www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Белокуров О.В. Квалификация убийства. - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
6.1.2. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ)

В соответствии с п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» по п.«б» ч.2 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.

Непосредственно в законе употребляется словосочетание «в связи», которое Пленумом ВС РФ справедливо интерпретируется как «с целью воспрепятствования» или «по мотиву мести».

Цель воспрепятствования правомерному поведению потерпевшего означает желание не допустить осуществление служебной деятельности (выполнение общественного долга) или пресечь её.

Воспрепятствование происходит до или в процессе осуществления служебной деятельности (выполнения общественного долга).

Если убийство совершено при выполнении служебной деятельности (общественного долга), но по другим мотивам (корысти, ревности, облегчить совершение другого преступления или скрыть его и т.п.), то п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ вменению не подлежит, поскольку в целом в подобных случаях преступление не обусловлено служебной деятельностью (общественным долгом) потерпевшего[1].

Не будет данного квалифицирующего обстоятельства и в случае причинения смерти потерпевшему, который, хотя и находится при исполнении своих служебных полномочий, но совершает неправомерные действия (превышает должностные полномочия, злоупотребляет ими).

В зависимости от того, когда и с какой целью совершается убийство специального потерпевшего (его близких), можно выделить три его вида: 1) превентивное (предупредительное), 2) пресекающее и 3) мстительное.

Превентивное (предупредительное) убийство совершается до осуществления потерпевшим служебной деятельности (выполнения общественного долга) с целью её предотвратить, не допустить. При этом необходимо учитывать, что потерпевший имеет реальную возможность в ближайшее время осуществить правомерные действия по службе, и это обстоятельство осознается виновным. Например, убийство виновным своего руководителя, совершенное в день назначения потерпевшего на должность, с тем, чтобы он не уволил убийцу за прогулы и пьянство на работе, если потерпевший говорил об этом виновному, когда они находились в равных должностях.

Однако рассматриваемого квалифицирующего признака не будет, если у потерпевшего отсутствует реальная возможность совершить правомерные действия по службе (работе). Так, убийство сослуживца, который обещает уволить прогульщика и пьяницу, если когда-нибудь станет его начальником, следует квалифицировать как простое убийство (при отсутствии других квалифицирующих признаков).

Пресекающее убийство совершается в процессе осуществления потерпевшим правомерных действий по службе (работе) с целью их прекращения (приостановления, замедления, торможения и т.п.).

Следует различать две разновидности пресекающего убийства. К первому относится убийство, совершенное во время выполнения конкретных правомерных служебных действий потерпевшим непосредственно. Такое убийство характеризуется местом и временем преступления. Оно совершается в рабочее время и на рабочем месте. Например, причинение смерти руководителю на приеме по личным вопросам в его кабинете, когда потерпевший требует от подчиненного написать объяснение по факту длительного прогула на работе без уважительных причин для последующего увольнения виновного.

Другой разновидностью рассматриваемого преступления является убийство, совершенное в течение осуществления потерпевшим служебной деятельности, выражающейся в совокупности правомерных действий, направленных на достижение через определенное время конкретного результата. Оно может быть совершено в любое время (днем, ночью) и в любом месте (на работе, на улице, в квартире, в лесу, в поле). Например, убийство подчиненным руководителя, который вопреки нежеланию отдельных работников целенаправленно готовит предприятие к приватизации (оформляет документы, убеждает коллектив в необходимости приватизации, организует аудиторскую проверку, проводит экспертизы и т.п.).

Однако возможно сочетание рассмотренных разновидностей убийства. Например, убийство руководителя приватизируемого предприятия на общем собрании трудового коллектива с целью срыва не только собрания, но и приватизации в целом.

Мстительное убийство совершается после выполнения служебной деятельности (общественного долга) с целью отомстить за её осуществление. В зависимости от содержания служебной деятельности мстительное убийство можно классифицировать на два вида:

а) убийство из мести за конкретное правомерное действие потерпевшего (уволил с работы, отчислил из вуза, дал обвинительные показания и т.п.);

б) убийство из мести за требовательное отношение по службе в целом на протяжении определенного периода времени (по мнению виновного, незаслуженное притеснение, отсутствие карьерного роста, премирования за недостатки в работе, плохая характеристика деловых качеств подчиненного и др.).

Время, прошедшее между выполнением действий по службе (работе) и убийством, на квалификацию не влияет. Судебной практике известен случай, когда преступление было совершено по истечении почти 20 лет после того, как потерпевший выполнил правомерные действия, послужившие поводом к мести[2].

В зависимости от статуса (положения) потерпевшего мстительное убийство можно подразделить на три группы:

1) убийство потерпевшего, который продолжает выполнять ту же служебную деятельность (руководителя после увольнения виновного, приватизации и т.п.);

2) убийство потерпевшего, который осуществляет другую деятельность (сменил место работы, повысили в должности, перевели в другую организацию);

3) убийство потерпевшего, который не осуществляет никакой деятельности (безработный, пенсионер, домохозяйка и т.п.).

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Из такого широкого толкования понятия служебной деятельности можно сделать вывод о том, что это любая законная трудовая деятельность. Следовательно, потерпевшим может быть и служащий (работник нефизического труда), и рабочий (работник физического труда), и крестьянин (работник сельскохозяйственного труда).

Однако подобное толкование вызывает и серьезный вопрос. Как квалифицировать убийство лиц, которые осуществляют свою деятельность на основании гражданско-правового законодательства (по договору хранения, перевозки, аренды, подряда и т.п. или предпринимательскую)?

Думается, необходимо давать самое широкое толкование понятия служебной деятельности, под которой следует понимать выполнение любой законной общественно-полезной работы, труда (служение человеку, обществу и государству)[3]. Однако целесообразнее внести изменения в уголовный закон и заменить понятия «служебная деятельность» и «общественный долг» словосочетанием «общественно полезная деятельность или поступок».

Под выполнением общественного долга понимается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

Осуществление лицом специально возложенных на него обязанностей проявляется в участии в деятельности добровольной дружины, оперативного отряда содействию милиции, экологических организаций, общественных комиссиях, т.е. в работе официальных общественных организаций. При этом не обязательно быть членом общественной организации.

Используемый в определении общественного долга термин «гражданин» означает не наличие у потерпевшего гражданства, а употребляется в смысле слова «человек», «лицо».

Совершение других общественно полезных действий предполагает правомерное поведение и законные поступки в интересах человека, общества или государства.

К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений[4] (например, невеста, жених, друзья и т.п.).

Квалифицирующий признак убийства «его близких» характеризуется не только субъективным моментом (желание причинить боль потерпевшему или воспрепятствовать его деятельности путем лишения жизни заведомо дорогого для него человека), но и объективным – наличие в действительности добрых отношений между лицом, осуществляющим общественно-полезную деятельность, и погибшим.

Возникает вопрос: как квалифицировать действия виновного, который заблуждается относительно таких отношений или в личности потерпевшего?

В юридической литературе правовая оценка убийства при таких обстоятельствах дается по-разному.

Высказывается мнение, что степень заинтересованности потерпевшего в судьбе близких ему лиц для квалификации действий виновного по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ не имеет значения[5].

А.Н.Попов при квалификации убийства в такой ситуации предлагает учитывать, является ли потерпевший родственником лица, осуществляющего общественно-полезную деятельность, или нет. Если потерпевший является родственником, то учитывать при квалификации убийства по п. «б» ч.2 ст.105 УК характер их взаимоотношений (добрые, неприязненные, враждебные) не требуется, поскольку словосочетание «жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений» не относится к родственникам[6].

Следовательно, причинение смерти любому родственнику потерпевшего в связи с осуществлением им общественно-полезной деятельности необходимо квалифицировать по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ. Даже если виновный либо заблуждался относительно взаимоотношений между ними (думал, что добрые, а в действительности были враждебные), либо заведомо знал о неприязненных отношениях, но, тем не менее, совершил убийство родственника в связи с правомерной деятельностью лица.

По мнению А.Н.Попова, в отношении убийства иных лиц (не родственников потерпевшего), необходимо наличие двух моментов: субъективного – заведомость для виновного о добрых отношениях между иными лицами и потерпевшим, и объективного – существование в действительности таких отношений. При этом если виновный заблуждается относительно истинных отношений между потерпевшим и иными лицами, то, по мнению автора, это обстоятельство не должно влиять на квалификацию содеянного по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ[7].

При таком подходе теряет смысл предложенная А.Н.Поповым классификация близких лиц на родственников и иных лиц. По существу, он соглашается с авторами первой точки зрения.

Однако при существующей формулировке рассматриваемого квалифицирующего признака ошибка в характере взаимоотношений между потерпевшим и иными лицами, которые, по сути, являются не близкими, а неприязненными, враждебными, исключает объективный критерий понятия близких лиц. И по правилам квалификации должно расцениваться как покушение на квалифицированное убийство. Такое же положение и с ошибкой в личности близкого лица. Например, вместо родственника, друга виновный, заблуждаясь, причиняет смерть постороннему человеку.

Думается, прав А.Н.Попов, когда предлагает квалифицировать убийство любого человека по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ, если преступление было совершено в связи с общественно-полезной деятельностью какого-либо лица[8].

Однако необходимо добавить, что для этого следует внести изменения в формулировку рассматриваемого квалифицирующего обстоятельства и заменить словосочетание «его близких» на понятие «иных лиц».

По поводу субъективной стороны рассматриваемого убийства в юридической литературе высказываются две основные точки зрения.

Одни ученые считают, что преступление, предусмотренное п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ может совершаться только с прямым умыслом[9].

Другие ученые справедливо отмечают, что такое убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом[10]. Действительно, цель – воспрепятствовать правомерной деятельности лица (отомстить ему за её осуществление) не тождественна цели – причинить ему смерть. Например, жестоко избивая потерпевшего, виновный желает «вывести его из колеи», чтобы он не смог на какое-то время осуществлять свои полномочия, но причиняет такие повреждения, нанося их в жизненно важные части тела, которые заканчиваются смертью, к которой виновный относился безразлично, допуская её. Налицо убийство в связи с осуществлением общественно-полезной деятельности, совершенное с косвенным умыслом.

Преступление, предусмотренное п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ, необходимо отграничивать от других посягательств, совершаемых в связи с осуществлением служебной деятельности специального потерпевшего, когда его жизнь является дополнительным объектом уголовно-правовой охраны. Это посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (терракт – ст.277 УК), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст.295 УК), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст.317 УК).

При отграничении квалифицированного убийства от названных посягательств необходимо исходить из того, что первое является общим составом преступления, а вторые относятся к специальным. По общему правилу квалификации преступлений при конкуренции общего и специального состава всегда применяется специальный состав. При отсутствии хотя бы одного признака специального состава квалификация осуществляется по общему составу преступления.

Так, если посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа совершает несовершеннолетний в возрасте от 14 до 16 лет, то в соответствии со ст.20 УК РФ он должен нести ответственность не по ст.317 УК (уголовная ответственность за это преступление предусмотрена с 16 лет), а по п. «б» ч.2 ст.105 УК РФ. Не будет специального состава и в том случае, если совершается посягательство на жизнь военнослужащего в связи с его служебной деятельностью, но не связанной с охраной общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Квалифицированное убийство отличается от посягательств на жизнь специальных потерпевших по основному объекту преступления. При убийстве – это личность, её жизнь. В посягательствах на жизнь специального потерпевшего – это государственная власть, основы безопасности государства, правосудие, порядок управления, а жизнь является дополнительным объектом.

Имеются отличия и в конструкции составов рассматриваемых преступлений. Квалифицированное убийство сконструировано как материальный состав и окончено с момента причинения смерти специальному потерпевшему. Посягательства на жизнь специальных потерпевших сконструированы законодателем как формальные составы и окончены не с момента причинения смерти потерпевшему, а с момента покушения на лишение его жизни. Таким образом, по сравнению с убийством (в соотношении с ним) посягательства на жизнь специальных потерпевших следует отнести к так называемым «усечённым» составам.

Следует проводить разграничение между квалифицированным убийством и посягательствами на жизнь специальных потерпевших и по субъективной стороне. Убийство лица в связи с его служебной деятельностью возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом, тогда как посягательства на жизнь (как формальные составы) характеризуются только прямым умыслом. Однако это не означает, что отношение к смерти потерпевшего при посягательстве на его жизнь должно проявляться только в прямом умысле. Например, виновный жестоко избивает судью за его деятельность. Умысел на посягательство на жизнь судьи – прямой (не желал, не посягал бы). Отношение же к наступлению смерти судьи у виновного может быть и безразличным (главная цель – воспрепятствовать его деятельности).



[1] См.: Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб: «Юридический центр Пресс», 2003. – С. 155.

[2] См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. – 1966. – № 5.

[3] См.: Попов А.Н Указ. раб. – С.171.

[4] См.: п.6 Постановления Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)».

[5] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И.Бойко. – Ростов-н/Д., 1996. – С.257.

[6] Попов А.Н. Указ. раб. – С.164.

[7] Там же. – С.162-163.

[8] Там же.

[9] См.: Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М., 1998. – С.49; Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Новоселов. М., 1997. – С.54.

[10] Андреева Л.А. Квалификация умышленных убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. Л., 1989. – С.10; Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2 т. Особенная часть / Под ред. А.Н.Игнатова, Ю.А.Красикова. М., 1998. – Т.2. – С.26; Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. – С.178-179.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19