www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
233. Смертная казнь и ее вымирание в законодательстве и практике

233. Обращаясь к оценке отдельных карательных мер, нужно начать со смертной казни как наказания, прекращающего само физическое бытие осужденного.

Имеет ли государство право отнимать у преступника высшее благо, данное ему провидением, — жизнь? Вызывается ли такое наказание требованиями справедливого воздаяния за учиненное? Может ли государство оправдать или доказать необходимость подобной карательной меры для поддержания и охраны правопорядка?

Ответ на это, как справедливо заметил проф. Кистяковский, подсказывает история этого наказания. Давно ли миновало то время, когда эта казнь являлась основой правосудия, когда она была излюбленной угрозой законодателя, и притом в самых разнообразных формах, с кровавыми придатками, предшествующими ей, с позорными обрядами, ее сопровождавшими, а ныне она занимает более чем скромный уголок. Всего сто лет тому назад формула, провозглашенная 1 декабря 1789 г. по предложению доктора Guillotin французским Учредительным собранием, что смертная казнь состоит в простом лишении жизни, была принята как таран, расшатывающий твердыню правосудия, а для нас эта формула кажется странною в кодексе по ее излишеству, возбуждая невольный вопрос: да в чем же ином может состоять смертная казнь? Сомнения, высказанные Беккариа в его бессмертном труде о целесообразности смертной казни, представлялись ересью среди юристов, тлетворным мечтанием; но с каждым десятилетием число этих мечтателей возрастало, их доводы получали все более и более практический характер, в их рядах, вместе с государственными деятелями, оказались почти все авторитетные имена современных представителей науки уголовного права[1], так что ныне мы видим обратное явление: замирают голоса сторонников смертной казни, уменьшается текущая литература по этому предмету, указывая, что вопрос потерял свою жгучесть, что противники смертной казни не встречают серьезной научной оппозиции, что она ныне более опирается на силу предания, чем на силу убеждения. Недавняя попытка итальянской антропологической школы выступить в защиту необходимости применения смертной казни к преступникам прирожденным была последней вспышкой, лишенной практического значения[2].

Обратимся же к данным, подтверждающим только что высказанные положения, и прежде всего к законодательным постановлениям по этому предмету важнейших государств.

Англия еще в начала минувшего XIX столетия занимала первое место по количеству преступлений, караемых смертной казнью. По свидетельству Блэк-стона, в его время английские законы знали до 160 преступлений, обложенных смертью, а по счету других даже в первой четверти XIX столетия их число доходило до 240, причем наравне с государственными преступлениями, с тяжкими посягательствами на личность, как убийство, изнасилование, той же казнью угрожал закон за угрозу на письме, за увечье животных, за лесные порубки, за кражу из лавок на сумму свыше 5 шиллингов, кражу в церкви, на ярмарке на сумму свыше 1 шиллинга, кражу животных и т. д. Но, начиная с тридцатых годов, в особенности в силу Статутов королевы Виктории 1837 и 1841 гг., число преступлений, караемых смертью, стало значительно уменьшаться, а после консолидированных Статутов 1861 г. к этой группе относятся лишь посягательство на особу королевы и членов царствующего дома; бунт, сопровождавшийся насилием, убийствами и т. п.; убийство (murder), объемлющее, впрочем, и злоумышленное нанесение ран, окончившееся смертью; морской разбой и поджог доков и арсеналов.

Во Франции в конце XVIII столетия смертная казнь назначалась в 119 случаях[3]. По code penal 1810 г. она назначалась еще в 39 случаях, причем за отцеубийство была сохранена даже квалифицированная смертная казнь; но это число было значительно уменьшено реформами 1832 и в особенности 1848 гг., отменившими эту казнь за преступления политические[4], хотя и теперь по числу случаев, облагаемых этой казнью, Французский кодекс занимает одно из первых мест, причем смертная казнь назначается не только за тяжкие виды убийства, но и за другие преступления, окончившиеся смертью потерпевшего, как кастрация, или грозившие опасностью жизни — лишение свободы, истязания, поджог, взрывы и т. п.[5] В Бельгии хотя смертная казнь и не отменена, но фактически не применяется с 1863 года.

В Германии Каролина угрожала смертью за 44 рода преступных деяний, почти такое же количество знало Прусское земское право 1794 г., а Германский кодекс 1872 г. сохраняет смертную казнь только в двух случаях: при предумышленном убийстве (Mord) и при посягательстве на жизнь императора германского или главы отдельного государства, когда посягательство учинено его подданным или лицом, находящимся на территории этого государства[6]. Сверх того, по специальному Закону 1884 г. она назначается за злоупотребление взрывчатыми веществами, как скоро от сего произошла смерть человека, которую виновный мог предвидеть. По военно-уголовным законам число случаев применения смертной казни значительнее.

В Австрии число случаев, облагаемых смертной казнью, и притом квалифицированной, было чрезмерно еще по Кодексу Марии Терезии[7]; но уже Кодекс 1803 г., исправленный в 1852 г., допускал ее только в пяти случаях — бунт, предумышленное убийство, разбой, сопровождавшийся убийством, поджог с отягчающими обстоятельствами и некоторые общеопасные случаи повреждения железнодорожных сооружений, а по новому проекту она сохраняется только в двух случаях: при предумышленном убийстве и при посягательстве на особу императора.

В большем объеме назначается смертная казнь по кодексам скандинавским; так, например, Кодекс шведский 1864 г. угрожает ею в 23 случаях[8].

Но зато смертная казнь вовсе отменена по законодательствам Румынии —с 1864 г., Португалии — с 1867 г., Голландии — с 1870 г., Италии — с 1890 г.[9] В Швейцарии[10] по Конституции 1874 г. была также отменена смертная казнь; но в 1879 г. это постановление заменено воспрещением применения смертной казни к преступлениям политическим, хотя до настоящего времени смертная казнь восстановлена лишь в 8 кантонах (из 25), и притом весьма незначительных (Ури, Швиц, Обвальден, Аппенцель, Валлис, Цуг, С.-Галлен и Люцерн); причем в них хотя и были приговоры к смертной казни, но до 1892 г. ни один исполнен не был[11].

Но угроза смертью не только значительно уменьшилась в законодательствах, она в то же время, так сказать, упростилась, потеряла свой прежний облик, потрясающий современного человека своей жестокостью. Трудно представить себе, сколь изобретательна была человеческая фантазия по отношению к тем мучениям, которые предшествовали лишению жизни и заставляли осужденных просить как милости последнего удара.

Кистяковский в своем «Исследовании о смертной казни», перечисляя употребительнейшие виды отягченной смертной казни в средние века и до XVII века, насчитывает их более 20, в том числе: кипячение в масле, вине или воде, колесование, четвертование и разрезывание, распятие, сожжение, закопание живым, содрание кожи, вытягивание кишок, залитие горла металлом, морение голодом, засечение и т. д., причем каждое из этих наказаний допускало самые разнообразные оттенки и комбинации[12]. Нередко казни, особенно в чрезвычайных случаях, выдумывались ad hoc, по совещанию с людьми опытными и сведущими. Таковы, например, получившие по своей жестокости историческую известность казни Равальяка в 1610 г. и Дамиена в 1757 г. Равальяка положили на спину на эшафот и крепко прикрепили цепями все части тела, затем к руке его привязали орудие преступления vi жгли ее серным огнем, затем клещами рвали в разных местах тело и лили в раны расплавленный свинец, масло и серу, потом каждый член тела прикрепили к лошадям и заставляли их тянуть сначала небольшими порывами, а потом изо всех сил, пока эти части не оторвалась; наконец, все части тела были собраны вместе и сожжены, а прах развеян по ветру.

В 1745 г. защитники претендента в Шотландии должны были, как сказано в приговоре, висеть, но не до смерти, им заживо нужно было вырвать кишки, затем вырезать сердце и сжечь, а потом уже отрубить голову, чтобы они по возможности при жизни испытали преддверие адских мук.

По Кодексу Марии Терезии для Австрии 1768 г. обыкновенными добавками смертной казни были рвание тела раскаленными щипцами, вырезывание ремней из спины, отрезание грудей и т. д.[13]

Теперь повсюду смертная казнь выполняется одним актом, преимущественно посредством гильотины, как сравнительно наиболее скорого и безболезненного лишения жизни[14].

Сама казнь отправлялась не только публично, но по возможности на людных площадях, при большом стечении народа, или на перекрестках больших дорог, где трупы казненных были бы издали видны проходящим. Не только не убирались эшафоты и виселицы, но и сами трупы убитых не снимались целыми годами. При Петре Великом лобная площадь в Москве была уставлена рожнами, на которые воткнуты были головы, и виселицами, на которых мотались трупы стрельцов, и только в 1727 г. были сняты эти виселицы и столбы. То же мы видим и во всей Европе (Кистяковский), и не один языческий Рим устраивал зрелища травли осужденных зверями, сожжение «светочей христианства»; совершенно то же делала позднее и христианская Европа, казня еретиков и чернокнижников. В Испании церемония сожжения еретиков длилась целыми днями, торжественные сожжения назначались в дни>особенно важных государственных событий, как вступление на престол, брак королей и т. п.[15] На казнях, даже таких, как описанная выше казнь Равальяка, присутствовала не только чернь, но дамы высшего общества, в роскошных туалетах[16]. Король испанский, как некогда Нерон, сам подавал знак для начатия торжественных auto da fe[17]. Само исполнение смертной казни не только в те времена, когда казнь являлась жертвоприношением, религиозным обрядом, когда она, естественно, выполнялась жрецами-первосвященниками, царями (ср. Кистяковский), но и гораздо позднее вовсе не считалось чем-либо позорным. В средневековой Германии нередко палачи возводились в дворянское достоинство; во Франции сам титул их «maitre des hautes oeuvres[18]» показывал, что они занимали почетное положение. Петр Великий в Преображенском собственноручно отрубил головы пятерым стрельцам. «В Преображенском,— говорит Соловьев,— происходили кровавые упражнения: здесь 17 октября (1698 г.) приближенные царя рубили головы стрельцам: князь Ромодановский отсек четыре головы; Голицын, по неуменью рубить, увеличил муки доставшегося ему несчастного; любимец Петра — Алек-сашка (Меншиков) хвалился, что обезглавил 20 человек»[19]. Котошихин говорят: «А в палачи на Москве и в городах ставятся всякого чину люди, кто похочет»; право брать насильно кого угодно из присутствующих при публичном исполнении телесной казни в подмогу палачу было у нас запрещено только Указом 28 апреля 1768 г. (Полное собрание законов, № 13108).

Но как изменились все эти условия к настоящему времени! Даже сохраняя публичность смертной казни, ее стали исполнять в местах наиболее глухих, в возможно ранние часы, иногда даже тщательно скрывая от народа время исполнения казни, и, наконец, мало-помалу почти во всех государствах введена система непубличного ее исполнения[20].

Также изменилось и общественное положение палача. Как замечает Кистяковский, ныне для европейского жителя обязанность палача составляет предмет ужаса и отвращения; палач — это лицо отверженное, одно прикосновение к которому считается осквернением; преступник легче может возвратиться в лоно общества, которое его извергло, и примириться с ним, чем палач. Торговцы, говорит Луазелер, отказываются продавать палачу съестные припасы; деньги его внушают народу ужас; народ смотрит на них, как на цену пролитой крови; он верит, что на каждой монете палача есть кровавое пятно, и если случится получить несколько этих проклятых монет, он бросает их в сторону, боясь от них несчастья. Почти то же говорит С. Максимов[21] о положении палачей в Сибири: «Крестьяне гнушались разделить с палачом кусок хлеба, посадить его за стол, прикосновение его руки считалось осквернением». Оттого и понятно указание, сделанное еще Мордвиновым, что хотя палач получал иногда большие деньги (он говорит, до 10 тысяч рублей) от подлежащих телесной казни, но трудно было найти желающих быть палачом, и приходилось выбирать из наиболее тяжких преступников; мало того, хотя принявший обязанность палача освобождался от следующего ему тяжкого наказания, тем не менее многие из преступников предпочитали плети и каторгу исполнению кровавых обязанностей палача.

Наконец, еще знаменательнее постоянное уменьшение числа осужденных и казненных. Хотя мы и не имеем точных статистических данных относительно применения смертной казни в средние века и в XVII веке за все преступления, а имеем только отрывочные данные, хотя иногда цифры казнимых, приводимые из той эпохи, могут быть несколько преувеличены, но тем не менее они представляются достаточно точными для сравнения минувшего с настоящим. Значительное число казненных падало на государственные преступления, на казни бунтовщиков, заговорщиков, но еще большее — на долю преступлений религиозных: еретики, во славу Божию, истреблялись не сотнями и тысячами, а десятками тысяч; иногда целые города и провинции предавались огню и мечу по требованию представителей церкви, не только предавших забвению и попранию евангельские слова мира и любви, но даже во время наибольших кровопролитий фарисейски восклицавших: «Ecclesia abhorret sanguinem»[22]. В одной Испании инквизиция сожгла более 35 тысяч человек; 16 февраля 1568 г. святая инквизиция осудила на смерть всех жителей Нидерландов как еретиков, за исключением поименно указанных, и Филипп II, утвердив этот чудовищный приговор, дал повеление о немедленном приведении его в исполнение, без различия пола, возраста и ранга. Правда, этот приговор не был исполнен полностью; но тем Не менее в Нидерландах суды Карла V казнили, по исчислению Сарпи 50 тысяч, а по исчислению Гуго Гроция — до 100 тысяч еретиков, да при Филиппе II было казнено до 25 тысяч человек (Кистяковский). Если же вспомнить из более ранних эпох: казни павлициан, чуть не поголовное истребление альбигойцев[23], резню гугенотов, истребление католиков в Англии, жестокие казни в Богемии после битвы на Белой горе, то получатся поразительные цифры. Также не менее значительно число сожженных колдунов, ведьм, чернокнижников, лиц, вступивших в союз с дьяволом, и т. д. Вольтер исчислял их до 100 тысяч человек; но эта цифра несомненно ниже действительной. Стоит просмотреть, например, известную книгу Сольдена[24], чтобы поразиться количеством жертв, принесенных, под руководством и при содействии церкви, мракобесию и невежеству. В Каркасоне, например, с 1320 по 1350 г. сожжено колдунов до 400, а в Тулузе в то же время — до 600 человек; в епископстве Страсбургском с 1615 по 1635 г. казнено до 5 тысяч ведьм, с 1625 по 1630 г. в маленьком епископстве Бамбергском было сожжено до 900 колдунов и ведьм; такое же количество сжег в то же время, с 1623 по 1631 г., и сосед епископ Вирцбургский[25]. Судья из Нанси Николай Рэми хвалился тем, что он в течение 16 лет сжег 800 ведьм; известно также заявление знаменитого благочестивого Карпцова, что он во время своей судейской практики подписал до 20 тысяч смертных приговоров (правда, не за одни религиозные преступления)[26].

Более точными представляются нам цифры позднейшего времени. В Англии (без Шотландии и Ирландии)[27] в начале XIX столетия, с 1806 по 1825 г., было предано суду за преступления, подлежащие смертной казни, 192 тысячи 101 человек, осуждено 16 тысяч 200 и казнено 1 тысяча 614 человек, следовательно, в год приговаривалось до 810 человек, а было казнимо по 80. После же реформ тридцатых годов цифры представляются (Holtzendorf, d'Olivecrona) в следующем виде:

Средним числом в год было

приговорено

казнено

1833-1837 гг.

573

25

1838-1847 гг.

70

10

1848-1857 гг.

58

11

1858-1867 гг.

37

13

1868-1877 гг.

24

14

1878-1887 гг.

28

25

и в 1888 г. осуждено 36, казнено 22; в 1889 г. осуждено 20, казнено 11.

При этом для сравнительной оценки этих цифр нужно иметь в виду возрастание населения, почему уменьшение процентного числа осужденных и казненных будет еще значительнее[28]. Во Франции[29]:

Средним числом в год было

приговорено

казнено

1826-1830 гг.

111

72

1831-1840 гг.

53

30

1841-1850 гг.

49

34

1851-1860 гг.

50

28

1861-1870 гг.

19

11

1871-1880 гг.

27

11

1881-1890 гг.

27

6

При этом особенно уменьшилось число казненных женщин: с 1846 по 1860 г. их было — 39, с 1861 по 1875 г.— 6, а с 1876 г. не было казнено ни одной.

В Австрии по официальным мотивам к Проекту 1891 г. всего было приговорено с 1804 по 1890 г. 3 тыс. 964 человек, а казнено 413, причем:

Средним числом в год было

приговорено

казнено

1804-1852 гг.

30

9,5

1853-1873 гг.

43

5,0

1873-1880 гг.

109

2,6

1881-1890 гг.

84

3,3[30]

Для Германии мне известно только общее число осужденных, которое было с 1882 по 1889 г.-— 529, т. е. 66 в год, причем наивысшее число (90) падало на 1883 г., а низшее (37) — на 1888 г.[31]

В России по преступлениям политическим с 1866 по 1891 г. общее число осужденных к смертной казни было 134 (в том числе женщин—16), а казненных—44 (в том числе женщин— 1), т. е. средним числом осуждений 5 и исполнений 1,7; по пятилетиям они распределялись так:

приговорено

казнено

1866-1870 гг.

2

1

1871-1875 гг.

0

0

1876-1880 гг.

37

22

1881-1885 гг.

44

10

1886-1890 гг.

51

11

Наиболее крупные цифры падают по осуждению на 1887 г.— 40, 1879 г.-22, 1882 г.— 19, а по исполнениям на 1879 г.— 16. Из сего числа было:

приговорено

казнено

Верховным судом

3

2

Особым присутствием Сената

48

11

Военным судом

83

31

Сверх сего, по данным военных судов (имеющимся с 1876 г.), не вошедшим в сведения Министерства юстиции, было казнено за государственные преступления, включая сюда измену, шпионство в военное время и т. д., в 1876 г.— 2; в 1877 г.— 4, в 1878 г.— 23; в 1879 г.— 2; в 1880 г.— 5; в 1882 г.— 3, а всего — 39 человек, так что среднее ежегодное число казненных за государственные преступления с 1876 г. было: с 1876 по 1880 г.—12; с 1881 по 1885 г.— 3; с 1885 по 1890 г.— 2. Из числа казненных за государственные преступления по приговорам военных судов было воинских чинов—12, гражданских лиц — 58; повешено 67, расстреляно 3.

Кроме того, за общие преступления было казнено по приговорам военных судов:

1876-1880 гг.

1881-1885 гг.

1886-1890 гг.

Итого

Всего

68

64

79

211[32]

В том числе за:

— убийство

14

44

42

100

— разбой

17

16

24

57

— сопротивление начальству и властям

32

4

13

49

Средним числом в год

14

13

16

14

В числе сих 211 лиц было воинских чинов 39, гражданских лиц —172; расстреляно 39, повешено 172.

С 1891 г. ни одного осуждения к смертной казни гражданскими судами не было.

Военными же судами было казнено:

1891— 1895 гг.

1895—1900 гг.

За государственные преступления

0

24[33]

Убийство

24

28

Разбой

21

26

Сопротивление властям

2

0

Прочие преступления

1

0

Всего

48

78

Средним числом в год

10

16



[1] Ломброзо, Сетти и в особенности Гарофало, отстаивавший смертную казнь для прирожденных неисправимых преступников в видах ограждения общественной безопасности. Ср. Вульферт; d'Olivecrona во 2-м изд.

[2] В 1791 г. в Учредительном собрании депутат Лепелетье-Сен-Фаржо от имени Комитета конституции и уголовного законодательства внес предложение об отмене смертной казни за все преступления, кроме политических; но собрание после долгих прений отклонило это предложение. В 1793 г. Кондорсе внес то же предложение в Конвент,„и также без успеха; но в IV год Республики Конвент издал декрет: что со дня объявления всеобщего мира смертная казнь будет отменена во всей Республике. При этом в собрании в числе противников смертной казни явились Робеспьер (произнесенная им 30 мая 1791 г. речь была напечатана отдельно в Париже в 1830 г.) и Марат (ср. подробные сведения у Гетцеля) Во французских законодательных собраниях и впоследствии неоднократно делались предложения об отмене смертной казни: в 1848 г.— Виктором Гюго; в 1865 г.— Жюлем Фавром; в 1870 г.—Жюлем Симоном; в 1877 г.— Луи-Бланом, яр безуспешно.

[3] В том же году была отменена и квалифицированная смертная казнь за отцеубийство, но сопровождавший наказание обряд остался и ныне, вызывая порицание криминалистов. В 1853 г. было разъяснено, что посягательство на жизнь императора не подходит под действие Закона 1848 г., а наказывается как parricide [убийство близких родственников (лат.)]. Равным образом Французский кассационный суд по делу об убийстве генерала Вреа разъяснил, что убийство, хотя бы совершенное и с политической целью, не подходит под действие Закона 1848 г. Лаборд, №254, делает такой расчет уменьшения случаев, караемых смертью по французскому праву: по code penal—в 115 случаях, после 1832 г.—в 37, после 1848 г.— в 15.

[4] Laine, Traite, №288 и след.; Ortolan, Elements.

[5] На Франкфуртском национальном собрании 1848 г. (подробно у Гетцеля, стр. 298) отмена смертной казни была отнесена к числу основных прав германской нации большинством 288 против 146, а затем казнь была отменена в Бадене, Вюртемберге и большинстве мелких государств, хотя впоследствии в этих государствах была снова восстановлена. При обсуждении проекта Северо-Германского кодекса в 1870 г. депутат Планк сделал предложение об отмене смертной казни, и при втором чтении это предложение было принято большинством 118 против 81. Но вслед за тем Бисмарк, в речи своей 23 мая 1870 г., прибег в защиту смертной казни к наиболее сильному аргументу, что правительство в случае ее непринятия возьмет проект назад и тем устранит навсегда возможность юридического объединения Германии; тогда при третьем чтении смертная казнь была сохранена большинством 127 против 119, но в весьма ограниченном, сравнительно с проектом, числе случаев. С введением Германского уложения смертная казнь была восстановлена в 6 германских государствах, в том числе в Саксонии, где она была отменена в 1868 г., и в Великом Герцогстве Ольденбургском.

[6] Впрочем, при преемнике Марии Терезии Иосифе II смертная казнь была вовсе отменена в 1787 г.; но снова восстановлена в 1796 г. при Франце II. Ср. Wahlberg, Neuere Praxis und Geschichte der Todesstrafe in Oesterreich. Gesam. Schrif.

[7] Ср. исторические и статистические данные о смертной казни в Швеции у d'Olivecrona, De la peine de mort, 1893 г. Но и в Швеции замечается постоянное уменьшение ее применения, причем Оливекрона доказывает, что это уменьшение не только не повлекло усиления преступности, но даже наоборот — многие из преступлений, как видно из приложенной к книге Оливекрона диаграммы, угрожаемые смертной казнью, уменьшились:

Годы

Число казненных

Среднее ежегодное

1 казнь на число жителей

1749-1758 гг.

474

47,4

48 000

1759-1768 гг.

348

34,8

72 000

1769-1778 гг.

268

26,8

101 000

1779-1788 гг.

108

10,8

281 000

1789-1798 гг.

115

11,5

272 000

1799-1808 гг.

126

12,6

257 000

1809-1818 гг.

85

8,5

306 000

1819-1828 гг.

100

10,0

271 000

1829 г.

13

13,0

220 000

1830-1834 гг.

91

18,2

161 000

1835-1839 гг.

89

17,4

177 000

1840-1844 гг.

36

6,6

486 000

1845-1849 гг.

36

7,2

468 000

1850-1854 гг.

34

6,8

521 000

1855-1859 гг.

38

7,6

487 000

1860-1864 гг.

15

3,0

1 322 000

1865-1869 гг.

2

0,4

10 401 000

1870-1874 гг.

1

0,2

21 262 645

1875-1879 гг.

3

0,6

7 469 000

1880-1884 гг.

2

0,4

11 483 000

1885-1889 гг.

1

0,6

23 604 000

1749-1889 гг.

1985

В Норвегии с 1843 по 1867 г. было присуждено к смертной казни 130 человек, казнено 16; а с 1868 по 1889 г. осуждено 24, казнено 4; в Дании с 1866 по 1889 г. осуждено 47, казнено 3.

[8] Фактически смертная казнь не применялась в Италии с 1875 г.

[9] Подробные сведения о смертной казни в Швейцарии у Stoos, Die Grundzüge des schweizerischen Strafrechts, 1892 г., с. 285-303.

[10] Ход отмены смертной казни, говорит Кистяковский, был следующий: в XVIII столетии она была почти вполне отменена за преступления против религии, против нравственности и за большую часть посягательств против собственности. В течение XIX столетия она отменена почти за все остальные виды преступлений против собственности, за исключением только тех, которые вместе с тем заключали посягательства на жизнь отдельных лиц и общественную безопасность. Ныне она остается за преступления государственные в тесном смысле и за преступления против жизни; но область и этих преступлений с каждым годом все более и более суживается.

[11] Так, Loiseleur, Les crimes, указывает, например, как на отягчение сожжения, на про-копчивание на плохо горящих углях, на медленном огне тлеющих растений и т. п. Ср. подробное описание разных родов и видов квалифицированных казней с соответственными рисунками у Квантера. Ужасающее впечатление производит этот подбор изобретательности человека-зверя. Особенно ужасно и разнообразно было сожжение, описание видов коего заняло у Квантера 35 страниц.

[12] В германских государств в Саксонии сожжение было отменено только с изданием Кодекса 1838 г., а в княжестве Рейс-Грейц в том же году был даже случай применения этого наказания. В Берлине последнее сожжение было в 1823 г.; колесование отменено в Пруссии только в 1851 г. В Вюртемберге колесование .отменено только в 1824 г. Ср. Köstlin, System. Об отмене квалифицированной смертной казни в XIX веке см. у Grüntier.

[13] Lenötre, La guillotine et les executeurs des arrets criminels pendant la revolution, 1893 r. Возражения, делаемые против гильотины немецкими криминалистами, на основании исторической роли этого рода казни в эпоху террора, конечно, не имеют серьезного значения, так как весь вопрос сводится к тому, чтобы сделать наказание наименее мучительным для осужденного. Редакционная комиссия по составлению нашего Уголовного уложения сохранила виселицу в том соображении, что введение обезглавления машиной было бы для нас нововведением, а между тем практика и этого вида смертной казни указывает случаи крайне неудачного исполнения, когда падающий нож или топорик не отрубал головы, а наносил только рану, создавая отвратительное зрелище акта неудавшейся бойни, а иногда борьбы тяжко раненного с палачами. Комиссия также не решилась на введение предлагавшегося некоторыми способа лишения жизни отравлением или электрическим током.

[14] Loiseleur, Les crimes et les peines, 1863 г., с. 129.

[15] Ср. также у Принса о поведении публики на казни Дамьена.

[16] Соловьев «История России».

[17] Предания огню (um.).

[18] Мастер высоких дел (фр.).

[19] Теперь публичное исполнение смертной казни сохранилось из больших государств только во Франции; но по проекту Уложения и там предполагается отмена публичности казни.

[20] «Сибирь и каторга»

[21] Истребление павлициан при королеве Теодоре (в 844 г.) было превознесено как душеспасительное дело Папой Николаем I; невероятное почти по числу жертв истребление альбигойцев с 1209 по 1220 г., обратившее цветущую культурную страну в пустыню, было выполнено не только с благословения, но и по распоряжению Папы Иннокентия III. Geffken, Staat und Kirche, 1875 г., с. 165, указывает, что, например, при взятии Безье было казнено свыше 38 тысяч человек.

[22] «Церковь содрогается от крови» (лат.).

[23] Geschichte des Hexenprocesses, 2-е изд. 1880 г. в двух томах.

[24] В том числе в 1627-1629 гг.— 157 человек, причем сохранился поименный список этих лиц: тут были лица всех сословий и состояний — и ученые доктора, и неграмотные, здоровые и увечные, старые и молодые; была, например, казнена 9-летняя колдунья с ее маленькой сестренкой; все это жарилось и пылало во имя Христа, по распоряжению или с одобрения епископов и прелатов, считавших себя представителями христианской церкви!

[25] Günther, Wiedervergeltung, рассказывает, что палач Франц Шмидт в Нюрнберге оставил дневник, в котором заявляет, что он с 1573 по 1613 г., т. е. в 44 года, отправил на тот свет 361 человека, а его предшественник был счастливее и в 24 года обезглавил 1159 человек.

[26] Чтобы иметь представление о числе прежде исполнявшихся казней, достаточно указать, что, по свидетельству лорда Фортескью (Гетцель), при Генрихе VIII (с 1509 по 1547 г.) было казнено 72 тыс., а при Елизавете (с 1558 по 1603 г.) свыше 89 тыс. человек.

[27] Приведенные цифры, однако, свидетельствуют как бы о новом возрастании числа казней. Высшее число, 38 осужденных, было за 1884 г., а казненных — 21 и 22 за 1887 и 1888 годы.

[28] Цифры взяты из официальных отчетов Министерства юстиции.

[29] Мотивы объясняют это увеличение введением в 1873 г. нового Устава уголовного судопроизводства.

[30] Более ранние статистические данные для Северной Германии собраны в приложении к мотивам Германского кодекса — «über die Todesstrafe». D'Olivecrona, приводит число осужденных с 1871 по 1890 г.— 967, т. е. 47 в год, но и ему неизвестно число действительно исполненных приговоров.

[31] Почти все эти случаи относятся к окраинам. А. Чехов, свидетельствует, что на Сахалине с 1879 по 1889 г. было казнено 20 человек.

[32] 5 в 1898 г. и 19 в 1899 г.; последние — за участие в Андижанском восстании; наибольшее число казненных за убийства падает также на 1898, 1899 и 1900 гг.—10, 11, 8, а равно и за разбои — 8, 7, 9. Почти все случаи относятся к округам: Тифлисскому, Ташкентскому и Иркутскому.

[33] Этот вопрос о законности смертной казни и теперь еще занимает видное место в сочинениях французских и итальянских юристов; ср., например, красноречивые возражения против смертной казни с точки зрения естественного права у Carrara, Programma. Ср. также возражения против Беккариа. Против этого положения Беккариа у нас возражал еще кн. Щербатов в «О смертной казни».

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19