www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Военное право
Гацко М.Ф. Правовое обеспечение строительства Вооружённых Сил Российской Федерации. – М.: Флинта : Наука, 2008 . – 342 с.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§3. Социально-правовые проблемы пенсионного обеспечения военнослужащих

Среди рассматриваемых нами социально-правовых проблем отдельного внимания заслуживают вопросы пенсионного обеспечения военнослужащих[1]. Согласно Конституции России пенсионное обеспечение является важным элементом социальной политики государства. Частью 1 статьи 39 Конституции Российской Федерации гарантировано каждому право на социальное обеспечение по возрасту. В соответствии со статьёй 19 Конституции Российской Федерации, равенство прав гарантируется без какой-либо дискриминации[2].

Защитники Отечества должны быть уверены в том, что по окончании нелёгкой ратной службы они получат обеспеченную старость. В противном случае привлекательность военной службы явно будет невысокой, что негативно скажется на вопросах комплектования кадров Вооружённых Сил и соответственно на уровне обеспечения военной безопасности Российской Федерации.

Ещё недавно военные пенсионеры считались надёжно защищёнными в социально-правовом отношении. Их пенсии существенно превышали размеры пенсий соответствующих категорий государственных и муниципальных служащих и регулярно индексировались одновременно с повышением денежного довольствия действующим военнослужащим. Кроме того, на ветеранов военной службы распространялись многие льготы, которыми можно было пользоваться уже при наличии 20-летней и более выслуги военной службы.

В результате проведённых в 2002–2004 годах изменений военно-социального законодательства система пенсионного обеспечения военнослужащих оказалась настолько урезанной, что сегодня она уже не в состоянии адекватно реагировать на инфляционные процессы. Так, с 1 июля 2002 года военные пенсионеры до достижения ими возраста, дающего право на пенсию по старости, уже не вправе оплачивать в 50%-ном размере жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ).

Согласно статьи 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…», для исчисления пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия. В соответствии со статьёй 49 вышеназванного закона военные пенсии индексируются и подлежат пересмотру:

а) при повышении стоимости жизни и оплаты труда – в соответствии с законодательством Российской Федерации об индексации денежных доходов и сбережений населения;

б) при увеличении денежного довольствия военнослужащих – исходя из уровня увеличения учитываемого при исчислении пенсий денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих;

в) при повышении установленного федеральным законом минимального размера пенсии по старости.

Таким образом, увеличение любой составляющей денежного довольствия военнослужащих одновременно влечёт пересмотр размеров военных пенсий.

Кроме того, в последние годы введена норма, согласно которой размеры денежного довольствия военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и соответственно пенсии военнослужащих должны индексироваться пропорционально повышению окладов соответствующих категорий государственных служащих. При этом оклады денежного содержания военнослужащих должны повышаться Правительством Российской Федерации в порядке и сроки, которые предусмотрены для федеральных государственных служащих (п. 2 ст.12 Федерального закона «О статусе военнослужащих», ст. 6 Федерального закона от 19 июня 2000 года «О минимальном размере оплаты труда»[3]).

Однако в отношении военных пенсионеров была допущена явная несправедливость: с 1 января 1995 года по 28 февраля 1998 года им не пересчитывались военные пенсии в связи с повышением на 25% должностных окладов действующим военнослужащим. Поскольку нормативных документов подзаконного уровня, регламентирующих решение данной проблемы, издано не было, то военные пенсионеры вынуждены были обращаться за защитой своих законных прав в судебные органы.

Наконец в октябре 2007 года об этом ущемлении прав военных пенсионеров один из них в ходе «прямой линии» доложил лично Президенту Российской Федерации. Вопрос с пересмотром военных пенсий был решён лишь благодаря личному вмешательству Президента Российской Федерации, который пообещал урегулировать эту проблему и 18 октября 2007 г. подписал Указ № 1373с «О некоторых мерах по обеспечению социальной защиты отдельных категорий пенсионеров». Этим указом, Правительству России было поручено произвести лицам, проходившим военную службу и службу в органах внутренних дел, единовременную доплату к пенсиям, в связи с увеличением военнослужащим и сотрудникам органов МВД России по воинской должности (должностных окладов) на 25% за период с 1 января 1995 года по 28 февраля 1998 года.

В период нехватки бюджетных средств для решения проблем пенсионеров в деятельности исполнительной власти обозначилась тенденция введения для отдельных категорий государственных служащих в целом, и военнослужащих в частности, различных денежных надбавок, которые, однако, не учитываются при исчислении пенсий.

Так, например, с 1 марта 2005 года было произведено увеличение денежного довольствия военнослужащим за счёт введения ежемесячной надбавки в размере одного должностного оклада военнослужащего, но эта надбавка не учитывается при расчёте военных пенсий[4]. С 1 января 2005 года всем действующим военнослужащим был увеличен размер надбавки за сложность и напряжённость (в столичном регионе до 200% должностного оклада), однако и эта надбавка не учитывается при расчёте военной пенсии[5].

Таким образом в Российской Федерации сложилась практика повышения денежного довольствия военнослужащим за счёт введения различных надбавок и дополнительных выплат. При этом не происходит повышения их денежного содержания и, следовательно, не осуществляется повышение военных пенсий.

Не была восстановлена социальная справедливость и в вопросе исчисления военных пенсий с учётом фактической стоимости продовольственного пайка. В расчёт военных пенсий до недавнего времени входила явно заниженная месячная стоимость продовольственного пайка. Так, с 1 января 2000 года по 31 ноября 2007 года пенсионные отделы военкоматов при исчислении пенсии руководствовались не реальной стоимостью общевойскового пайка, а применяли заниженную сумму, из расчёта 20 рублей в сутки. При этом военкоматы ссылались на то, что в соответствии с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2000 год» и последующими законами о федеральном бюджете денежная компенсация взамен продовольственного пайка была законно ограничена в размере 20 рублей в сутки.

Большинство военных пенсионеров вынужденно мирились с явно несправедливым подходом к исчислению размеров компенсации взамен продовольственного пайка, однако многие из них обращались в суды и выигрывали судебные иски.

Создавшимся положением серьезно озаботился аудитор Счётной палаты Российской Федерации А. А. Пискунов, который в сообщении в Комитет Государственной Думы по обороне указал, что замена продпайка денежной компенсацией в размере 20 рублей в сутки, а не в размере его действительной стоимости «вошла в правовое противоречие с действующим федеральным законом, требуется безотлагательное приведение в соответствие всех существующих законодательных и нормативно-правовых норм в этой сфере, которые не ущемляли бы законные права и интересы военнослужащих и военных пенсионеров»[6]. По данным Счётной палаты, только в 2004–2005 годах судами было принято около 5 тысячи положительных решений по искам о возмещении реальной стоимости продпайка. Присуждаемые суммы выплат продпайковых военным пенсионерам составляли до 60 тыс. рублей.

В защиту прав военных пенсионеров выступил и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукин, который в порядке статьи 31 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» направил обращение в адрес Председателя Верховного Суда Российской Федерации с предложением рассмотреть на заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации вопрос о том, исходя из каких сумм (месячной стоимости продовольственного пайка или денежной компенсации взамен продовольственного пайка – 20 рублей в сутки, установленной федеральными законами о бюджете) должен производиться пересмотр пенсий военнослужащим[7].

Указанная проблема исследовалась и в Конституционном Суде Российской Федерации, который в определении от 14 декабря 2004 г. № 429-О признал, что понятие «денежное довольствие для исчисления пенсии военнослужащим» отличается от понятия «денежное довольствие военнослужащих», определяемого статьями 12 и 13 Федерального закона «О статусе военнослужащих», и имеет самостоятельное нормативное значение для целей исчисления пенсии и её пересмотра военным пенсионерам: увеличение любой из составляющих денежного довольствия для исчисления пенсии, в том числе стоимости продовольственного пайка как конкретной формы продовольственного обеспечения военнослужащих, предполагает пересмотр пенсии[8].

Ситуация с индексацией пайковых денег грозила выйти из-под контроля. По оценкам депутатов Государственной Думы Российской Федерации, к концу 2007 года долг государства перед военными пенсионерами в части недоплаченных продпайковых сумм достиг 100 миллиардов рублей (для сравнения: военный бюджет в 2007 году составлял 822 млрд. руб.)[9].

В этой связи Правительство Российской Федерации решилось на внесение изменений в законодательство, по его инициативе с 1 декабря 2007 года были внесены изменения в законодательные акты, регулирующие вопросы денежного довольствия и продовольственного обеспечения военнослужащих и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, которыми исключены правовые основания для выплаты либо учёта при исчислении пенсии денежной компенсации взамен продовольственного пайка и денежной продовольственной компенсации соответственно.

Теперь (1 декабря 2007 года) стоимость продовольственного пайка в состав денежного довольствия, учитываемого для исчисления пенсий, не включается, но в денежном выражении сохранена путём включения её в оклад по воинскому (специальному) званию. Однако заметим, что в оклад по воинскому (специальному) званию была включена не фактическая стоимость продовольственного пайка (в 2007 году – 2022 руб. в месяц), а всё та же заниженная сума – 608 руб. в месяц или 20 руб. в сутки.

Официально заявлено, что с включением денежной компенсации взамен продпайка в оклад по воинскому (специальному) званию, указанная сумма будет индексироваться при очередных увеличениях этих окладов. Вместе с тем следует обратить внимание на то обстоятельство, что всё начисленное денежное довольствие облагается подоходным налогом (НДФЛ), так что ощутимой прибавки не произошло. Если действующие военнослужащие и ощутили определённое увеличение доходов за счёт включения денежной компенсации взамен продпайка в оклад по воинскому (специальному) званию, то только благодаря тому, что из их денежного содержания начисляются материальная помощь, единовременное вознаграждение и квартальные премиальные. Но ведь военных пенсионеров эти начисления не касаются. Выходит, что их чаяния в очередной раз проигнорировали.

В соответствии со статьей 22 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» работодатели уплачивают за своих работников суммы страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, в том числе и за работающих военных пенсионеров, получающих пенсию в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…»[10].

Однако страховые взносы, уплаченные работодателем за застрахованное лицо, до недавнего времени учитывались только при перерасчете трудовой пенсии, установленной по закону Российской Федерации от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Военные же пенсионеры, работающие по трудовому договору, не имели возможности получать страховую часть трудовой пенсии с учётом страховых взносов, отражённых на их индивидуальных лицевых счетах.

Сомнительность такого положения была очевидной, ведь в статье 3 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» определено, что страховые взносы – это «индивидуально возмездные обязательные платежи, которые уплачиваются в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и персональным целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение пенсии по обязательному пенсионному страхованию в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтённой на его индивидуальном лицевом счёте»[11]. Таким образом, в этом законе прямо указывается на то, что государство обязано возвращать эти возмездные платежи пенсионерам, в том числе и военным. Тем не менее, до недавнего времени Пенсионный фонд Российской Федерации не возвращал работающим военным пенсионерам страховых сумм. Тем самым сложилась парадоксальная ситуация, когда работающие военные пенсионеры участвовали в пенсионной реформе только в качестве доноров на этапе формирования страховой части индивидуального лицевого счета в Пенсионном фонде Российской Федерации. Ведь, несмотря на поступление страховых вносов по обязательному пенсионному страхованию, эти денежные средства в виде страховой части трудовой пенсии по старости к военным пенсионерам не возвращались.

Таким образом, устаревшая система пенсионного обеспечения военнослужащих пришла в противоречие с системой нового (страхового) пенсионного законодательства Российской Федерации. Явная несправедливость в отношении работающих военных пенсионеров, побудила многих из них к судебной защите своих прав. Дело дошло до Конституционного Суда Российской Федерации, куда обратился с жалобой военный пенсионер В. В. Наумчик. Этот пенсионер, имеющий страховой стаж, требуемый для назначения трудовой пенсии и достигший 60-летнего возраста, получил отказ Пенсионного фонда Российской Федерации в начислении ему второй пенсии (страховой части трудовой пенсии по старости).

Гражданин В. В. Наумчик в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспорил конституционность пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»[12]. По этому закону граждане, которые имеют право на разные пенсии (гражданскую или военную), вправе выбрать из них ту пенсию, которая их больше устроит. Исключение из этого правила сделано только для узкого круга наших граждан, которым российское законодательство разрешило получать одновременно две пенсии (граждане, ставшие инвалидами вследствие военной травмы, участники Великой Отечественной войны, лица, награжденные знаком «Жителю блокадного Ленинграда» и др.).

Конституционный Суд Российской Федерации согласился с доводами военного пенсионера и пришёл к выводу, что положения двух федеральных законов «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» не предусматривают правового механизма, гарантирующего работающим по трудовому договору военным пенсионерам вместе с получаемой пенсией по государственному пенсионному обеспечению также получение страховой части трудовой пенсии с учётом страховых взносов, которые накопились на их личных счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации.

В этой связи Конституционный Суд Российской Федерации ещё 11 мая 2006 г. вынес определение № 187-О, в соответствии с которым федеральному законодателю надлежало в срок не позднее 1 января 2007 года предусмотреть правовой механизм, гарантирующий выплату работающим по трудовому договору военным пенсионерам помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению и страховой части трудовой пенсии с учётом страховых взносов, отражённых на их индивидуальных счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации[13].

Однако российские законодатели в установленный срок не исполнили вступившего в законную силу решения Конституционного Суда Российской Федерации. Только лишь по прошествии двух лет был принят Федеральный закон Российской Федерации от 22 июля 2008 г. № 156-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения»[14]. В соответствии с этим федеральным законом военные пенсионеры при наличии у них условий для назначения трудовой пенсии по старости, имеют право на одновременное получение пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности, а также трудовой пенсии по старости (за исключением её базовой части).

Федеральный закон от 22 июля 2008 г. № 156-ФЗ вступил в силу со дня его официального опубликования (24 июля 2008 г.). Однако изменения, внесённые в военно-пенсионное законодательство, в части установления страховой части трудовой пенсии по старости гражданам, получающим пенсию за выслугу лет или пенсию по инвалидности в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-I «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…», распространяются на правоотношения, возникшие с 1 января 2007 года. Это означает, что расчёт пенсий военным пенсионерам с учётом страховых взносов, отражённых на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации должен производиться с 1 января 2007 года.

Однако в соответствии Федеральным законом от 22 июля 2008 г. № 156-ФЗ далеко не все работающие военные пенсионеры смогут претендовать на получение страховой части трудовой пенсии.

Во-первых, для получения страховой части трудовой пенсии военный пенсионер после увольнения с военной службы должен иметь официальный страховой стаж не менее 5 лет. Чтобы получать «вторую» пенсию после увольнения с военной службы необходимо не только 5 лет отработать, но и работодатель военного пенсионера весь указанный период должен ежемесячно отчислять соответствующие страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Если же военный пенсионер получает неофициально зарплату, а его работодатель не отчисляет страховых взносов, то и страховая часть трудовой пенсии формироваться не будет. Таким образом, размер страховой части трудовой пенсии находится в прямой зависимости от величины легальной заработной платы и соответственно размера страховых взносов конкретного человека за страховой период: чем выше официальная зарплата, тем больше страховые взносы и соответственно тем больше пенсия.

В случае назначения военному пенсионеру страховой части трудовой пенсии в страховой стаж не включаются периоды военной службы, с учётом которой был определён размер его военной пенсии, а в случае назначения пенсии по инвалидности – периоды военной и приравненной к ней службы, предшествовавшие назначению этой пенсии. Тем самым законодатель ограничил военнослужащих, получающих в период прохождения военной службы дополнительные доходы по трудовым договорам в праве на получение страхового стажа для назначения страховой части трудовой пенсии одновременно с получением выслуги лет, необходимой для назначения ему военной пенсии.

Во-вторых, для получения страховой части трудовой пенсии введены жёсткие ограничения по возрастному цензу: для получения такого рода права военный пенсионер должен достичь общегражданского пенсионного возраста, дающего основание для назначения трудовой пенсии по старости (60 лет для мужчин и 55 лет – для женщин).

При этом наличие у военных пенсионеров льготной выслуги лет (за службу в особых условиях: в удалённой либо особой местности, участие в боевых действиях и пр.) не учитывается.

Таким образом, только при соблюдении указанных выше двух условий военный пенсионер имеет право на выплату ему страховой части трудовой пенсии.

Действие Федерального закона от 22 июля 2008 года № 156-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения» помимо военнослужащих распространяется на работников прокуратуры, сотрудников МВД, таможенной службы и федеральных государственных служащих.

Так, только в Министерстве обороны Российской Федерации на пенсионном обеспечении состоят 1,2 млн. военных пенсионеров. С учётом же численности членов семей бывших военнослужащих, от деятельности органов социального обеспечения Министерства обороны Российской Федерации зависит материальное благополучие более 2,5 млн. граждан России. На Министерство внутренних дел Российской Федерации возложено пенсионное обеспечение 671 тысяч пенсионеров (595 тыс. сотрудников МВД, 53 тыс. военнослужащих внутренних войск, 37 тыс. сотрудников ГПС МЧС и 13 тыс. бывших налоговых полицейских, 76 тыс. членов их семей)[15].

В силу незначительного размера военных пенсий, каждый третий военный пенсионер после увольнения с военной службы вынужден продолжать трудовую деятельность. Однако под действие Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 156-ФЗ подпадает только 480 тысяч военных пенсионеров (те, кто достигли пенсионного возраста по старости и имеют 5-летний страховой стаж).

Очевидно, что, предоставив работающим военным пенсионерам право получать страховую часть трудовой пенсии по старости, государство создаёт определённые стимулы для удержания их на рынке труда. Однако необходимо понимать и то, что желание военных пенсионеров работать – это вынужденная необходимость, вызванная высокой стоимостью жизни и невысоким размером собственно военных пенсий. В этой связи правом, которое закреплено изменениями в военно-пенсионном законодательстве, военные пенсионеры, очевидно, будут пользоваться лишь до тех пор, пока размеры их пенсий не достигнут величины реального прожиточного минимума, обеспечивающего достойный уровень их жизни. По данным социологических опросов, после этого до 70% работающих военных пенсионеров, будут готовы полностью прекратить трудовую деятельность[16].

По экспертным оценкам в настоящее время фактический возраст выхода на пенсию военнослужащих в среднем составляет 44,4 года, а выход на пенсию по инвалидности в следствие военной травмы – 42,4 года. В целом же средний возраст назначения пенсий в современной России составляет 54,5 лет [17]. Таким образом, фактический средний возраст выхода на пенсию военнослужащих наступает на 10 и более лет раньше, чем у большинства россиян. Возникает вопрос о справедливости установления достаточно высокого возрастного ценза для получения работающими военными пенсионерами права на выплату страховой части трудовой пенсии (60 лет для мужчин и 55 лет – для женщин). В этой связи думается, что отечественное военно-пенсионное законодательство нуждается в дальнейшем совершенствовании.

Тем не менее, с вступлением в силу Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 156-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения» значительная часть военных пенсионеров получила право к пенсии за выслугу лет (или пенсии по инвалидности) прибавить также и страховую часть трудовой пенсии по старости, что является важной победой военных пенсионеров в борьбе за свои социальные права.

Уровень пенсионного обеспечения военнослужащих и членов их семей является не только показателем отношения государства к защитникам Отечества, но и прямо влияет на качество комплектования силовых структур военнослужащими.

В этой связи уместно напомнить, что в соответствии с Соглашением о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств – участников СНГ от 15 мая 1992 года[18], уровень пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей, устанавливаемый законодательством государств – участников СНГ и Соглашением о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года[19], не может быть ниже уровня, установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР.



[1] См.: Гацко М. Ф. Социально-правовые проблемы пенсионного обеспечения военнослужащих // Стратегическая стабильность. – 2005. – № 2 (31). – С. 39-44.

[2] См.: Конституция Российской Федерации // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

[3] См.: Федеральный закон от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2000 г., № 26, ст. 2729; 2002 г., № 18, ст. 1722; 2003 г., № 40, ст. 3818; 2005 г., № 1 (часть I), ст. 24.

[4] См.: Указ Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 г. № 177 «О ежемесячном денежном поощрении отдельных категорий военнослужащих и сотрудников, имеющих специальные звания» // Красная звезда. – 2005. – 22 февраля.

[5] См.: Приказ Министра обороны Российской Федерации от 5 февраля 2005 г. № 33 г. «Об установлении окладов по воинским должностям военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и о выплате ежемесячной надбавки за сложность, напряженность и специальный режим военной службы некоторым категориям военнослужащих» // Российская газета. – 2005. – 3 марта.

[6] См.: Жирнова И. Счётная палата выставила счет // Красная звезда. – 2005. – 19 октября.

[7] См. подробно: Обращение Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукина Председателю Верховного Суда Российской Федерации В. М. Лебедеву // Интернет-сайт http://www.yabloko.ru.

[8] См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2004 г. № 429-О «По запросу Калининградской областной Думы и жалобам граждан Степанова Р. А. и Тюльпина В. Е. на нарушение конституционных прав и свобод…» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. – 2005. – № 2.

[9] См.: Гафутулин Н. Пайковой цуцванг // Красная звезда. – 2007. – 7 июня.

[10] См.: Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» // Российская газета. – 26 февраля 1993.

[11] См.: Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 декабря 2001 г., № 51, ст. 4832.

[12] См.: Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 декабря 2001 г., № 51, ст. 4831.

[13] См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2006 г. № 187-О «По жалобе гражданина Наумчика Вячеслава Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. – 2006. – № 5.

[14] См.: Федеральный закон Российской Федерации от 22 июля 2008 года № 156-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения» // Российская газета. – 2008. – 25 июля.

[15] См.: Материалы парламентских слушаний «Состояние и пути совершенствования системы пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу (службу), и членов их семей» // – М.: Комитет по обороне Государственной Думы. – 2007. – 7 июня.

[16] См.: Федотов А.И. Совершенствование системы пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации. 2006. – 168 с.

[17] См.: Малеева Т. М., Синявская О. В. Пенсионная реформа в России: история, результаты, перспективы. Аналитический доклад / Независимый институт социальной политики. – М.: Проматур. – 2005. – С. 36.

[18] См.: Соглашение о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств - участников Содружества Независимых Государств (Ташкент, 15 мая 1992 г.) // Бюллетень международных договоров. – 1994. – № 6. – С. 6.

[19] См.: Соглашение между государствами - участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей (Минск, 14 февраля 1992 г.) // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество». – 1992. – № 2. – С. 56.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100