр государственного призрения Кишкин, министр торговли и промышленности Коновалов, министр земледелия Маслов, министр путей сообщения Ливеровский, управляющий военным министерством генерал Маниковский, министр труда Гвоздев, министр юстиции Малянтович, председатель экономического комитета Третьяков, генерал для поручений Борисов, государственный контролер Смирнов, министр просвещения Салазкин, министр финансов Вернадский, министр иностранных дел Терещенко, помощники особоуполномоченного Временного правительства Рутенберг и Пальчинский, министр почт и телеграфов и внутренних дел Никитин и министр исповеданий Карташев... Все министры отправлены в Петропавловскую крепость»[4].

Тогда же Военно-революционный комитет предписывает начальнику одиночной тюрьмы «Кресты» освободить содержавшихся там политических заключенных, арестованных Временным правительством.

Всем армейским .комитетам и Советам солдатских депутатов была дана телеграмма, призывавшая арестовывать офицеров, не подчинившихся революции:

«... Военно-революционный комитет призывает революционных солдат бдительно следить за поведением командного состава. Офицеры, которые прямо и открыто не присоединились к совершившейся революции, должны быть немедленно арестованы как враги.

... Утайка армейскими организациями этого приказа от солдатских масс равносильна тягчайшему преступлению перед революцией и будет караться по всей строгости революционного закона»[5].

26 октября (8 ноября) Всероссийский съезд Советов, извещая об аресте министров Временного правительства, предписывает

73

всем армейским организациям принять меры для ареста Керенского. «Всякое пособничество Керенскому будет караться, как тяжкое государственное преступление»[6].

27 октября (9 ноября) Военно-революционный комитет обращается ко всем фронтовым и тыловым армейским, корпусным, дивизионным и ротным комитетам и Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов с призывом арестовать Корнилова и его соучастников, изобличенных в качестве врагов народа:

«Военно-революционный комитет в согласии с общим голосом солдат, рабочих и крестьян постановил немедленно доставить генерала Корнилова и всех изобличенных участников его заговора как врагов народа и революции в Петроград для заключения в Петропавловскую крепость и для немедленного предания строгому военно-революционному суду. Сопротивляющихся этому постановлению комитет объявляет изменниками революции и распоряжения их объявляет недействительными и не подлежащими исполнению»[7].

Наряду с решительными мерами против врагов революции имели место и случаи, когда к этим врагам применялись исключительно мягкие меры, приведшие в дальнейшем к весьма пагубным последствиям. Об этой излишней мягкости к врагам — к генералам Временного правительства, к эсеро-меньшевистским министрам Временного правительства — впоследствии говорили; как указывалось выше, Ленин и Сталин.

Так, 27 октября (9 ноября) 1917 г. были освобождены «под честное слово» все бывшие министры-«социалисты», содержавшиеся в Петропавловской крепости.

История гражданской войны последующих лет ярко показала, как использовали «честное слово» эти враги народа, не жалевшие сил для борьбы с революцией.

5 (18) ноября Военно-революционный комитет выдал пропуск генералу Краснову и его жене для следования в Великие Луки на соединение с 1 Донской казачьей дивизией. Этот пропуск, выданный на «честное генеральское слово», также был использован во вред революции.

Развитие классовой борьбы, к счастью, очень скоро показало недопустимость проявления подобной мягкости к врагам революции.

74

В борьбе с контрреволюцией перед Военно-революционным комитетом стояла задача не только раскрытия и ликвидации всевозможных контрреволюционных заговоров и восстаний, но и систематического надзора, контроля, повышения бдительности по отношению к выходившим в первые месяцы после Октября газетам — кадетско-эсеро-меньшевистского толка, которые сеяли ложь и антисоветскую агитацию и пропаганду.

Военно-революционный комитет, осуществляя стоявшие перед ним задачи, имел перед собой врагов, которые, боролись с революцией двояко: «...с одной стороны, действуя извне, приемами Савинковых, Гоцов, Гегечкори, Корниловых, заговорами и восстаниями, их грязным «идеологическим» отражением, потоками лжи и клеветы в печати кадетов, правых эсеров и меньшевиков; — с другой стороны, эта стихия действует изнутри, используя всякий элемент разложения, всякую слабость для подкупа, для усиления недисциплинированности, распущенности, хаоса»[8]. Поэтому Военно-революционному комитету предстояло вести решительную борьбу не только с контрреволюционными заговорами и восстаниями, но и другими тяжкими посягательствами на Советское государство.

III

Саботаж мероприятий советской власти стал в первый же месяц существования Советского государства одной из распространенных форм классовой борьбы со стороны помещиков и капиталистов, их агентуры в лице части высших служащих государственных и частных предприятий и учреждений.

В своих выступлениях, статьях, заметках Ленин неоднократно указывает на исключительную опасность саботажа. В своем обращении к населению от 7 (20) ноября 1917 г. Ленин призывает революционные массы, сплотившиеся вокруг Советов, установить строжайший революционный, порядок, беспощадно подавлять попытки анархии со стороны врагов народа, арестовывать и предавать суду вредителей и саботажников.

В обращении к Военно-революционному комитету от имени Совета Народных Комиссаров от 12 (25) ноября 1917 г. Ленин специально указывает на задачу осуществления

75

решительных мер по отношению к саботажникам и спекулянтам. «Все лица, — говорится в этом документе, — виновные в такого рода действиях, подлежат по специальным постановлениям Военно-революционного комитета немедленному аресту и заключению в тюрьмах Кронштадта, впредь до предания военно-революционному суду»[9].

Борьба с саботажем явилась, таким образом, одной из важнейших задач Военно-революционного комитета.

7 (20) ноября Военно-революционный комитет призвал всех граждан к борьбе с саботажем. В этом обращении отмечалось, что «богатые классы оказывают сопротивление новому советскому правительству, правительству рабочих, солдат и крестьян. Их сторонники останавливают работу государственных и городских служащих, призывают прекращать службу в банках, пытаются прервать железнодорожные и почтово-телеграфные сообщения и т. п.». Военно-революционный комитет предупреждал всех этих саботажников и их вдохновителей, что «если они не прекратят свой саботаж и доведут до приостановки подвоза продовольствия — первыми тяготу созданного ими положения почувствуют они сами»[10].

Таковы были первые шаги Военно-революционного комитета в борьбе со злейшими преступлениями врагов народа. Однако, как и следовало ожидать, подобное предупреждение не оказало должного воздействия на саботажников из среды высшего чиновничества и служащих частнокапиталистических предприятий. Государственные учреждения (в том числе и старые «судебные установления», не прекращавшие своей деятельности вопреки постановлениям советской власти), банки, железные дороги, продовольственные органы, органы связи и т. д. и т. п. — были охвачены саботажем. Тогда 9 (22) ноября Военно-революционный комитет в экстренном извещении делает новое предупреждение саботажникам:

«...верхи чиновничества правительственных учреждений, банков, казначейства, железных дорог, почт и телеграфов саботируют и подрывают работу правительства, направленную на обеспечение фронта продовольствием. Казначейство и государственный банк не выдают

76

денег, необходимых на посылку продовольственных комиссаров и охранительных воинских отрядов в ближайшие для продовольствия пункты страны. Каждый час промедления может стоить жизни тысячам солдат. Контрреволюционные чиновники являются самыми бесчестными преступниками по отношению к голодающим и умирающим братьям на фронте.

Военно-революционный комитет делает этим преступникам последнее предупреждение. В случае малейшего сопротивления или противодействия с их стороны по отношению к ним будут приняты меры, суровость которых будет отвечать размерам совершаемых ими преступлений»[11].

После издания постановления Совета Народных Комиссаров, предлагавшего Военно-революционному комитету принять решительные меры к искоренению саботажа и спекуляции, Военно-революционный комитет от увещеваний и предупреждений переходит к непосредственным действиям. 21 ноября (4 декабря) Военно-революционный комитет издает приказ, в котором указывается, что продолжение саботажа грозит тяжелыми последствиями:

«...для прекращения саботажа чиновничества Военно-революционный комитет требует, чтобы чиновники государственного банка и всех казначейств немедленно приступили к занятиям. Неисполнение настоящего приказа грозит тяжелыми последствиями для саботирующих.

Главнокомандующему по обороне Петрограда принять самые решительные меры к введению нормальных занятий в названных учреждениях, не останавливаясь перед арестами, высылкой из столицы, а для призывных возрастов — снятием с учета»[12].

Наконец, 26 ноября (9 декабря) Военно-революционный комитет издает постановление, объявляющее саботажников врагами народа:

«Чиновники государственных и общественных учреждений, саботирующие работу в важнейших отраслях народной жизни, объявляются врагами народа. Их имена будут отныне опубликовываться во всех советских изданиях, и списки врагов народа будут вывешиваться во всех публичных местах.

Люди, которые усугубляют хозяйственную разруху и подрывают продовольствие армии и страны, являются отверженцами и не имеют права на пощаду. Они объявляются под общественным бойкотом. Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, профессиональные союзы, кооперативы и все вообще народные организации приглашаются установить над контрреволюционными чиновниками, подрывающими народную власть, бдительный и суровый надзор. Отверженцы не должны встречать ниоткуда поддержки. Кто не хочет работать с народом, тому нет места в рядах народа.

77

К позорному столбу саботажников!

Бойкот преступным наемникам капитала»[13].

Как уже указывалось, саботаж имел место и в старых «судебных установлениях», чиновники которых не подчинялись распоряжениям советской власти. Следственно-прокурорские работники Временного правительства, чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства не слагали своих полномочий, освобождали из-под стражи опасных преступников, царских генералов и министров.

22 ноября (5 декабря) Военно-революционный комитет рассматривал вопрос о незаконном освобождении из-под стражи царского министра Протопопова.

Приводим выдержки из протокола заседания Военно-революционного комитета:

«Слушали: выпущен на свободу чрезвычайной следственной комиссией Протопопов, что военно-следственная комиссия Военно-революционного комитета узнала со слов солдат Николаевского военного госпиталя, которые пришли довести об этом до сведения Военно-революционного комитета. Протопопов подвергнут вторично аресту. Военно-следственная комиссия доводит до сведения, что решили ликвидировать чрезвычайную следственную комиссию, если будет нужно — арестовать.

Тов. Урицкий предлагает:

1. Предписать всем тюремным комиссарам усилить надзор.

2. Учредить следствие определенному лицу, а не всей следственной комиссии.

Предложение принято.

Чрезвычайная следственная комиссия и камера прокурора судебной палаты немедленно закрываются впредь до распоряжения и над ней учреждается следствие комиссара по делам юстиции.

Тов. Молотов предлагает: напечатать в газетах, что все чиновники, старого режима освобождались старой чрезвычайной следственной комиссией.

Принято. 3. В связи с освобождением лиц старого режима назначить чрезвычайную следственную комиссию в Зимнем Дворце. 4. Предупредить все больницы; где находятся чиновники старого режима, что освобождение их без разрешения Военно-революционного комитета повлечет к привлечению виновных к военно-революционному суду»[14].

Наконец, следует в качестве примера саботажа со стороны чиновников, «судебных установлений» указать, что вопреки декрету о суде № 1 продолжали функционировать:

78

правительствующий сенат, главный военный суд, военно-прокурорский надзор, коммерческий суд и т. д. 29 ноября (12 декабря) эти судебные учреждения были закрыты и установлен военный караул для охраны дел и имущества. В конечном счете саботаж верхушки чиновничества и высших служащих был сломлен, и в осуществлении этой задачи, несомненно, значительна была роль Военно-революционного комитета, сочетавшего методы убеждения с методами принуждения.

IV

Одной из задач пролетарского государства на другой день после Октябрьской революции явилась беспощадная борьба с хищениями государственного имущества, со спекуляцией, с бандитизмом, хулиганством и другими преступлениями. Об этом писал Ленин в своем обращении «К населению»[15], призывая массы подавить попытки анархии со стороны пьяниц, хулиганов, контрреволюционеров; об этом же писал Ленин в обращении Совета Народных Комиссаров к Военно-революционному комитету, требуя от последнего решительных мер к искоренению саботажа, спекуляций и хищений[16].

Спекулянт, хищник, бандит, погромщик, пьяный хулиган, контрреволюционер — все эти враги революции пытались расшатать устанавливавшийся революционный порядок.

Военно-революционному комитету, успешно боровшемуся с контрреволюционными заговорами, восстаниями, саботажем, одновременно приходилось направлять острие своей репрессии и на бандитов, спекулянтов, мародеров, хищников, пьяных погромщиков, и других преступников.

27 октября (9 ноября) 1917 г. Военно-революционный комитет предписал коменданту 2-го городского района произвести обыски и облавы в подозрительных местах для пресечения тайной продажи вина и оружия. С той же целью 24 ноября (7 декабря) было постановлено закрыть все клубы и притоны, где производилась игра в карты.

Контрреволюционные элементы, тесно связанные со всевозможными бандитскими шайками, с погромщиками и другими элементами разложения, всячески стимулировали деятельность этих элементов для внесения беспорядка, анархии,

79

смуты в жизнь революционного Петрограда. Военно-революционный комитет 28 октября (10 ноября) обратился к населению Петрограда и его окрестностей со следующим воззванием:

«Граждане! Военно-революционный комитет - Петроградского совета ставит одной из главных своих задач снабжение на справедливых началах всего городского населения продуктами первой необходимости. Военно-революционный комитет принимает все необходимые игры для обеспечения столицы припасами.

Военно-революционный комитет объявляет, что он не допустит никакого нарушения революционного порядка.

Воровство, разбои, нападения, погромные попытки будут немедленно караться. Виновные в этих преступлениях будут беспощадно судимы военно-революционным судом.

Рабочие, солдаты и матросы!

Зорко смотрите за темными силами, старающимися бросить тень на петроградский гарнизон и пролетариат»[17].

Организованные контрреволюционными силами разгромы винных складов приносили серьезный вред. Необходимо было принять решительные меры для немедленного пресечения пьяных погромов.

28 ноября (11 декабря) Военно-революционный комитет издал следующий приказ:

«1. Лица, занимающиеся тайной выделкой или продажей алкоголя, его суррогатов или вообще алкогольных напитков, предаются военно-революционному суду и подвергаются штрафу вплоть до конфискации всего имущества.

2. Лица, повинные в хищении вина с целью продажи его, подвергаются наказанию, указанному в № 1.

3. Лица, задержанные в пьяном виде, арестовываются и предаются военно-революционному суду»[18].

Для борьбы с пьяными погромами были брошены отряды Красной гвардии и воинские части. 29 ноября (12 декабря) Военно-революционный комитет издал приказ по комендатуре Красной гвардии и полковым комитетам Петрограда:

«По приказу Военно-революционного комитета:

1. Немедленно арестовывать всех пьяных и лиц, про которых имеется основание полагать, что они участвовали в хищении из винного склада Зимнего Дворца и прочих Других складов. Полковым комитетам проверять состав рот и задерживать всех участников разгромов винных складов.

2. Немедленно при районных комендатурах Красной гвардии образовать революционные суды, а в воинских частях — гласные товарищеские

80

суды по всем проступкам, унижающим достоинство гражданина-воина.

3. Предать немедленно всех пьяниц и лиц, участвовавших в хищении, революционным и товарищеским судам и немедленно судить их.

4. Революционным и товарищеским судам выносить приговоры не свыше шести месяцев общественных работ.

5. Особой ответственности подвергнуть и судить полной мерой всех чинов, несущих караулы при винных складах и не исполняющих свой гражданский долг.

6. Немедленно сообщить о всех арестованных и о вынесенных приговорах в Военно-революционный комитет»[19].

Особое внимание Военно-революционный комитет обратил на борьбу со спекуляцией и хищениями. Еще 26 октября (8 ноября), т. е. на другой день после Октябрьского восстания, Военно-революционный комитет предписал, чтобы все торговые заведения нормально работали в установленное время и в установленном порядке. Осуществляя борьбу со спекуляцией, Военно-революционный комитет 5 (18) ноября предписал задерживать спекулянтов и конфисковать привозимые ими продукты.

В соответствии с предписанием Совета Народных Комиссаров Военно-революционный комитет 10 (23) ноября объявил врагами народа хищников, мародеров, спекулянтов и разработал конкретные меры для борьбы с ними:

«Хищники, мародеры, спекулянты объявляются врагами народа.

Лица, виновные в этих тягчайших преступлениях, будут немедленно арестовываться по специальным ордерам Военно-революционного комитета и отправляться в кронштадтские тюрьмы впредь до предания ;:х военно-революционному суду.

Всем общественным организациям, всем честным гражданам Военно-революционный комитет предлагает: обо всех известных случаях хищения, мародерства, спекуляции немедленно доводить до сведения Военно-революционного комитета.

Борьба с этим злом — общее дело всех честных людей. Военно-революционный комитет ждет поддержки от всех, кому дороги интересы народа. В преследовании спекулянтов, мародеров Военно-революционный комитет будет беспощаден»[20].

В развитие этого постановления и осуществлявшихся на его основе мероприятий Военно-революционный комитет 30 ноября (13 декабря) сформировал Центральную контрольную разгрузочную комиссию, которой были предоставлены широкие права в борьбе со спекуляцией и мародерством. В этом постановлении указывалось:

81

«С момента образования вышеуказанной комиссии, к ней переходит исключительное право реквизиции всех товаров, скрываемых с целью спекуляции или саботажа, независимо от их количества или местонахождения.

Центральная контрольная разгрузочная комиссия наделяется широкими полномочиями по борьбе с мародерством и со спекуляцией и на ее усмотрение передаются все заявления о скрываемых мародерами и спекулянтами продовольственных и других продуктах»[21].

Осуществляя свои задачи в борьбе с контрреволюцией, хищениями, спекуляцией, бандитизмом, Военно-революционный комитет опирался на широкие массы революционных рабочих и солдат. Карательная деятельность Военно-революционного комитета основывалась на политике партии, направлялась непосредственно Лениным и Сталиным. В своей деятельности Военно-революционный Комитет исходил из декретов II Всероссийского съезда Советов, Совета Народных Комиссаров, Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. Эти декреты, нередко обращенные непосредственно к Военно-революционному комитету, содержали лишь общие директивы, общую линию борьбы с контрреволюцией. Военно-революционный комитет должен был наполнять конкретным содержанием, конкретным действием эти общие директивы партии и правительства.

Старое право Романова — Керенского было уничтожено вместе со сломом их государственной машины. На основе широкого правотворчества революционных масс рождалось новое, советское социалистическое право. Карательная деятельность Военно-революционного комитета, опиравшегося на героизм, инициативу, выдержанность вооруженных рабочих и солдат, явилась одним из источников нового права, новой, революционной социалистической законности.

Военно-революционный комитет впервые — практически, в неписанном законе — осуществлял ленинско-сталинские принципы сочетания убеждения и принуждения.

В карательной деятельности Военно-революционного комитета определялись впервые — опять-таки в неписанном законе, на практике — цели и задачи борьбы с контрреволюцией, хищениями, спекуляцией, бандитизмом, устанавливались критерии опасности этих преступлений, вырабатывались карательные меры, которые в дальнейшем вылились в систему советского уголовного права.



[1] См. «Историю ВКП(б)». Краткий курс, стр. 197.

[2] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ, 1938, т. I, стр. 42.

[3] См. Ленин, Соч., т. XXII, стр. 3.

[4] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ. 1938, т. I, стр1 52.

[5] Там же, стр. 51.

[6] Документы по истории гражданской войны в СССР, ОГИЗ, 1940, стр. 20.

[7] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ, 1938, T. I, стр. 60.

[8] Ленин, Соч., т. XXII, стр. 459—460.

[9] Ленин, Сталин, Избранные произведения, 1917 г., Гос-политиздат, 1938, ст.р. 529.

[10] Документы по истории гражданской войны в СССР, ОГИЗ, 1940, стр. 23.

[11] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ, 1938, т. I, стр. 216.

[12] Там же, стр. 283.

[13] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ, 1938, т. I, стр. 309.

[14] Там же, стр. 287.

[15] См. Лени н, Соч., т. XXII, стр. 54—56.

[16] См. там же, стр. 78.

[17] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ, 1938, т. стр. 71.

[18] Там же, стр. 313.

[19] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ, 1938, т. I, стр. 315.

[20] Там же, стр. 226.

[21] Документы Великой пролетарской революции, ОГИЗ, 1938, т. I, стр. 317.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20