www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
229. Наказания заменяющие: Исправительные приюты

229. Следующую группу составляют наказания заменяющие, т. е. назначаемые только в том случае, когда наказание, положенное в законе за известное деяние, не может быть применено к виновному по каким-либо основаниям, фактическим или юридическим. В этих случаях нередко одно главное наказание заменяется другим, например, денежная пеня — арестом, но существуют и такие карательные меры, которые употребляются только в качестве заменяющих наказаний.

Таковы исправительные приюты для малолетних[1]. Законодательные постановления об этом заменяющем наказании появились у нас только с изданием Устава о наказаниях. Хотя Правительствующий Сенат в решении 1874 г. № 46, по Общему собранию, и высказал, что отдача в исправительный приют, имея не карательный, а воспитательный характер, не составляет наказания и что лица, помещенные в приюты, не могут считаться осужденными и наказанными, но очевидно, что это разъяснение нужно понимать только в связи с основным вопросом, рассматривавшимся в этом решении, т. е. лишь но отношению к влиянию этого заключения на будущую судимость этих лиц и к неприменению к ним ст. 146 Уложения о наказаниях, изд. 1866 г. (ныне отмененной). В прочих отношениях для малолетних, коим содеянное вменено в вину и к которым применяется статья 55 Уложения, таковая отдача является по нашему действующему праву несомненно судебно-карательной мерой: она может быть назначена только судом по отношению к лицу, признанному виновным, и притом за известные, законом указанные деяния. То обстоятельство, что сроки пребывания в приютах не соответствуют срокам заменяемого наказания, что суд вовсе не определяет этих сроков в приговоре, само по себе не может изменить карательного характера этой меры, так как пребывание в приютах принудительно, а освобождение из приюта может последовать не иначе как в порядке, законом указанном; сами же приюты состоят в ведении и под присмотром правительства. Как мера карательная отдача в приюты должна быть отнесена к группе наказаний заменяющих: как говорила ст. 6 Устава о наказаниях, взамен заключения в тюрьме малолетние могут быть обращаемы в приюты[2]. Равным образом и действующее Уложение говорит в ст. 55, что помещение в приюты назначается вместо других наказаний; на это указывает далее возможность заменить помещение в исправительный приют помещением в особые отделения при тюрьмах; и наконец, на этот характер этой меры указывает последняя часть ст. 55, говорящая о несовершеннолетних, достигших в момент обращения приговора к исполнению 18 лет. Поэтому суд и в этих случаях должен определить, какому наказанию подлежал бы виновный за данное деяние, если бы он был совершеннолетний, и потом это наказание, если дозволяет закон, заменить отдачей в приюты, указав в приговоре и то другое взыскание, которому должен подвергнуться малолетний, если бы в приюте не оказалось достаточно помещения. Иной характер имеет, конечно, отдача в исправительно-воспитательные заведения по ст. 41, так как она применяется к лицам, коим содеянное не вменено и которые, следовательно, не могут подлежать наказанию; по отношению к ним эта отдача есть такая же мера безопасности, как и по отношению к преступникам-душевнобольным. Поэтому такая мера и может быть определяема судом в распорядительном, а не в судебном порядке; Редакционная комиссия для устранения недоразумений предполагала даже присвоить этим мерам различные наименования.

Правила об устройстве приютов были установлены Законом 5 декабря 1866 г.-,и затем внесены в Устав о содержащихся под стражей, ст. 153 и след. По закону приюты эти учреждаются для исправления несовершеннолетних, отданных туда по судебному приговору; но в законе не содержится воспрещения помещать в те же заведения и детей бесприютных, нищих или отдаваемых туда в силу родительской власти. На практике уставы большинства приютов допускают принятие малолетних всех этих групп. По проекту Уголовного уложения предполагалось устройство двоякого рода заведений для малолетних: исправительно-воспитательных — для приговоренных по суду, коим деяние вменено в вину, и воспитательных — для прочих малолетних; кроме того, как указано в объяснительной записке к проекту, в исправительно-воспитательные заведения, устраиваемые с более суровым режимом, могли бы быть помещаемы те из находящихся в воспитательных учреждениях, для коих управлением заведения будет признана необходимость более строгого режима. При рассмотрении проекта в Государственном Совете эти предположения были вполне одобрены, и даже было указано на необходимость основывать правительственные учреждения этого рода именно для более опасных и более неисправимых, но затем всем этим учреждениям присвоено общее наименование — воспитательно-исправительных заведений, ввиду, главным образом, неимения у нас ныне различных заведений этого рода.

По действующим узаконениям приюты устраиваются правительством; но независимо от сего к учреждению таковых призываются земство, общества и духовные установления, а также и частные лица[3], причем, как было указано в объяснениях к Закону 1866 г., правительство особенно желало возникновения приютов общественных или частных. Действительно, до настоящего времени не открыто ни одного правительственного приюта (если не относить к таковым открытых обществами попечительными о тюрьмах), между тем как частных учреждений к 1 января 1901 г. было, по указанию М. Духовского,—43, а к 1 января 1902 г., по сведениям тюремного управления,— 46[4], независимо от приютов для детей арестантов и ссыльных[5]. Исправительные и воспитательные заведения учреждаются не иначе как с разрешения министра юстиции, им же утверждаются и уставы этих заведений, но уставы обществ утверждаются Министерством внутренних дел по соглашению с Министерством юстиции. В Министерство юстиции ежегодно приютами представляются отчеты; в случае обнаружения каких-либо нарушений в управлении приютами они могут быть закрываемы Первым департаментом Правительствующего Сената по представлению министра юстиции. Согласно Закону 21 марта 1890 г., в число лиц, участвующих в управлении заведением, входят и тюремные инспекторы.

Приюты неправительственные приняты по Высочайшему повелению 23 февраля 1895 г., под Высочайшее Его Императорского Величества покровительство и пользуются государственной поддержкой, а именно: если приют земледельческий, то ему в пользование отводится казенный участок земли; все принадлежащее приюту недвижимое имущество освобождается от сборов в пользу казны; приютам выдается тюремными комитетами из арестантских сумм та сумма, в какую комитетам обходятся пища и одежда арестанта.

Кроме того, губернским земским собранием предоставляется отчислять из земских арестных сумм до 10%; с родителей находящихся в приюте детей может быть взыскиваема плата за содержание и воспитание детей, но с тем чтобы с недостаточных родителей плата не превышала 3 руб. в месяц.

Приюты устраиваются отдельно для детей того и другого пола; хотя до сих пор отдельно для девочек устроены приют Болыповский около Москвы, Варшавский в усадьбе Пуща, близ Студзенецкой колонии, и Петербургский приют; сверх сего, открыто отделение в Саратовском приюте и существует приют в Кубанской области на 24 девочки; причем по уставам большинства этих заведений в них принимаются дети не только по приговорам, но и вообще брошенные дети или отданные в приют в силу родительской власти. По отношению к детям, отдаваемым в приюты по суду, приюты не имеют права выбора, коль скоро в них находятся свободные помещения; но, впрочем, по уставам некоторых заведений установляется известный предельный срок возраста принимаемых, а также наименьший срок пребывания. Содержащиеся в приютах получают элементарное образование и техническое; при этом приюты могут быть устраиваемы или ремесленные, или земледельческие, или смешанные.

Порядок содержания в приютах, план обучения, дисциплинарные взыскания и т. д. определяются уставами заведений; закон указывает только, что в случае побега бежавший возвращается в приют и содержится там под строгим присмотром и отдельно от других, но, впрочем, не долее месяца. На Киевском съезде в докладе Рукавишниковского приюта были так нормированы воспитательные начала заведений для малолетних: «Во-первых, существенною частью системы перевоспитания малолетних считается порядок жизни приюта, который должен быть приноровлен к тому, чтобы мальчик был здоров и чтобы он путем простого навыка приобретал ряд хороших привычек и свойств; во-вторых, меры предупредительные и надзор должны стоять на первом плане; при этом распределение дня должно быть составлено так, чтобы свободного времёни оставалось возможно мало и чтобы отдых основывался на смене занятий; в-третьих, система воспитания сама по себе не может еще воспитать малолетнего, а необходимо влияние образованного, глубоко преданного делу человека». Закон 1866 г., не входя в подробности содержания в приютах, не указывал ни на системы воспитания, ни на меры наград или дисциплинарных взысканий. Так, в некоторых заведениях, например в Рукавишниковском приюте, существует система наград как частных (льготы, отпуски), так и коллективных (главным образом, прогулки и маленькие праздники); то же в Студзенецкой колонии, где есть даже почетное семейное знамя. Дисциплинарные наказания: выговор, отделение от игр, помещение в отдельные семьи, карцер. По уставу некоторых заведений допускаются телесные наказания. Общий вопрос о допустимости этих наказаний поднимался на первом и третьем съездах; на первом мера эта признана нежелательной, а на третьем он остался открытым.

Согласно Закону 20 мая 1892 г., обращенные в приюты по судебным приговорам несовершеннолетние содержатся в нем до исправления, причем они не могут быть оставляемы там менее года и не должны оставаться по достижении 18 лет. Ближайшее определение продолжительности содержания предоставляется управлению сих заведений; исправившиеся могут быть освобождены по усмотрению управления заведения, но условно, т. е. в случае дурного поведения освобожденный возвращается в приют, где и остается до исправления или до наступления предельного срока. По действующему Уложению срок пребывания продолжен до 21 года. По выходе из приюта несовершеннолетний состоит под покровительством заведения, которое заботится о его будущности[6]; но, к сожалению, эта деятельность в большинстве заведений вовсе не существует; более серьезно она поставлена лишь в Рукавишниковском приюте и Студзенецкой колонии.

Несмотря на то, что со времени издания закона о приютах прошло более 30 лет, дело исправительных приютов находится еще в начале: не только общее число открытых заведений не особенно велико[7], но количество помещаемых в них малолетних сравнительно с общим числом судимых малолетних почти ничтожно. К 1 января 1898 г. во всех заведениях было только 1414 питомцев[8]; число мест в приютах, по расчету М. Духовского, было на 1854 человек, а число подлежащих отдаче — до 4000. Кроме того, как видно из отчетов отдельных заведений, большинство из них материально крайне не обеспечены.

Первым по времени возникновения является приют московский, праздновавший в 1890 г. двадцатипятилетие своего существования[9]. Зародышем московского приюта был приют для малолетних преступников, основанный в 1864 г. Обществом распространения полезных книг; но действительное развитие приют получил с 1870 г., со времени вступления в заведование им Н. В. Рукавишникова, посвятившего приюту, независимо от значительных денежных пожертвований, всю свою личную деятельность, вследствие чего и сам приют получил по ходатайству Общества распространения полезных книг название Рукавишниковского. Преждевременная смерть Н. В. Рукавишникова в 1875 году лишила не только московский приют, но и вообще все дело исправительных русских приютов энергического и полезнейшего деятеля; но, к счастью, московский приют нашел скоро достойного преемника в лице брата покойного, Н. В. Рукавишникова, попечителя причта, и преданного делу непосредственного руководителя — А. А. Фидлера, уже двадцать пять лет занимающего этот трудный пост. Рукавишниковский приют с 1878 г. состоит тодским московским приютом, получая от города и от земства большую часть средств существования (в 1899 г. около 30 тыс. руб. при общем расходе в 55 тыс. руб.) и состоя в ведении московской управы; приют имеет также неприкосновенный капитал в 118 тыс. руб. (в 1897 г.) имени Н. В. Рукавишникова. Приют помещается в самом городе, в одном большом каменном доме; воспитанники разбиты на группы, состоящие в заведовании воспитателя, а во главе всего заведения стоит директор. Всех отделений в приюте четыре, причем дети распределяются не по возрасту или занятиям, а по личным их качествам, наблюдаемым при поступлении в приют или же во время нахождения их в подследственном отделении приюта. С 1882 г. приют имеет особое отделение для подследственных. В 1897 г. воспитанников было 110. Обучаются они ремеслам; в 1897 г. в приюте было восемь мастерских: переплетная, футлярная, малярная, портняжная, сапожная, токарная, столярная, кузнечная и слесарная. К числу особенностей заведения принадлежит образование в нем значительного собственного оркестра. По данным справок судимости, как указывает Н. В. Рукавишников, число рецидивистов колеблется от 6 до 9%. Другое московское заведение для малолетних, Большевский исправительный приют для нищенствующих девочек, основано в 1874 г. Обществом поощрения трудолюбия; девочек с 1875 по 1879 г. было средним числом 25; с 1880 по 1884 г.— 47; с 1885 по 1889 г.—58; с 1890 по 1894 г.—63; с 1895 по 1899 г.—70; работы в приюте главным образом ремесленные, преимущественно шитье.

Санкт-Петербургская земледельческая колония основана Санкт-Петербургским обществом земледельческих колоний и ремесленных приютов, возникшим 15 января 1870 г. по мысли и благодаря стараниям В. И. Чаславского. Колония была открыта в октябре 1871 г. за пороховыми заводами, в охтенской лесной даче, в 12 верстах от Петербурга[10]; главным деятелем при первоначальном устройстве колонии и ее руководителем в первые годы существования был товарищ председателя комитета, сенатор M. E. Ковалевский. Колония открылась первоначально в двух отделениях: земледельческом — в заведовании А. Я. Герда и ремесленном — в заведовании Ф. Ф. Резенера; но затем эти два отделения слились в одно общее.

Санкт-Петербургское общество земледельческих колоний первоначально предположило распространить свою деятельность на всю Россию; но в действительности его средства оказались недостаточными и для содержания одной колонии, как это видно из бюджета колонии, так как членские взносы (по 10 руб. ежегодно) составляли в среднем с 1885 по 1889 г.— 2124 руб.; с 1890 по 1894 г.— 1520 руб.; с 1895 по 1897 г.—1600 руб.; т. е. членские взносы составляли около 6%, а главный доход общества, независимо от платы за пищу и одежду тюремного комитета, составляла правительственная поддержка, колебавшаяся между 10 и 15 тыс. рублей, и ежегодный взнос Санкт-Петербургской думы в 5 тыс. руб. Число воспитанников было в среднем к 1 января с 1885 по 1889 г. 115 человек; с 1890 по 1894 г.—126 человек; с 1895 по 1899 г.—167 человек; на 1 января 1902 г.—182 человека.

Воспитанники в колонии размещаются в отдельных домах, носящих название семей, причем число детей в отделениях крайне разнообразно. Сельское хозяйство колонии состоит только в сенокошении и засеве овса, причем в значительной степени оно ведется наемными рабочими; затем идет огородничество, но главное занятие детей составляют ремесла. В 1901 г. были ремесла: портняжное, сапожное, слесарное, столярное и шорное.

Из провинциальных заведений наиболее важным является Студзенецкая колония близ Варшавы, открытая в 1876 г. Варшавским обществом исправительных колоний, утвержденным в 1871 г. Колония существует, кроме платы за пищу и одежду питомцев, Исключительно на членские взносы (в 1877 г. было 2283 члена, но затем число их стало сильно уменьшаться) и пожертвования; правительственной поддержки колония не имеет. Деятельную роль в управлении колонией принимал знаток этого дела проф. Варшавского университета В. В. Микляшевский. Воспитанников в колонии в среднем к 1 января было с 1890 по 1894 г.—158 человек; к 1 января 1901 г.—156 человек. В колонии введены значительные земледельческие и садовые работы, а затем и ремесленные. В 1891 г. воспитанниками Студзенецкой колонии был выстроен и обзаведен приют для девочек в Пуще[11].

Значительным шагом в деле развития учреждений для малолетних было устройство съездов представителей этих заведений, возникшее по инициативе Н. В. Рукавишникова. Первый съезд состоялся в октябре 1881 г. в Москве, второй— в сентябре 1884 г. в Киеве, третий — в июне 1890 г., четвертый — в августе 1895 г. и пятый — в мае 1900 г., все в Москве. Съезды, кроме ознакомления с положением существующих исправительных приютов, всецело были посвящены разработке практических вопросов их устройства, причем возникавшие на съезде предположения о необходимости некоторых реформ в законодательстве, касающемся этих учреждений, были вносимы в Министерство юстиции и Министерство внутренних дел по принадлежности, и многие из них уже получили свое осуществление[12]. На третьем съезде, между прочим, было принято предположение об организовании постоянного бюро исправительных заведений, которое не только подготовляло бы будущие съезды, но и служило центром, содействующим объединению деятельности отдельных учреждений. Это предположение было Высочайше утверждено в 1891 г., и первое бюро образовано в 1891 г. в составе трех лиц: председателя Н. В. Рукавишникова и членов — проф. В. В. Микляшевского и сенатора Н. С. Таганцева; в этом составе бюро осталось и доныне[13].



[1] Ср. Тальберг, «Исправительные приюты и колонии в России», «Журнал Министерства народного просвещения» 1882 г., №1; его же — «Население исправительных колоний и приютов в России», «Юридический вестник» 1882 г., №9; его же — «Исправительные приюты и колонии в России», «Журнал гражданского и уголовного права» 1882 г., №6; А. Кистяковский «Молодые преступники»; Д. Дриль «Наши исправительно-воспитательные заведения», «Журнал Министерства юстиции» 1898 г.; М. Духовской «Распределение исправительных приютов для несовершеннолетних по территории России»; «Журнал Министерства юстиции» 1900 г., № 7. Подробные сведения о положении этих заведений в России можно найти в трудах съездов представителей этих заведений.

[2] Еще в решении по делу Розберга, 1883 г. № 16, Сенат признал, что тюремное заключение, назначаемое по ст. 137 Уложения о наказаниях, там, где нет приютов, есть заменяющее наказание, а потому суд при установлении его размеров должен принять во внимание ту карательную меру, которой подлежал бы виновный по ст. 138, а также и то наказание, которое могло бы быть назначено виновному, если бы он был совершеннолетний. Возражение И. Фойницкого «Наказание», что по отношению к малолетним и несовершеннолетним по нашему праву существует не замена, а смягчение наказания, лишено и теоретического, и практического значения: если виновный, например, вместо поселения отдается в монастырь, смягчается ли ему нормальное наказание или заменяется другим наказанием? Правда, что г-н Фойницкий замечает, что замена бывает только в том случае, когда назначаемое взамен наказание хотя и отлично по роду, но одинаково по тяжести; но это положение не только произвольно, но и опровергается им же самим, так как он относит к заменяющим наказаниям политическую смерть, про которую нельзя же сказать, что она равна по тяжести физической смерти; то же нужно сказать о замене каторги поселением для престарелых и т. д. Наконец, по этой теории придется рассуждать так: мировой судья признает подсудимого подлежащим тюрьме на 3 месяца, смягчает это наказание, назначая отдачу в исправительный приют, а при недостатке в нем мест возвышает наказание, применяя первоначально предположенную тюрьму: может ли недостаток помещения служить основанием для усиления наказания? Сторонники воззрения на отдачу в эти заведения, как на меру исключительно воспитательную, предлагают именовать эти учреждения заведениями принудительного воспитания порочной молодежи.

[3] Духовенство выразило участие в устройстве этих заведений в Кубанской области, где сами учреждения возникли при монастырях; значительную помощь оказало оно и в Вятской губернии. Из городов на первом плане стоит Москва, содержащая городской приют и предполагающая устроить колонию на 100 мальчиков; участие других городов — С.-Петербурга, Одессы, Риги, Нижнего Новгорода и др.— выражается в ассигновании субсидий приютам; из земств особенное участие принимали владимирское и тамбовское; но большинство заведений устроено по инициативе частных лиц, и особенно чинов судебного ведомства.

[4] Ср. у Коковцова «Сборник». Ср. также составленный мною по поручению бюро съездов сводный отчет о деятельности исправительных учреждений для несовершеннолетних по 1891 г., изданный в 1892 г. и приложенный к отчету Главного тюремного управления за 1891 г.; позднейшие сведения в отчетах. По 1 января 1902 г. были открыты: 1) Московский городской рукавишниковский приют (основ. 1864 г.); С.-Петербургская земледельческая колония (1871 г., общество 15 января 1870 г.); 3) Саратовский галкинский учебно-исправительный приют (1873 г.); 4) Московский большовской приют для девочек (1873 г.); 5) Казанский воспитательно-исправительный ремесленный приют (1875 г., общество 1873 г.); 6) Киевская земледельческая колония (1876 г., общество 1874 г.); 7) Студзенецкая земледельческая колония близ Варшавы (1876 г., общество 1871 г.); 8) Нижегородская земледельческая колония (1878 г., общество 1875 г.); 9) Ярославский исправительный приют (1878 г., общество 1876 г.); 10) Симбирский исправительный приют (1880 г., теперь содержится тюремным комитетом); 11) Харьковский исправительный приют (1881 г., общество 1871 г.); 12) Вологодский исправительный приют (1886 г., общество 1878 г.); 13) Одесский исправительный приют (1889 г., общество 1886 г.); 14) Тульский баташевский исправительный приют (1890 г., общество 1886 г.); 15) Таврический исправительный приют (1890 г., общество 1882 г.); 16) Костромской ремесленный приют (1890 г., общество 1889 г.); 17) Астраханская колония для малолетних преступников (1891 г., открыта Обществом попечительным о тюрьмах); 18) Варшавский исправительный приют для девочек (в Пуще, 1891 г.); 19) Вятский исправительный приют (1891 г., общество 1890 г.); 20) Владимирская колония (1892 г., общество 1889 г.); 21) Роденпойская земледельческая колония близ Риги (1893 г., общество 1891 г.); 22) Смоленская исправительная колония-приют имени Смоленского земства (1894 г., общество 1892 г.); 23) исправительно-воспитательный приют для девочек в С.-Петербурге (1895 г.); 24) земледельческая колония близ Тифлиса (1895 г., общество 1891 г.); 25) Курская земледельческо-ремесленная колония (1895 г., общество 1893 г.); 26) Елецкая исправительная колония (1895 г., общество 1894 г.), 27) Таганрогская колония (1896 г., общество 1894 г.) 28) Черниговская колония (1896 г., общество 1894 г.); 29) Тверская колония (1896 г., общество 1891 г.); 30) Эстляндский приют (1897 г., общество 1896 г.); 31) Калужский исправительный приют (1897 г., общество 1896 г.); 32) Тамбовский земский исправительный приют (1898 г.); 33) временный приют при Тригорском житомирском монастыре (1898 г., общество 1892 г.); 34) Рязанский исправительный приют (1898 г., общество 1894 г.); 35) Витебская колония (1899 г., общество 1896 г.); 36) Виленская колония (1900 г.); 37) Екатеринославская колония (1900 г., общество 1892 г.); 38) Иркутская колония (1900 г.); 39) Мологский приют (1900 г.); 40) Пермский приют (1900 г.); 41) Кубанский приют для мальчиков (1901 г.); 42) Кубанский приют для девочек (1901 г.); 43) Подольский (1901 г., общество 1896 г.); 44) Полтавский (1901 г., общество 1895 г.); 45) Таврический (1901 г., общество 1895 г.); 46) Уфимский (1901 г., общество 1895 г.). Сверх сего, существуют несколько обществ, еще не открывших исправительно-воспитательные заведения, хотя у некоторых из них утверждены уже и уставы заведений. Таковы: 1) могилевское (1891 г.); 2) бессарабское (1895 г.); 3) томское (1895 г.); 4) енисейское (1901 г.). Наконец, некоторые общества закрылись, не устроив заведений: таковы сумское, кременчугское и рыбинское.

[5] Такие приюты учреждены: в Москве — приют цесаревны Марии, в Петербурге — женский имени Ее Императорского Высочества Евгении Максимилиановны Ольденбургской и мужской — александровский; тамбовский — имени Э. Нарышкина; приюты в Тифлисе, Красноярске, Иркутске, Томске, Чите, Верхнеудинске, при Александровской каторжной тюрьме; на о. Сахалине и др., всего при Обществе попечительном о тюрьмах было в 1897 г. 20 приютов.

[6] Между прочим, Законом 2 февраля 1893 г. Управлениям заведениями предоставлено помещать условно освобождаемых из заведения до достижения ими 18 лет к благонадежным мастерам, в промышленные заведения или на сельские и иные работы, а относительно освобождаемых несовершеннолетних — с их согласия и от их имени заключать договоры с мастерами или заведениями на срок не долее достижения совершеннолетия.

[7] За последнее время стремление к устройству этих заведений несомненно усилилось, что видно из следующих сопоставлений: с 1864 по 1873 г. открыто 4 заведения; с 1874 по 1883 г.—7; с 1884 по 1893 г.—10; с 1894 по 1901 г.—22.

[8] С 1890 г. число возрастает, а именно на 1 января: 1891 г.— 845, 1892 г.— 946, 1893 г.— 987, 1894 г.—1098, 1895 г.—1214, 1896 г.—1249, 1897 г.—1332, 1898 г.—1414.

[9] Ср. «Отчет Московского городского рукавишниковского приюта 1864-1888 гг.», Москва, 1891 г.; Н. Рукавишников, «Московский городской рукавишниковский приют», 1891 г.

[10] П. Ровинский, «С.-Петербургская земледельческая колония» в «Журнале гражданского и уголовного права» за 1877 г.

[11] Ср. «Тюремный вестник» 1898 г., №4.

[12] Отчеты съездов, каждого по одному тому, представляют ценный материал; к первым 4 томам составлен систематический указатель.

[13] По Высочайшему повелению 1893 г. в заседаниях бюро участвует и представитель Главного тюремного управления.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19