www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Правоведение
Курс правоведения по Народной энциклопедии изд.1911 г. Том 1. Общественно-юридические науки // Alpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1. Как понимается в уголовном праве преступление и наказание

С точки зрения права, преступление есть такое действие, которое запрещено законом под страхом наказания; или преступление есть причинение вреда тем или иным благам (жизни, здоровью, свободе, имуществу и т. д.), которые охранены уголовным законом. Это значит, что для наличности преступления требуется, во-первых, учинение зла. Одно желание нанести вред не есть преступление. Во-вторых, причинение данного зла должно быть запрещено уголовным законом. Человека лишают свободы, посадив в тюрьму, или у него отнимают вещи, добытые преступлением и т. д. Все это зло, но не запрещенное уголовным законом, а потому оно и не составляет преступления.

Итак, преступление с точки зрения права есть нарушение тех или иных благ, которые охранены уголовным законом. Более точного определения преступления дать нельзя. Пытались определить преступление, как вид безнравственного поведения. Но эти попытки окончились ничем. Конечно, большинство преступлений представляет одновременно безнравственность. Однако, далеко не все преступления таковы. Даже наиболее тяжкие из них часто бывают скорее нравственными, чем безнравственными поступками. Таковы, напр., некоторые случаи убийства. Человек, убивающий из сострадания безнадежно больного, который сам проситъ его о том, будучи не в силах переносить муки, — преступник. Едва ли, однако, мы назовем его поведение безнравственным.. А вот тот, кто обороняясь, спокойно убивает голодного оборванца-воришку, пытающегося похитить у него ничтожную сумму денег, — такой человек поступаетъ безнравственно. Закон же не только не преследует его, но и говорит, что он был в праве учинить указанное зло. Таких примеров можно привести много. Из них видно, что далеко не всякое преступление представляет безнравственность; а с другой стороны, многие случаи безнравственности не считаются преступлением. К сказанному надо прибавить и то еще, что при преступлении человек преследуется за учинение вреда; помыслы людей, хотя бы и самые ужасные, не обложены наказанием. Так судят за преступления. Суду же нравственности подлежат не только дела, но и мысли, желания.

Близко преступление и к тому, что мы называем грехом. Заповеди: не убей, не укради и пр., одинаково известны и церкви. Но грех и преступление все-таки не могут быть смешиваемы Не всякий грех преследуется, как преступление, а преступление не всегда является грехом. Грехом далее мы называем и такия деяния, в которых человек нарушает обязанности к самому себе; право же велитъ лишь не вредить ближнему. Да и суд церкви — суд внутренний, суд над душой человека; тогда как суд уголовный обсуждает поступки людей, а не помышления. Нельзя, наконец, назвать преступление нарушением закона вообще. Есть много нарушений, недопускаемых законом, но не влекущих за собой наказания. Таковы, напр., многие случаи причинения вреда имуществу, которые налагают обязанность лишь возместить причиненный вред и рассматриваются в гражданском, а не в уголовыом суде. Только нарушение интересовъ охраненных законом под страхом наказания, составляет преступление.

Итак, хотя преступление имеет близкое отношение к безнравственности, греху, к гражданскому правонарушениио, однако оно не совпадает с ними. Преступление имеетъ самостоятельное значение. Это не значитъ, конечно, что законодатель, давая определения о преступлении, не считается с нравственностью и религией. Законодатель всегда руководствуется нравственными и религиозными убеждениями своего времени и в общем не можетъ устанавливать чего-нибуд противного им. Но он и не должен вмешиваться в эти сферы, судить безнравственность или грехи. Суду уголовному недоступно такое дело; он слишком несовершенен для него. Разве можно научить нравственности и заповедям Божьим тюрьмой? Силой не наставишь человека и не изменишь его помыслов.

Таково преступление и его отношение к безнравственному и греховному. Что касается наказания, то оно есть лишение, или страдание, соразмеряемое в законе с величиной преступления. Какое ни взять наказание, оно представляетъ одно: лишение. Смертная казнь — лишение жизни; телесные наказания — уродование, или причинение боли телу; ссылка, тюрьма — лишение свободы; конфискация, штрафы — лишение имущества. Страдание, лишение — существенная черта наказания: и самого тяжкого (смертная казнь, каторга), и самого легкого (выговор). Этой чертой наказание отличается от мер воспитания. Воспитатель тоже преследует нарушения воспитанника. Но он не ставит его непременно в угол или сечет; часто ограничивается одним увещанием, а иногда даже подбадривает провинившегося. Ты, говоритъ, наделал вот то-то и то-то, Но не кручинься. Ты хороший мальчик и в другой раз так не поступишь. Тут нет никакого взыскания, — напротив. А наказание всегда лишение. Другая особенность наказания — та, что налагаемая на осужденного кара определяется тяжестью содеянного им преступления. За убийство, положим, наказание всегда тяжелее, а за кражу — легче, хотя бы убийца был порядочный человек, а вор — заведомый негодяй. Таковы основные черты наказания.

Если теперь соединить в немногих словах все сказанное выше о преступлении и наказании, то получится следующее:

Преступление — только поступки (запрещенные уголовнымь законом), не помыслы, или опасные наклонности человека. Наказание — страдание, определяемое тяжестью учиненного преступления.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20