www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Правоведение
Курс правоведения по Народной энциклопедии изд.1911 г. Том 1. Общественно-юридические науки // Alpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1. Необходимая оборона

Под необходимой обороной разумеется отражение противозаконного нападения причинением вреда нападающему. На меня нададает грабитель. Чтобы защитить свое имущество, я наношу удар надавшему. Или: меня покушаются лишить, жизни; для спасения ее, я убиваю того, кто угрожает мне смертью и т. д. Во всех таких случаях для спасения собственных благ человек наносит вред тому, кто на него нададает. И за это он не несетъ никакой ответственности, ибо находится в состоянии необходимой обороны.

Наше старое Уложение 1845 г. говорит о необходимой обороне так: «При необходимой личной обороне, употребление силы и каких бы то ни было мер для отражения нападения, равно и нанесения притом нападающему ран, увечья и самой смерти, не вменяются в виду, когда от нападения, при невозможности прибегнуть к защите местного или ближайшего начальства, действительно подвергались опасности жизнь, здоровье или свобода оборонявшегося, или же нападение сделано вором иди разбойником, или нападающий вторгнулся с насилием в жительство оборонявшегося. Необходимость обороны признается также и в случае, когда застигнутый при похищении или повреждении какого-либо имущества преступник силою противился своему задержанию или прекращению начатого им похищения дли повреждения. При сем, однакож, постановляется общим правилом: 1) что в каждом из вышеозначенных случаев оборонявшийся обязан о всех обстоятельствах и последствиях своей необходимой обороны немедленно объявить соседним жителям, а при первой возможности и ближайшему начальству; 2) что всякий напрасный, сделанный нападающему, после уже отвращения от него грозившей опасности, вред признается злоупотреблением обороны и вцновный в том должен быть подвергаем наказанию, которое определяется по мере причиненного им вреда, по роду побуждения, коему он следовал, и другим обстоятельствам дела» (ст. 101).

Новое Уложение 1903 г. определяетъ о необходимой обороне корочв и проще: «Не почитаетсд преступннм деяние, учинен-ное при необходимой обороне противъ незаконнаго посягатель-ства на личныя или Ишуществевзшя блага самого защищавша-гося или другого лица. Превышение пределовъ обороны чрез-мерностью или несвоевременностью защиты наказывается только въ случаях, особо законом указанных» (ст. 45).

Как видно из вышеизложенных статей, человеку, попавшему в необходимую оборону, даруется власть на учинение насилия, часто самого тяжкого, доходящего до убийства нападающего. Конечно, таким насилием надо пользоваться очень осторожно и только в строго определенных случаях. И необходимо прежде всего точно выяснить, в каких же именно случаях допустимо это насилие.

Первым условием необходимой обороны является противозаконность нападения. Не всякое нападение можно отражать насилием. Только противозаконное. Если по приговору суда человека сажают в тюрьму, лишают имущества или взводятъ на плаху, он не может обороняться против такого принуждения, ибо оно законно. Даже в тех случаях, когда приговор суда ошибочен, и осужден невинный, последний не может противиться силой исполнению над ним наказания. Раз приговор суда постановлен с соблюдением всех положенных на то правил, он законен. В большинстве случаев нападение делается преступником — вором, грабителем, разбойником и т. д. Тут, разумеется, допускается необходимая оборона, так как всякое преступление есть действие противозаконное. Но как быть, когда нападение учинено животным, душевно-больным, ребенком? Разъяренный бык грозит поднять меня на рога. Сумасшедший бросается на женщину, с целью изнасиловать ее. Подросток-мальчик пытается вырвать у прохожего сумку с деньгами и т. д. Конечно, и в этих случаях можно принимать меры защиты, так как никто же не обязан жертвовать своей жизнью или имуществом сумасшедшему, бешеной собаке. Но составит ли такая защита необходимую оборону?

Вопрос этот считается трудным и спорным в науке. В самом деле, ведь животное не может совершать не только преступлений, но и вообще ничего незаконного. Право писано для людей, а не для скотов, и действия последних не могут быть названы ни законными ни беззаконными. Они — то же, что действия сил природы: урагана, молнии, ливня и т. д. Почти одинаковы поступки и сумасшедшего, который иногда совсем лишен рассудка. Близко к тому и поведение ребенка, существа еще неразумного. Если их действие нельзя назвать ни законным ни беззаконным, а необходимая оборона допустима только против противозаконных действий, то, стало быть, здесь ей не место? Как же быть?

На это некоторые ученые отвечаютъ так: душевнобольной, ребенок, совершая вредоносные деяния, только не несут за них наказания, так как они лица невменяемые; но их деяния все-таки противозаконные деяния. Значит, против них необходимость обороны допустима. Что же касается вреда, наносимого животным, то тут, действительно, нельзя говорить о беззаконии. А потому защита против опасности, грозящей нам от животного, не составляет необходимой обороны, а, скорее подойдет под защиту в крайней необходимости (о которой мы скажем ниже).

Вторым условием необходимой обороны является наличность или действительность нападения. Необходимая оборона допустима только с той минуты, когда нападение началось. Но как определить, началось или не началось нападение? Требуется ли для того, чтобы нападающий приступил к действию, или достаточно одной его угрозы? Вопрос этот нельзя решить наперед; все зависитъ от каждого отдельного случая. Большей частью, конечло, необходимость обороны наступает только с того момента, когда угрожающий перешел к делу: поднял руку, влез в дом, бросился на жертву. Но иногда и одна угроза создает необходимую оборону, если за ней сейчас же последует и действие. Только тогда, когда угроза относится к будущему, когда, положим, мой сосед похваляется побить меня при случае — необходимой обороне нет места. Здесь можно обратиться с жалобой в суд, в полицию, но нельзя же наброситься на угрожавшего.

Если нападение не наступало, или прекращено, или вред уже причинен, необходимой обороне не может быть; места, ибо в таких случаях или нечего защищать (когда нет нападения или оно оставлено) или же поздно защищать (когда вред нанесен). Так, положим, на меня бросается грабитель, который сейчас же и останавливается. Я не могу бежать за ним, чтобы избить этого человека. Другой пример. С меня стащили ;часы, и похититель исчез с ними. Позже стало известно, что это сделал такой-то человек. Но я не могу отправиться к нему на квартиру и силой взять обратно свои часы. В указанных примерах не будетъ необходимой обороны, а будет или отмщение или самоуправство.

Третьим условием необходимой обороны: является неотвратимость нападения иными средствами, кроме насилия. Причинение вреда нападающему может быть оправдано только тогда, когда иначе нельзя было защитить себя. Если же представлялись другие средства защиты, если, например, я могу захлопнуть дверь, а вместо того убиваю человека, — необходимой обороны нет. Само собой разумеется, что решить вопрос, какое нападение неотвратимо, можно только по обстоятельствам каждого отдельного случая. Здесь же приходится указать лишь на следующее. Не нужно думать, что неотвратимой опасности нет, если человек мог бежать и тем спастись от нападения. Нет. Закон этого не требует. Необходимая оборона будет и для того, кто имел возможность убежать, а вместо того взял да убил нападающего. Наше Уложение 1845 г. допускаетъ необходимую оборону лишь «при невозможности прибегнуть к защите местного или ближайшего начальства» (ст. 101). Но эту оговорку не надо понимать в том смысле, что одна возможность прибегнуть к помощи начальства устраняет необходимую оборону. Необходима действительная помощь этого начальства, и только тогда устраняется необходимость самообороны. А если этой помощи нет, хотя она и могла бы быть, необходимая оборона допускается. Так, на меня, положим, напали вблизи от места, где стоял городовой. Последний не слышитъ моего крика, или хотя спешитъ на помощь, но, очевидно, опоздает; или, наконец, поспеваетъ, но не в силах, меня оборонить. Во всех таких случаях самооборона допустима. Ей не место только с той минуты, когда помощъ действительно оказана.

Четвертое условие. Все ли блага или жизненные интересы могутъ быть защищаемы при необходимой обороне? Все: и личные, и имущественные. Так, по крайней мере, решаютъ этот вопрос законодательства нашего времени. Напр., русское Уголовное Уложение 1903 г. допускает необходимую оборону «против незаконного посягательства на личные или имущественные блага» (ст. 45). Старое наше Уложение 1845 г. перечисляет блага, которые могут быть обороняемы (см. ст. 101). В этом перечне не названы только честь мужчины (о чести женщины закон говоритъ в ст. 102) да имущественные права. Последние, вдрочем, могут быть защищаемы, если нападение на имущество сопряжено было с нападением на личность. Так, при грабеже и разбоях — собственно имущественных преступлениях, но представляющих одновременно и нападение на личность — необходимая оборона допускается и старым Уложением. То же и в случае воровства или повреждения чужого имущества, если застигнутый при этом преступник «силою противился своему задержанию или прекращению начатаго им похищения или повреждения» (ст. 101).

Итак, необходимая оборона допускается при защите всех личных и имущественных интересов. Но эта защита может доходить до самого крайнего насилия, т.е. до убийства нападающего. Допускается ли такое тяжкое насилие при обороне самых низших благ? Быть может, законодательства, разрешая защищать все блага, требуют, по крайней мере, щадить нападающего и не чинить ему крайнего насилия тогда, когда он угрожаетъ ничтожным вредом?

В прежнее время вопрос этот как раз так и решался, и многие ученые находили, что низшее благо нельзя защищать на счет высшего. Теперь взгляды изменилисъ. Трудно, говорят, определить наперед, какое благо высшее, а какое низшее. Можно ли, например, сказать, что личные блага (жизнь, здоровье, свобода) всегда выше имущественных? Конечно, если защищая грош в кармане, я убью человека, это будет жестоко и, может быть, чрезмерно. Но не всегда же отдимают, гроши. А что если нападающий отнимает или разрушает все решительно имущество, которым существовала семья; если с потерей этого имущества ей грозит голодная смерть? В таком случае придется, пожалуй, допустить даже убийство нападающего. Или, например, девушка, защищая свое целомудрие, убиваетъ того, кто покушался на него. Если нападающий быль совсем ничтожный и негодный человек, а девушка, наоборот, лучшей женщиной, то что здесь будет выше: ее целомудрие, или жизнь покушавшегося? Да и зачем, прибавляют, производить такую расценку благ для необходимой обороны? Ведь здесь праву угрожает преступление. Право же, даже самое ничтожное, не должно уступать неправу. А потому и низшее благо может быть защищаемо при необходимой обороне разрушением высшего блага нападающего. Одно только: надо доказать, что иначе нельзя было оборонить себя. Поэтому, если, например, для защиты кошелька, достаточно было крикнуть на вора или ударить его, а вмеето того вор был убить — здесь будеть преступление, а не необходимая оборона. Верно замечает один немецкий ученый: «Опасность потерять самое ничтожное благо одравдывает употребление наибольшего насилия, если зто благо нельзя охранить иначе; и наоборот, опасность для самого высшего блага не может оправдать самого ничтожного насилия, если оно превосходило меру, необходимую для его защиты».

Так смотритъ на необходимую оборону и современное законодательство. Новое наше Уложение 1903 г. совсем не упоминает об этом, считая излишним говорить о вещах и без того понятных. Старое же Уложение 1845 г. определяет: «При необходимой личной обороне употребление сил и каких бы то ни было мер для отражения нападения, равно и нанесение притом нападающему ран, увечья и самой смерти не вменяется в вину, когда нападение сделано вором или разбойником, или же нападающий вторгнулся с насилием в жилище обороняющегося» (ст. 101). Из этих слов ясно видно, что Уложение допускает охрану низшего блага на счет высшего блага нападающего.

Таковы условия необходимой обороны. К ним старое наше Уложение 1845 г. прибавляетъ еще одно: обязанность оборонявшегося «немедленно объявить соседним жителям, а при первой возможности и ближайшему начальству о всех обстоятельствах и последствиях своей необходимой обороны». Но это вовсе не условие необходимой обороны. Необходимая оборона остается необходимой обороной, хотя бы оборонявшийся никому не открыл о ней. С другой стороны, и при немедленном объявлении необходимой обороны не будет, если было нарушено какое-нибудь из вышеназванных условий. Это требование излишне, и наше новое Уложение 1903 г. совсем не удоминает о нем.

Итак, для необходимой обороны требуются четыре указанных условия. Если которое-нибудь из них нарушено, необходимой обороны нет, и учинивший насилие совершаетъ преступление, именуемое превышением пределов необходимой обороны. Причем законодательство обращает внимание на то состояние, в котором находится оборонявшийся, который часто действует под влиянием испуга, волнения и иногда учиняет больше, чем следовало бы, только благодаря этому состоянию.

После всего сказаннаго нетрудно видеть, как рассматривается в наши дни необходимая оборона, и почему учиненное при ней насилие не считается преступлением. Законодательство видит в необходимой обороне право. Конечно, само государство обязано защищать граждан от возможных нападений на их личные и имущественные права. Для того оно и существует. Но не всегда же мыслимо поспеть с такой защитой. Государственная власть не в силах предупредить в каждом отдельном случае готовящееся нападение. И вот, когда такая помощь государства невозможна, закон предоставляет гражданам собственными силами предупреждать наносимый им вред. Государство как бы передает им это свое право. Необходимая оборона и есть такое право, потому она и не влечет никакого наказания. И потому необходимая оборона допускается для защиты не только собственных благ, но и благ других лиц, попавших в состояние необходимой обороны (ст. 103 Улож.).

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20