www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ПРЕСТУПНОСТИ Приват-доцента M. Н. Гернет, 1905. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Влияние на преступность семейного состояния.

а) Внебрачное происхождение.

Под рубрикой Stato сіvile Колаянни рассматривает в числе антропологических причин влияние на преступность незаконнорожденности и брака. Так как под браком Колаянни разумеет союз мужчины и женщины, санкционированный властью, то правильнее было бы рассматривать влияние на преступность внебрачного происхождения и брака среди социальных причин, как мы указывали это выше[1]. Но чтобы не нарушать порядка изложения, принятого в труде Колаянни, мы рассмотрим влияние этих факторов теперь же.

Что касается влияния на преступность внебрачного происхождения, то Колаянни останавливается на нем очень кратко. Приведя взятые у Ломброзо статистические данные о числе незаконнорожденных среди преступников, Колаянни объясняет их преступность влиянием социальных условий, трудностью борьбы за существование рожденных вне брака и отсутствием надзора за ними в детстве. Эти причины были выдвинуты и главою уголовно-антропологической школы.

Процент незаконнорожденных среди преступников всегда выше процента незаконнорожденных среди всего населения отдельных государств. Так, во Франции среди юных заключенных насчитывалось в 1894 и 1898 гг. свыше 11% рожденных вне брака, a среди всего населения Франции незаконнорожденные составляли только 8.94% (в 1894 г.)[2]. В Швейцарии при 4.70% незаконнорожденных среди всего населения, процент таковых среди преступников достиг 9.3 (в 1892—1896)[3];. В Пруссии (1891—1900 гг.) процент незаконнорожденных среди заключенных мужчин был 8.3 и 11.6, среди женщин 12.5 и 15.1, a среди всего населения 7.81 (1887—1891 гг.)[4]. В Норвегии, при 7.17% (1894 г.) незаконнорожденных среди населения страны, их насчитывалось (в 1899—1900 г.) среди заключенных 12%[5].

б) Влияние на преступност брака.

Страницы труда Колаянни, посвященные выяснению влияния на преступность брака, являются наименее обработанными и выводы автора наименее обоснованными. Указывая числа холостых, женатых и вдовых, Колаянни не ставит эти цифры в соотношение ни с численностью соответствующих групп населения, ни с их возрастом. Поэтому некоторые из тех положений, к которым пришел автор, носят скорее характер предположений и догадок, не всегда оказывающихся правильными, нежели научных выводов.

Колаянни полагает, что лица, состоящие в браке (и особенно женщина) предохранены от преступлений более, чем холостые. Они более ограждены от преступлений, направленных на чужую собственность, чем от преступных деяний против личности. Однако было бы ошибочно придавать браку слишком большое морализующее значение: меньшая преступность лиц, состоящих в браке, объясняется, по мнению Колаянни, в значительной мере особенностями положения брачующихся еще до их вступления в брак: для вступления в брак обыкновенно требуется некоторая состоятельность; экономические затруднения, a также недостатки физические и духовные осуждают человека па безбрачие. Меньшую преступность замужней женщины Колаянни объясняет соображениями экономического характера: замужняя женщина обыкновенно менее участвует в борьбе за существование и потому менее подвергается опасности совершать преступления. Меньшее участие лиц, состоящих в браке, в совершении преступлений против собственности, объясняется, по мнению Колаянни, влиянием приданого, поиски которого не останавливают в наш век самых юных мужчин от противоестественных браков со старухами[6].

Некоторые выводы Колаянни находятся в противоречии с выводами Prinzing'a, автора двух специальных работ о влиянии брака на преступность. Работе Принцинга должно быть отдано несомненное преимущество уже потому, что он выясняет процентное отношение преступников, состоящих в браке, холостых и вдовых (отдельно для каждого пола) на сто тысяч соответствующей части населения и кроме того разбивает каждую из исследуемых им групп еще на несколько групп по возрасту[7].

Результаты, к которым пришел Принцинг, представляют большой интерес и в некоторых случаях являются совершенно неожиданными. Так, оказывается, что женщины, состоящие в браке, совершают преступлений более незамужних.

Таблица XVII.

Германия 1882-1893 гг.[8].

На 100.000 населения каждой категории приходилось осужденных

Возраст (лет)

Незамужние

Замужние

Вдовы и разведенные

12-15

149,5

-

-

15-18

320,5

-

-

18-21

415,2

602,5

-

21-25

417,2

469,9

1339,3

25-30

440,7

454,5

1149,2

30-40

446,2

500,0

1029,9

40-50

331,7

468,2

709,9

50-60

221,5

299,5

369,2

Старше 60

102,2

133,4

111,2

Чтобы выяснить причины этого явления Принцинг совершенно правильно приступает к детальному рассмотрению участия женщины в совершении различных преступлений. В преступлениях против собственности замужние участвуют менее-незамужних:

Таблица XVIII.

Германия 1882—1893 гг.[9].

На 100.000 населения каждой категории приходилось осужденных за преступления против собственности

Возраст (лет)

Незамужние

Замужние

Вдовы и разведенные

12-15

142,1

-

-

15-18

284,4

-

-

18-21

337,6

381,6

-

21-25

310,8

268,3

826,8

25-30

304,9

240,1

703,2

30-40

290,4

247,5

610,1

40-50

209,2

215,6

404,6

50-60

134,8

121,6

198,1

Старше 60

61,0

59,4

54,7

Из этой таблицы видно, что вдовы и разведенные жены совершают особенно много преступлений против собственности; объяснение этому можно искать в экономических условиях положения вдов, теряющих вместе с мужем очень часто источник своего существования. Что касается замужних женщин, то их преступность во всех возрастах, за исключением раннего от 18 до 21 года, менее преступности незамужних. Объяснение этому следует искать, как это и сделал Колаянни, в том, что в брак вступают легче женщины, имеющие хотя бы некоторую имущественную достаточность. Но чем же объяснить в таком случае большую преступность молодых жен от 18 до 21 года? Этот факт, не был известен Колаянни. Криминалист-социалист Bonger, правильно разделяющий, по нашему мнению, приведенное выше объяснение Колаянни меньшей преступности жен, полагает, что причины большей преступности молодых жен надо искать также в экономических условиях их жизни. В таком раннем возрасте, как 18—21 г., в брак вступают, говорит Bonger, большею частью лишь пролетарии: обремененные семьей, подвергающиеся всем тяжестям борьбы за существование, они должны скорее, чем другие, совершать преступления[10]. Подтверждение этому объяснению мы видим в том факте, что и мужчины, состоящие в браке, совершают тем более всех преступлений вообще и преступлений воровства в частности, чем они моложе, причем мужья в возрасте от 18 до 21 года совершают краж почти в три раза более, чем холостые этого же возраста. Точно также и в возрасте от 21 до 30 лет мужья совершают преступлений более холостых.

Таблица XIX.

Германия 1882—1893 г.[11].

На 100.000 населения каждой категории приходилось осужденных за простое воровство

Возраст (лет)

Холостые

Женатые

Вдовцы и разведенные

18-21

551,7

1418,3

-

21-25

427,7

685,9

627,2

25-30

382,6

412,6

572,1

30-40

411,9

296,9

350,0

40-50

365,0

216,2

420,0

50-60

233,1

151,6

231,1

Старше 60

109,2

84,0

67,2

Весьма значительно участие замужних женщин в совершении обид и телесных повреждений.

Таблица XX.

Германия 1882—1893 гг.[12].

На 100.000 населения каждой категории приходилось осужденных женщин за оскорбление

Возраст (лет)

Незамужние

Замужние

Вдовы и разведенные

18-21

24,3

88,5

-

21-25

34,9

85,7

157,1

25-30

44,2

94,8

137,1

30-40

57,3

116,7

138,4

40-50

58,4

121,4

121,7

50-60

43,6

84,8

77,1

Старше 60

22,4

38,3

26,7

Таблица XXI.

Германия 1882—1893 гг.[13].

На 100.000 населения каждой категории приходилось женщин осужденных за причинение телесных повреждений

Возраст (лет)

Незамужние

Замужние

Вдовы и разведенные

18-21

20,4

67,5

-

21-25

24,9

61,1

96,4

25-30

29,8

58,7

88,9

30-40

29,9

61,0

70,2

40-50

21,3

55,3

46,8

50-60

13,9

33,9

25,7

Старше 60

7,0

14,2

8,6

Принцинг полагает, что ближайшими причинами этих двух преступлений замужней женщины является жизнь бедных семей в общих квартирах и установившийся во многих местах Германии обычай, чтобы жена сопровождала в праздничные дни мужа в трактир. О влиянии состояния квартир на преступность нам придется впоследствии говорить подробнее; что же касается второй предполагаемой Принцингом причины, то мы не имеем статистического материала, который выяснял бы насколько часто посещают жены трудящегося люда трактиры и насколько пагубно отражается на них такое посещение. Действительно, наибольшее число телесных повреждений падает на праздничные дни и должно быть связано с посещением кабаков, пивных и вообще с потреблением опьяняющих напитков[14], но повинна ли в этом вместе с самим рабочим и его жена, этого мы не знаем. Во всяком случае, знаменательно, что и среди мужчин женатые всех возрастов совершают оскорблений и телесных повреждений значительно более холостых (см. XXII таблицу). Так как нельзя предполагать, чтобы женатые посещали кабаки чаще холостых, то скорее можно предполагать здесь влияние общих квартир.

Как и следовало ожидать замужние женщины совершают детоубийств и истреблений плода значительно менее незамужних и вдовых. Причину этих преступлений надо искать очевидно во взглядах современного общества на внебрачные рождения, но на этом вопросе мы уже Останавливались выше, когда говорили о причинах женской преступности[15].

Таблица XXII.

Германия 1882—1893 гг[16].

На 100.000 муж. каждой категории населения приходилось осужденных за оскорбление

Возраст (лет)

Холостые

Женатые

Вдовцы и разведенные

18-21

111,1

444,5

-

21-25

173,3

279,0

448,0

25-30

222,9

270,6

381,4

30-40

277,3

316,2

377,3

40-50

240,7

311,3

317,3

50-60

158,1

237,7

187,5

Старше 60

66,4

122,9

66,6

Мало предохраняет брак от преступлений против нравственности. Вдовцы и вдовы, женатые и замужние совершают преступление сводничества чаще холостых и незамужних (это преступление обыкновенно совершается представлением своего помещения для проституток). В кровосмешении вдовцы оказываются виновными чаще женатых, a женатые чаще холостых. Такое же отношение сохраняется и при другом преступлении: употреблении во зло власти для склонения женщины к незаконной связи[17].

Убийство совершается чаще всего вдовцами и вдовами, затем холостыми и девицами и менее всего женатыми и замужними[18].

Наибольший процент осужденных мужчин за сопротивление властям приходится на холостых и наименьший на женатых, a среди женщин наибольший на вдов и наименьший на замужних. Молодые супруги, мужья и жены, в возрасте от 18 до 21 года оказывают сопротивление власти чаще, чем лица двух остальных категорий этого же возраста[19]. Мы полагаем, что объяснение этому факту надо искать в особенностях социального положения молодых супругов 18—21 года, принадлежащих чаще всего к пролетариату.

Вдовцы и вдовы и разведенные супруги дают почти во всех преступлениях наибольший процент осужденных. Принцинг полагает, что возрастание числа преступлений, совершаемых вдовцами, объясняется утерей ими со смертью жены нравственной поддержки. Aschaffenburg признается, что причина рассматриваемого явления для него совершенно неясна, вместе с тем он отказывается принять догадку Принцинга, как ничем не подтвержденную и высказывает предположение о другой причине; не следует ли искать объяснение рассматриваемой преступности разведенных и вдовых в особенно высокой преступности разведенных, брак которых нередко расторгается вследствие совершенного одним из супругов преступления. Хотя и зто объяснение Ашафенбурга построено на предположениях, но оно представляется более вероятным, чем догадки Принцинга.

Заканчивая рассмотрение влияния на преступность брака, мы должны признать, что это влияние не из особенно благоприятных. Брак оказывается не только бессильным удержать от совершения плотских преступлений, но в некоторых случаях как будто даже толкает на совершение этих преступлений (кровосмешение, склонение женщины к непотребству путем употребления во зло власти над нею). Брак отягчает положение беднейших слоев населения и приводит молодых супругов к высокой преступности против собственности. Оскорбления, нанесение ран и ударов становятся печальным уделом лиц состоящих в браке. Прекращение брака вследствие смерти одного из супругов или развода создает такие условия, при которых вдовцы и разведенные совершают преступлений более чем холостой и незамужняя.

В окончательном своем выводе Колаянни признает, что при изучении влияния на преступность брака выступает преимущественное значение; социальных факторов. Действительно, без этих последних факторов многие особенности рассматриваемой нами преступности были бы совсем не понятны и потому конечный вывод Колаянни совершенно правилен[20].



[1] 33 стр.

[2] Grosmolard: Criminalite juvenile. Arch. d'anthr. crim. 1903, 155 p. Aschaffenburg: Das Verbrechen und seine Bekämpfung. 1903, 25 s.

[3] Schweizeriche Statistik. 125 Lieferung. Bern. 1900, 34 s. Aschaffenburg o. c. 25 s.

[4] Bonger. W. A. Criminalite et conditions economiques 1905, 557 p.

[5] Ibid 553 p.

[6] Колаянни приводит таблицу с указанием числа браков молодых людей со старухами старше 50 лет, приходящихся на миллион браков во Франции: из 769 брачных пар, в которых невеста была старше 50 лет, женихи имели

От 18

до 20 лет

в 64 браках

20

25

109

25

30

151

30

35

188

35

40

257

Всего: 769

[7] Friedrich Рrіnzing dr. Der Einfluss der Ehe auf die Kriminalität des Mannes. Zeitschrift für Socialwissenschaft 1899, 2 B, 37—44, 108—126. Prinzing: Die Erhöhung der Kriminalität des «Weibes durch die Ehe (ibid 433—450).

[8] Ibid 437.

[9] Ibid 443.

[10] Bonger W. A. Criminalite et conditions economiques. Amster: 1905, 517 p.

[11] Рrinzing: o.c. 117 s.

[12] Ibid 440 s.

[13] Prinzing, ibid 442 s.

[14] *) Koblinsky (доклад 5-му междун. конгрессу борьбы с алкоголизмом), нашел, что из 205 нанесений ран и ударов—121 (т.е. 59%) приходятся на воскресение, 32 и 35 на понедельник и субботу и 27 на остальные четыре дня вместе. Врач Fertig в Вормсе нашел, что из 366 ран и ударов (96—98 гг.)—142 приходятся на воскресенье, 57 на понедельник, по 84 на вторник и среду, 35 на четверг, 27 на пятницу и 37 на субботу (Alkoholgennus und Verbrechen, Aschaffenburg (Zeitschr. f. die ges. Str. XX B., 86—88 ss.).

[15] См. стр. 134.

[16] Prinzing, ibid 113 s.

[17] Ibid 111 и 113 ss.

[18] Ibid 441 s.

[19] Ibid 438 s.

[20] Bonger (o. с. 518 р.) находит более правильным говорить о морализующем влиянии не брака, понимаемого в смысле легальной моногамии, но любви: il serait plus exact de parier ici de l'influence moralisatrice de l'amour, que du mariage pris dans le sens de monogamie legale. Les maries heureux ne doivent pas leur bonheur а la sanction legale, sans eile le bonheur ne serait pas moins grand.... si les epoux sont mal assortis, pour l'une ou l'autre raison, alors le mariage a une influepce tres demoralisatrice. La monogamie legale entre alors en jeu en ce sens qu'elle empeche ou rend difficile la separation de personnes, qui ne s'entendent pas, ou dont l'une est alcoolique p. e. ou se conduit mal d'une autre facon etc. Le grand pouvoir de l'homme marie sur sa femme, par suit de sa preponderance economique, peut egalement etre une cause demoralisatrice.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19