www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Правоведение
Курс правоведения по Народной энциклопедии изд.1911 г. Том 1. Общественно-юридические науки // Alpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2. Причины, исключающия вменяемость

Не ограничдваясь этим, современные законодательства исчисляют и причины, исключающие вменяемость; но делают, это в самой широкой форме, чтобы суд мог признать невменяемость во всех случаях, когда человек душевно болен или недоразвит, раз только в этом состояний он не мог сознавать совершаемого или не мог руководить своими поступками. Так, новое русское Уложение называет такими причинами: болезненное расстройство душевной деятельности, бессознательное состояние, умственное неразвитие, происшедшее от телесных недостатков или болезни (ст. 39), наконец несовершеннолетие до 17 л. (ст. 40 — 41).

Из этих причин более подробно рассматривается в законодательстве несовершеннолетие. Оно и поятно. Во-первых, потому, что несовершеннолетие делится на несколько периодов: малолетство, отрочество, юность, имеющие различное значение для вменяемости. Во-вторых, потому, что современные государства не ограничиваются тем, что не наказывают несовершеннолетних, а берут на себя задачу воспитывать порочных детей, хотя бы и признанных невменяемыми.

Первый период — малолетство. В эту пору человек едва понимает окружающую его жизнь, не достаточно различает добро от зла, бессознательно подражает примеру других, забывчив, рассеян и т. д. Все это делает его вполне невменяемым. И задача законодателя сводится здесь лишь к тому, чтобы определить, до какой поры длится малолетство. Конечно, продолжительность его бывает различна в зависимости от климата, общественных условий. На юге люди скорее развиваются, чем на севере. А в государствах с более сложной общественной жизнью, требующей от человека больших знаний и большего развития, зрелост наступает позже. В старину, когда общеетвенная жизнь была проще, в нее вступали гораздо раньше; тогда в 17, 18 л. можно было быть учителем, купцом, судьей, адвокатом и т. д. Теперь в этом возраете человек только учится. Разумеется, эти несходства в климате, в степени провещения страны должны сказываться при определении срока малолетства. И различные государства различно его определяют. В итальянском кодексе — 9 лет, в Германии — 12 л., в Норвегии — 14 л. В нашем законодательстве (в Уложении 1845 г. и в Уложении 1903 г.) малолетство продолжается до 10 лет.

Все европейские кодексы считают малолетних безусловно невменяемыми. А в последнее время постановляют к тому же, что их надо избавить даже от присутствия на суде, что вредно действует на детей. В этом смысле говорит о малолетних и наше законодательство. «Дети, коим менее десяти лет отроду, не подвергаются судебному преследованию и определенному по закону наказанию» (ст. 137 Улож. 1845 г.). «Не вменяется в вину преступное деяние, учиненное малолетним, не достигшим десяти лет» (ст. 40 Улож. 1903 г.).

Второй период несовершеннолетия — отрочество. В эту пору человек значительно подвигается вперед в своем развитии. Знаний у него гораздо больше, чем у ребенка; да и воля развитее. Отсюда, отрок — вменяем. Но рассеянность, впечатлительность, неспособность противостоять первым соблазнам — сильно чувствуются и в этом возрасте. Отрок знает, что можно, и чего нельзя себе позволить; а на деле как-то забывает правила жизнн, которые не чувствуются им так, как взрослым, почему и не приходят в голову в нужную минуту. Справедливо поэтому отнестис к отрочеству не со строгостью судьи, а с мягкостью учителя, заменяя ему наказание мерами исправдения.

Отрочеетво наступает не сразу, притом не одновременно у различных людей. Иной в отроческие годы продолжает быть еще ребенком, другой развивается скорее. В виду этого обстоятельства французское и бельгийское законодательства отказываются определить срок наступления отрочества, предоставляя решение этого вопроса самому суду. Каждый раз, когда преступление совершено лицом, не достигшим 17 лет, суд в этих странах обязан решить вопрос, действовал ли несовершеннолетний «с разумением» или «без разумения». В первом случае обвиняемый признается вменяемым (отроком), во втором — невменяемым (малолетним). Этот порядок неудобен на практике. Он ведет к тому, что на скамью подсудимых могут быть посажены дети. Конечно, в наше время нельзя опасаться злоупотребления властью суда, и трудно думать, чтобы прокурор потянул в суд ребенка 7 — 8 л. При всем том предварительное следствие о ребятах должно иметь место при указанном порядке. А судья — следователь и прокурор очень часто побоятся сами решать вопрос о том, действовал ли подросток «с разумением» или без, оного, и передадут решение этого вопроса в судебное заседание. В итоге, значит, дети самого раннего возраста могут быть посажены на скамью подсудимых, что совсем нежелательно, ибо вредно отзывается на малолетнем.

Большинство европейских законодательств не следует французскому образцу и определяет время наступления отрочества. Но они позаимствовали у французов ту верную мысль, что отроческие годы далеко не всегда означают действительное наступление отрочества; бывают случаи запоздалого развития, когда пред вами по летам — отрок, а по развитию— ребенок. Отсюда отроческиие годы — возраст условной вменяемости. И современдые европейские кодексы требуют, чтобы о каждом лице такового возраста суд предварительно решал вопрос: действовал ли обвинямый с разумением или без, разумения. При утвердительном решении, несовершеннолетний почитается вменяемым (отроком), в противном же случае признается невменяемым и приравнивается к малолетнему.

Последний порядок принят и нашим законодательством. Уложение 1845 г. и Уложение 1903 г., во-первых, определяют, с каких лет начинаются и когда оканчиваются отроческие годы вообще. И определяют одинаково: от 10 до 17 л. Во-вторых, они приздают таких несовершеннолетних условно вменяемыми. При этом старое Уложение считает вменяемыми только того из них, кто действовал «с разумением »; новое Уложение — «способного понимать свойство и, значение совершаемого и могущего руководит своими поступками». По мнению, составителей нового Уложения, «способность понимать свойство и значение совершаемого и возможность руководить своими поступками» лучше определяет вменяемость несовершеннолетнего, чем одно «разумение». Во многих случаях подросток разумеет то, что он делает, и только не может в должной; мере «руководить своими поступками», подчиняясь первому охватившему его порыву. Затем несовершеннолетие устраняет вменяемость по тому же самому основанию, по какому устраняют его и другие причины: болезнь, глухонемота, идиотизм и т. д. А это основание — отсутетвие «способности понимать свойство и значение совершаемого или руководить своими, поступками». Значит, для испытания вменяемости несовершеннолетних должен быть поставлен тот же вопрос.

Последствия признания или непризнания несовершеннолетнего от 10 до 17 л. вменяемым в общем одинаковы по старому и новому Уложению, ибо основанием относящихся сюда определений был закон о малолетних преступниках 2 июня 1897 г. Если несовершеннолетний от 10 до 17 л. будет признан невменяемым, он все-таки, в видах исправления: или 1) отдается судом под ответственный надзор родителям, лицам, на попечении коих он состоит, другим благонадежным людям, изъявившим на то согласие; или 2) помещается в исправительные колонии для несовершеннолетних преступников; или 3) заключается в особо приспособленные помещения при тюрьмах и арестных домах; или 4) наконец, препровождается в ближайщий монастырь. Последняя мера в новом Уложении принята только для девочек, так как многие женские монастыри воспитывают уже подростков, тогда как в мужских монастырях дело это совсем еще не устроено. Срок заключения во всех названных местах по старому Уложению — до наступления 18 л., по новому — 21 года (ст. 137, И371 Улож. 1845 г., ст. 41 Улож. 1903 г.).

Для несовершеннолетнихи от 10 до 17 л., признанных вменяемыми, наказания, положенные за совершенные ими преступления, заменяются в общем так. Для несовершеннолетних от 10 до 14 л.: вместо смертной казни, каторги, поселения, арестантских отделений и тюрьмы — исправителыные колонии, заключение в особых помещениях при тюрьмах и арестных домах, монастырь, ответственный надзор родителей или лиц, их заменяющих (ст. 138, 1381 Улож. 1845 г., ст. 55 п. 2, 3 Улож. 1903 г.)- Для несовершеннолетних от 14 до 17 л. вместо смертной казни и каторжных работ — заключение в тюрьме от 8 до 12 л. и от 3 до 8 л.; вместо арестантских отделений и тюрьмы — тюрьма, но с уменьшением срока заключения в ней на 2 или даже 3 степени; за все прочия преступления — тем же наказаниям, какия положены для взрослых, но со смягчением на 2 — 3 степени. Взамем тюрьмы несовершеннолетние от 14 до 17 л. могут быть помещаемы и в исправительные колонии. Существенное различие для них по сравлению с подростками от 10 до 14 л. сделано в том отношенин, что за тяжкие преступления, обложенные смертной казнью и каторгой, они несут поражение в правах. Но и тут некоторые из потерянных прав (главным образом, прав на государственную и общественную службу) могут быть для них восстановлены по истечении 5 лет со дня освобождения из тюрьмы, если суд признает, что освобожденные того заслуживают по своему хорошему поведению (ст. 139 —140 Улож. 1845 г., ст. 55, 56 Ул. 1903 г.). Сверх того, законом 2 июня 1897 г. введена в жизнь еще одна очень важная мера относительно несовершеннолетних от 10 до 17 лет, клонящаяся к тому, чтобы по возможности оградить и их от вредного влияния самого рассмотрения дела в суде. В этих видах судебный следователь и суд (в распорядительном заседании) должны, насколько возможно, сами разрешать вопрос о их вменяемости, не доводя дела до формальнаго рассмотрения в судебном заседании. В тех же видах несовершеннолетние от 10 —17 л. судятся отдельно от взрослых соучастников; предварительный арест налагается на них только при явной необходимости; местом ареста должны быть по преимуществу исправительные колонии; наконец, дела о несовершеннолетних рассматриваются при закрытых дверях. Эти новые правила не вошли ни в одно из Уложений, так как место им в Уставе Уголовного Судопроизводства.

Третий период несовершеннолетия — юность. Здесь мы имеем.уже вменяемого человека, но такого, которого нельзя вполне уравнять со взрослым. И у юношей наблюдается сильная впечатлительность, порывистость, страстность, недостаток жизненного опыта. Все это должно влечь за собой смягчение наказания для лиц такого возраста. Современные законодательства как раз и поступают так. По Уложению 1845 г. преступление, учиненное несовершеннолетним от 17 до 21 г., влечет за собой то же наказание, что и для взрослых, но с уменьшением срока заключения на 1/3 - Уложение 1903 г., сверх того, заменяеть им смертную казнь бессрочной каторгой, а эту последнюю — каторжными работами на 15 л. Уложение 1845 г. умалчивает о смертной казни, которая, значит, применяется к лицам этого возраста; а бессрочнуто каторгу заменяет двадцатилетней.

Вот все определения о несовершеннолегних преступниках нашего законодательства, в общем схожие с постановлениями по тому же предмету других европейских законодательств. Из них явствует, что наше время обязывает государство не только щадить порочных детей, но одновременно заботиться о их перевоспитании. В последнее время эта вторая задача получает все большее и большее развитие. В Западной Европе, в особенности же в С.- Америке, возникают, особые, так называемые детские суды, в которых с детьми обращаются как с детьми, а не как со взрослыми, и которые рассматривают все вообще, даже чисто детокие, проступки несовершеннолетних. Особое лицо, избранное для этой цели, следит чрез своих помощников за поведением ребят в школе, на улице, даже дома. Он требует от родителей, чтобы те заботились о воспитании своих детей; в противном случае налагает на родителей штраф, а детей призывает к себе, наставляет их и вообще принцмает меры к правильному воспитанию. По примеру таких судов возник в 1910 г. детский суд и в П.етербурге. При крайне недостаточном воспитании молодого поколения в России такая мера может быть только благодетельной.

Из прочих причид, устраняющих вменяемость, Уложение 1845 г. называет: сумасшествие, т. е. душевные болезни; безумие от рождения, или идиотизм; припадки умоисступления или полного беспамятства, если они точно доказаны; дряхлость; лунатизм; глухонемоту. Улож. 1903 г. говорит о тех же состояниях, только употребляет более широкие определения: болезненное расстройство душевной деятельности, бессознательное состояние, умственное неразвитие, происшедшее от телесных недостатков иди болезни. Подробное описание и выяснение каждой из этих причин можно найти в курсах о нервных и душевных болезнях. Здесь же надо заметить только следующее. Ни одна из названных причин сама по себе не устраняет вменяемости. Все зависит от того, насколько она поразила умственные и нравственные способности субъекта. Если он не был в состоянин подимать свойство и значение совершаемаго и не способен был руководить своими поотупками — он невменяем. В противном же случае, и при болезни, человек вменяем. Затем, признавая кого-либо невменяемым, судья освобождает его от наказания. Но он не освобождает его от других мер, ограждающих общество от опасных субъектов. Так, малолетних, как мы видим, отдают под надзор или в исправительныя заведения. Душевно-больных сажают в больницу, откуда они могут выйти только по выздоровлении.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20