www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ПРЕСТУПНОСТИ Приват-доцента M. Н. Гернет, 1905. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Влияние на преступность возраста.

По мнению Колаянни, если и можно признавать за возрастом какое-нибудь влияние на преступность, то лишь второстепенное. Нельзя, конечно, отрицать, что в развитии человеческого организма бывают такие моменты, когда происходят довольно резкие физические и психические изменения; таково, например, наступление эпохи зрелости у мужчины и особенно у женщины. Но утверждение, что возраст на всем пути своего развития побуждает человека совершать различные преступления, соответствующие той или другой возрастной эпохе, представляется рассматриваемому нами автору неправильным. Неправильность такого утверждения доказывается несколькими соображениями. Во-первых, склонность к преступности различных возрастных групп далеко не одинакова в различных государствах. Так, максимум преступности в Пруссии приходится на возраст между 26 и 40 годами, a во Франции на возраст до 24 лет. Автор приводит взятую им у Ферри (Nuovi Orizzonti) таблицу о числе несовершеннолетних преступников в возрасте до 20 лет[1].

Таблица IV.

Число несовершеннолетних преступников

Мужчин (%)

Женщин(%)

Италия (1871-76)

8,8

6,8

Франция (1872-75)

10,0

7,6

Пруссия (1871-72

2,8

2,6

Австрия (1872-75)

9,6

10,6

Венгрия (1874-76)

4,2

9,0

Англия (1872-77)

27,4

14,5

Шотландия (1872-77)

20,0

7,0

Ирландия (1872-77)

9,0

3,2

Бельгия (1874-75)

20,8

-

Голландия (1872-77)

22,88

3,7

Швеция (1873-77)

19,77

17

Швейцария (1874)

6,7

7

Дания (1874-75)

9,9

9,6

Колаянни указывает, во-вторых, на тот факт, что склонность к преступлению различных возрастных групп населения не одинакова в различные годы. Если бы возраст человека был причиной преступности, то следовало бы ожидать постоянства процента преступников того или другого возрастного периода, но этого нет в действительности. Так, во Франции число обвиняемых в суде присяжных распределялось по возрасту в 1825—1880 годы следующим образом:

Таблица V.

Возраст обвиняемых во Франции

1825-50

1851-60

1861-65

1866-69

1871-75

1876-80

Моложе 21 года

132

156

146

170

179

171

От 21 до 40

624

556

545

540

543

531

От 41 до 60

210

248

251

230

229

234

Старше 60 лет

34

41

58

60

48

54

1000

1000

1000

1000

1000

1000

Из этой таблицы автор усматривает рост преступности юных преступников (моложе 21 года) и старых (старше 60 лет) и уменьшение преступности населения в возрасте от 21 до 40 лет.

Если мы обратимся к французской статистике за последние двадцать лет, то найдем следующие сведения о возрасте обвиняемых в суде присяжных[2].

Таблица VI.

Возраст обвиняемых во Франции

1881-85

1886-90

1891-95

1896-00

Моложе 21 года

180

160

170

180

От 21 до 40

560

580

560

570

От 41 до 60

220

220

230

210

Старше 60 лет

40

40

40

40

1000

1000

1000

1000

Приведенные в V и VI таблицах цифры не поставлены в соотношение с числом населения соответствующего возраста и потому мы не можем говорить о колебаниях преступности во Франции, но несомненные изменения процента преступности мы находим в других государствах. Так, в Германии, начиная с 1882 года, наблюдается быстрое возрастание числа юных преступников в возрасте до 18 лет.

Таблица VII.

Германия[3].

Число юных преступников в возрасте до 18 лет

Годы

Число юных преступников

Или на 100000 юного населения

1882

30719

568

1883

29965

549

1884

31342

478

1885

30704

560

1886

31513

565

1887

33113

576

1888

33067

563

1889

36790

614

1890

41002

663

1891

42312

672

1892

46493

729

1893

43776

686

1894

4552

716

1895

44384

702

1896

44275

702

1897

45328

-

1898

47986

-

1899

47512

-

1900

48657

-

Основное положение Колаянни, что возраст не является причиной преступности, не разделяется многими и в том числе Кетле, Герри и Неклюдовым, автором известного труда «Статистический опыт исследования физиологического значения различных возрастов человеческого организма по отношению к преступлению». Неклюдов находит, что возраст есть общая «космополитическая» причина преступности, что «влияние возрастов на количество преступников одинаково для всех государств»[4]. Ho с таким утверждением нельзя вполне согласиться. Несомненно, что некоторые преступления преимущественно свойственны тому или другому возрасту, но это еще не значит, что возраст является в этих случаях причиною преступлений. Если женщина в возрасте от 20 до 40 лет особенно склонна к совершению преступлений детоубийства, то причину этому надо искать не в физиологическом влиянии возраста, но в социальной среде, в так называемом общественном мнений, которое клеймит позором внебрачные рождения. Если бы причиной детоубийства был возраст женщины от 20 лет до 40 лет, то женщины, состоящие в браке, должны были бы давать такой же процент детоубийц, как и матери внебрачных детей, между тем они почти совсем не совершают этих преступлений. Точно также, по изысканиям Неклюдова, возраст от 25 до 30 лет отличается особою наклонностью к политическим преступлениям, но опровержением значения возраста, как физиологической причины политических преступлений, является то обстоятельство, что наибольшее число политических преступлений совершается в различных странах в различные возрастные периоды: так, во Франции наибольшее число политических преступников имеют (вычисления Неклюдова) от 25 до 30 лет, a в России от 21 до 25 лет[5].

Таблица VIII.

Россия.

Возраст обвиняемых в политических преступлениях

10-16

17-20

21-25

25-30

30-40

40-50

50-60

старше 60

всего

0,8

18,8

35,4

22,4

14,1

5,3

2,1

1,1

100

Еще моложе возраст женщин, обвиняемых в политических преступлениях: из 686 обвиняемых громадное большинство было моложе 30 лет (561 или 82% на 100)[6]. Второстепенное значение возраста видно также из того факта, что различные общественные классы дают не одинаковый процент преступников того или другого возраста. Точно также в то время как дети, рожденные вне брака, составляют во Франции 7.5% на сто детей рожденных в браке, среди юных преступников насчитывается 14% мальчиков и 19% девочек рожденных вне брака[7].

Точно также, возраст не может быть признан причиной преступлений против собственности, так как все возрастные периоды дают преступников этой категории. Очевидно, как признал это и Неклюдов, решающее значение здесь принадлежит неравномерности распределения богатства в современных государствах.

Таким образом во всех указанных случаях физиологическое влияние возраста уступает свое место другим более сильным влияниям социального порядка. К такому выводу Колаянни пришел и Тард, полагающий, что экономические соображения, нравы, понятия, искусственно развитые потребности берут верх над естественными импульсами не только в отношении преступности, но и брака: «максимальный возраст для бракосочетания и деторождения определяется социальными причинами», «от них же зависит и возраст максимума различных преступлений». В Китае неженатый молодой человек 20 лет вызывает удивление, a во Франции считается неприличным жениться ранее 30 лет. В Ирландии открытие картофеля вызвало быстрый рост населения и т. д.[8] Впрочем, и у Неклюдова, несмотря на его категорическое утверждение, что возраст является общей и космополитической причиной всей преступности и отдельных преступлений, мы находим развитие и другого положения, не находящегося в противоречии с теорией Колаянни о значении социальной среды: так, подлоги всего чаще совершаются в возрасте от 30 до 35 лет, но главная их масса, по словам Неклюдова, выпадает на долю женатых и вдовых, a между ними преимущественно на долю лиц, имеющих детей. Политические преступления свойственны возрасту от 30 до 35 лет, но исключительно мужскому полу, так как они «обусловливаются главным образом общественным положением лица» и т. д.[9]

Однако отрицать всякое значение возраста для преступности было бы совершенно не правильно. Среди малолетних преступников, например, громадное большинство осуждено за тайные похищения и ничтожное количество за грабежи и подлоги; объяснения этому явлению надо искать в свойствах детского возраста, не обладающего ни достаточною физическою силою для открытого нападения на чужую собственность, ни таким умственным развитием, какое необходимо для совершения подлогов. Точно также мы не встречаем стариков среди политических преступников; очевидно, старческий возраст дает в данном случае такие сильные, задерживающие стимулы, какими не обладают зрелый возраст и молодость.

За указанными ограничениями оттенение Колаянни значения социальных факторов сравнительно с физиологическим влиянием на преступность возрастных периодов является правильным, и уголовный политик должен признать, что возраст является не общей, не космополитической и не непоборимой причиной преступности, но таким фактором, который не может устоять перед силою соответствующих реформ социальной среды преступника.



[1] Colajanni o. с. 72—73 р. II v. Тард также указывает на эти цифры La Philosophie penale 1892, 312 p.

[2] Compte general du l'administration de la justice criminelle de 1881 a 1900. Paris 1902, XI p.

[3] Kriminalstatistik für das Jahr 1900. Statistik des Deutschen Reichs, Neue Folge, Band 139, 39 s.

[4] Н. Неклюдов: Уголовно-статистические этюды. Спб. 1866, 50 и 52 стр.

[5] Quelquеs renseignemеnts statistiques sur les accuses de crimes contre l'etat en Russie (Archives d'anthropologie criminelle, de criminologie etc. 18v. 1903, 65—81 p. p. Приведенные статистические сведения относятся к периоду 1883—1890 гг. Русские официальные отчеты не публикуют этих сведений и потому нет возможности представить более поздних данных. Большинство обвинений было рассмотрено в административном порядке.

[6] Ibid, 69 p.

[7] Joly Henri: La France criminelle. 2-me ed. 191 p.

[8] Tarde: La рhilosophic pеnale. 1892, 311 p.

[9] Неклюдов: ук. соч. 97 стр.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19