www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Правоведение
Курс правоведения по Народной энциклопедии изд.1911 г. Том 1. Общественно-юридические науки // Alpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
VI. Соучастие в преступлении

Всем вышеизложенным исчерпываются в сущности основные положения уголовного права о преступлении. В заключение остается сказать о случаях усложнения, а именно, когда преступление совершается не одним, а несколькими лицами.

Такая совместная деятельность бывает различна. Она может быть случайной. Напр., одно лицо изнасиловало, а другое, воспользовавшись беспомощным положением изнасилованной, похитило у нее кошелек. Или эта совместная деятельность сводится к неосторожности нескольких лиц. Один неосторожно поджог, другой же, желая потушить пламя, вылил на него вместо воды спирт, что довершило несчастье. Эти случаи не вызывают никаких особых определений закона; они решаются по общим правилам вменения, и участвующия в них лица несут ответственность только за то, что каждый из них совершил.

Дело изменяется, когда совместная деятельность есть результат соглашения. Здесь один участвует в преступлений с ведома другого и по взаимному между ними уговору. Он направляет свою деятельность к общей цели (убить сообща, обокрасть и т. д.), и совершенное им должно быть, таким образом, поставлено в связь со всем результатом, достигнутым общими силами. Тут человек отвечаеть не за то только, что взломал, положим, замок, тогда как похищение совершил другой. Нет, он отвечает за взлом для совершения кражи. Последняя деятельность, хотя и не им исполненная, откладывается на его собственном поступке (взломе), который поэтому и получает особую оценку. Вот об этих случаях совместной деятельности уголовное право дает особыя постановления, называя их соучастием в преступлении.

Соучастие представляет различные виды: скоп, сговор или заговор, шайку. Скопом называется соучастие, возникшее внезапно. Кто-нибудь из толпы крикнул: бей, жги и т. д.; и все бросились бить, жечь, грабить. Сговор — соучастие по предварительному уговору, т. е. заранее обдуманное. Наконец, шайка есть соглашение на учинение целого ряда преступлений.

Наше старое Уложение 1845 г. предусматривает все три вида соучастия, причем о шайке говорит не в общей, а в особенной части. Новое Уложение 1903 г. не находит нужным делать различие между скопом и сговором, предоставляя это судье, и говорит о преступном сообществе вообще. Последнему оно противополагает шайку.

В этих трех видах соучастия обыкновенно различают следующие роли соучастников: главных виновных, пособников и подстрекателей. Дать точное определение каждого из них мудрено. Наука потратила на это не мало усилий и все-таки не выработала здесь таких разграничений, которые бы вполне удовлетворяли судебную практику. В особенности трудно отграничить главное виновничество от пособничества. Более принято считать главным виновником того, кто выполнил одно из действий, входящих в состав данного преступления. Так, главным участником убийства будет тот, кто нанес смертельный удар, но и тот, кто держал жертву. Или, при изнасиловааии: совершивший насильственный половой акт, и тот, кто также только держал жертву. Последние лица (державшие жертву) по общежитейским понятиям лишь помогали. Но с юридической точки зрения они также главные участники, ибо каждый из них осуществил одно из действий, входящих в состав преступлений убийства и изнасилования, а именно — насилие.

К пособникам отойдут все остальные участники преступления, кроме подстрекателей.

Подстрекатель же — то лицо, которое прививает другому преступный замысел. По Улож. 1845 г. подстрекатель не должен участвовать в самом совершении преступления. Но такое определение неверно и ведет к несправедливостям. Достаточно будет подстрекателю оказать какую-нибудь помощь главному виновнику, и он, творец преступления, окажется только пособником, т. е. понесет меньшее наказание, чем исполнитель. Каждый соучастник может одновременно исполнять разные роли, и все это должно быть учтено. Так и подстрекатель, который не перестает быть подстрекателем, если он, сверх того, был и участником в самом исполнении преступления.

Подстрекательство предполагает склонение другого лица к совершению того или иного преступления. Нет поэтому подстрекательства в тех зажигательных речах, которые иногда произносятся в собраниях. В них есть возбуждение массы, но не склонение определенных лиц к совершению какого-нибудь преступления. Эти случаи рассматриваются современными законодательствами как самостоятельные преступления. Так смотрит на дело и наше законодательство, старое и новое Уложение (129 ст.).

Преступление определяется не по мотивам или побуждениям, которыми руководилось лицо, а по его деятельности. Отсюда, какими бы мотивами ни руководился подстрекатель, равно как и всякий другой участник преступления, это не снимает с его деятельности преступного характера. Посему и полицейский агент, склоняющий какое-нибуд подозрительное лицо к преступлению, с целью затем арестовать его, остается подстрекателем и должен понести, как таковой, наказание.

Средства, которыми пользуется подстрекатель для склонения другого лица к преступлению, могут быть самые разнообразные. Наше новое Уложение 1903 г. не называет их. В старом же Улож. указаны: просьбы, убеждения, подкуп, обещание выгоды, обольщения или обман, принуждение и угрозы (ст. 13).

Указанная характеристика действующих лиц в соучастии принимается в общем и Уложением 1903 г., которое признает соучастниками тех, которые 1) непосредотвенно учинили преступное деяние или участвовали в его выполнении; 2) подстрекнули другого к соучастию в преступном деянии; 3) были пособниками, доставлявшими средства, или устранявшими препятствия, или оказавшими помощь учинению преступного деяния ответом, указанием или обещанием не препятствовать его учинению или скрыть оное» (ст. 51).

Значительно сложнее определения по тому же предмету Уложение 1845 года. Оно различает соучастников в каждом виде соучастия: скопе, сговоре, шайке. В скопе, или соучастии без предварительного соглашения, Уложение усматривает главных виновных и участников. Первые «распоряжаются или управляют действиями других», или «приступают к действиям прежде других», или, наконец, «непосредственно совершают преступление» (ст. 12). Участники — «те, которые непосредетвенно помогали главным виновным» и «те, которые доставляли средства для содеяния преступления, или же старались устранять препятствия, к тому представлявшиеся» (ст. 12).

В сговоре, или соучастии по предварительному соглашению, Уложение 1845 г. называет: зачинщиков, сообщников, подговорщиков иди подстрекателей и пособников.

Зачинщики — «те, которые, умыслив содеянное преступление, согласили на то других, и те, которые управляли действиями при совершении преступления или покушении на оное» или первые к немуи приступили» (ст. 13).

Сообщники — «те, которые согласились с зачинщиками или с другими виновными совершить совокупными силами или действиями предумышленное преступление».

Подговорщики или подстрекатели — «те, которые, не учавствуя сами в совершении преступления, употребляли просьбы, убеждения или подкуп и обещание выгод, или обольщения и обманы, или же принуждение и угрозы, дабы склонить к оному других» (ст. 13).

Пособники — «те, которые также, хотя и не принимали прямого участия в самом совершении преступления, но из корыстных или иных личных видов помогали или обязались помогать умыслившим оное советами или указаниями и сообщением сведений, иди же доставлением других каких-либо средств для совершения преступления, или же устранением; представлявшихся к содеянию оного препятствия, или заведомо, перед совершением преступления, давали у себя убежище умыслившим оное, или же обещали способствовать сокрытию преступников или преступления после содеяния оного» (ст. 13).

В составе шайки Уложение 1845 г. различает: 1) главных виновных, к которым оно относит составителей и начальников шаек и лиц, подговоривших кого-либо ко вступлению в шайку; ,2) сообщников, к которым относятся все вступившие в шайку со знанием о цели ее образования, но не игравшее в ней никакой значительной роли; 3) пособников, а именно лиц, доставлявших шайкам оружие или другие средства для совершения преступления (ст. 924 и следующие).

Приведенные постановления Уложения 1845 г. давно уже осуждены и теорией, и практикой. Они крайне сложны и этим не помогают судье, а лишь затрудняют его.

По общему правилу, принятому во всех законодательствах, одно соглашение учинить преступление не влечет за собой наказания. Так определяет и наше право. Оно, однако, допускает отсюда некоторые исключения. По Уложению 1845 г. преследуется составление заговора при государственных преступлениях и преступлениях против порядка управления. Также преследует Уложение 1845 г. и образование шайки: для разбоев, зажигательства, делания или привоза фальшивой монеты, или фальшивых кредитных билетов, или иных государственных бумаг, для кражи, мошенничества, делания фальшивых документов, для контрабанды, тайного запрещенного провоза питей, для запрещения игры и подкупа должностных лиц. Уложение 1903 г. карает одно образование преступного сообщества для совершения бунта и измены, подделки монеты, кредитных билетов или бумаг, для общеопасного повреждения имущества. Что касается шаек, то составление их наказуемо, если они возникли для подделки монеты, кредитных билетов или бумаг, для общеопасного повреждения имущества, кражи, разбоя, мошенничества, вымогательства, контрабанды и сбыта имущества, добытого преступлением.

Не нажазуемы те соучастники, которые отказались от участия, если, однако, они приняли все доступные им меры для предотвращения преступления. И это положение известно нашему законодательству.

Раз соучастники перешли к выполнению задуманнаго, они несут наказание. При этом исходным моментом для оценки их ответственности является действие, выполненное главным виновным. Если задумано было убиить, а исполнитель остановился на приготовлении или покушении к убийству, все будут отвечать только за последнее. А если главный виновный ничего не выполнил, никто не понесет наказания.

Конечно, соучастники отвечают лишь за ту деятельность главного виновного, которая была предметом соглашения. Раз исполнитель вышел из пределов соглашения и совершил, положим, вместо задуманной сообща кражи изнасилование, он один и понесет за то наказание. Точно так же личные отношения или особенности кого-нибудь из соучастников будут иметь значение для него одного. Напр., если из соучастников к убийству кого-либо был близким родственником убитого, то это обстоятельство отразится лишь на нем одном, а не на остаильных соучастниках, которые понесут наказание не за родственное, а за простое убийство. Уложение 1845 г. не делает этой оговорки, которая, однако, принимается нашей практикой. Новое же Уложение 1903 г. прямо постановляет: «Особые личные отношения и условия, определяющие, усиливающие или уменьшающие наказуемость кого-либо из соучастников, не влияют на ответственность других» (ст. 51).

Таковы основные положения об ответственности соучастников. Размеры этой ответственности следующие. По Уложению 1845 г. при скопе главные вииновники приговариваются «к высшей мере наказания, за то преступление положенного»; а участники — «одной или двумя степенями ниже того, коему подвергаются главные виновные» (ст. 117). При сговоре зачинщики и подстрекатели подлежат высшей мере нажазания за данное преступление (ст. 118, 120); сообщники, принимавшие участие в исполнении преступления, и пособники, признайные необходимыми, приговариваются к обыкновенному наказанию, за то преступление положенному; сообщники, не учавствовавшие .в исполнении, и пособники, не признанные необходимыми, наказываются одной степенью ниже (ст. 119, 121).

По Уложению 1903 г. «соучастники тяжкого преступления и преступления подлежат наказанию, в законе за учиненное преступное деяние положенному, но для пособника, коего помощь была несущественна, наказание смягчается»... «Из соучастников проступка наказывается только непосредственно учинивший его или участвовавший в выполнении оного; подстрекатель же и пособник подлежат наказанию только в случаях, особо законом указанных» (ст. 51).

На ряду с соучастниками Уложение 1845 г. говорит о прикосновенных к преступлению: попустителях, укрывателях и недоносителях (ст. 14 - 15). Попустителями называются те, «которые, имев власть или возможность предупредить преступление, с намерением или, по крайней мере, заведомо, допустили содеяние оного». Укрыватели — «те, которые, не имев никакого участия в самом содеянии преступления, только по совершений уже оного заведомо участвовали в сокрытии или истреблении следов его, или же в сокрытии самих преступников, или также заведомо взяли к себе или пришяли на сбережение, или же передали или продали другим похищенные или отнятые у кого-либо, или же иным противозаконным образом добытые вещи». «Прикосновенными к преступлению почитаются и те, которые, знав о умышляемом и имев возможность донести о том до сведения правительства, не исполнили сей обязанности».

Укрыватели, попустители и недоносители о готовящемся преступлении наказываются одной степенью ниже, чем пособники, коих содействие не было необходимо для совершения преступления (ст. 124 — 125). Недонесшие же о содеянном преступлении приговариваются к заключению в крепость, тюрьму, к аресту, денежному взысканию, наконец, к выговору.

Прикосновенные — не соучастники в преступлении. Некоторые из них вступают в дело только после того, когда преступление уже совершилось; причем о нем они ничего раньше не знали. Все же вообще прикосновенные не участвовали в соглашении на учинение преступления. Если же кто-нибудь из них вступит в такое соглашение, обещав, положим, укрыть преступника, он перестает быть прикосновенным, а становится соучастником преступления. В виду такого характера прикосновенности Уложение 1903 г., следуя примеру других европейских законодательств, рассматривает прикосновенность как самостоятельное преступление и говорит об укрывателях и недоносителях в особенной части.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20