www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
212. Лестница наказаний

212. Наказание как причиняемое виновному физическое или психическое страдание представляет крайнее разнообразие. История уголовного права дает нам печальную картину человеческой изобретательности, всецело направленной к изысканно средств и способов причинения наибольшего страдания людям, навлекшим на себя кару закона.

Но и во всем этом разнообразии можно отыскать некоторые общие признаки, дающие возможность свести карательные меры к известным типам. Таким объединяющим признаком является свойство блага или интереса, поражаемого наказанием. Область карательных мер находит свои необходимые пределы в ограниченности тех благ, которые может государство отнять или ограничить у преступника. Лишение жизни, причинение физического страдания, стеснение или лишение свободы, поражение чести и правоспособности, уменьшение и лишение имущества — вот общий перечень типов наказаний во всех законодательствах. Каждый из этих типов по способу и условиям их назначения, в особенности в силу различных придатков; дополнительных мер взыскания, допускает, конечно, значительные видоизменения, оттенки. Мало того, благодаря этим оттенкам, изменяющим степень страдания, причиняемого данным типом наказания, иногда стираются существенные черты их различия, они сближаются друг с другом. Изувечивающее наказание в виде отсечения носа, рук, дополненное выкалыванием глаз или вырыванием языка, конечно, вполне может быть сопоставлено со смертной казнью; лишение свободы в виде заключения в какой-нибудь клоповник, в подземелье, лишенное света и воздуха, хотя бы заживо погребенный и мог прожить там месяцы или даже, при здоровом, выносливом организме, годы, тем не менее является, в сущности, квалифицированной смертной казнью. Равным образом субъективное ощущение страдания, причиняемого наказанием, также изменчиво. Как заметил еще Клейншрод, для многих смерть легче пожизненного или долгосрочного лишения свободы; для одного честь дороже всех сокровищ, а другой в грош не ставит свое доброе имя, но зато трясется над каждой копейкой. С развитием уголовного законодательства и эта трудность разграничения отдельных наказаний, по крайней мере со стороны объективной, значительно уменьшается благодаря.исчезновению позорящих и членовредительных наказаний, благодаря тому значению, которое приобрело ныне в карательной системе лишение свободы и т. д. Такие сравнительно менее сложные понятия, как простое лишение жизни, пожизненное, долгосрочное или краткосрочное лишение свободы, обязательный тяжкий или продолжительный труд и т. д., представляются величинами, в значительной степени поддающимися сравнительному измерению и оценке.

Это упрощение наказаний отразилось на технической постановке карательных мер в кодексах. Между тем как законодательства XVII и даже XVIII веков ставили каждый вид и род наказаний совершенно отдельно и независимо друг от друга, кодексы более новые стремятся привести эти карательные меры в систему, создать то, что мы называем лестницей наказаний, понимая под нею совокупность карательных мер данного кодекса в их взаимном соподчинении или соотношении.

Установление такой лестницы имеет существенное значение для законодателя и еще более — для судьи. Первому такая лестница облегчает выбор наказаний для отдельных преступных деяний соответственно их значению для правового порядка, а для судьи она создает возможность исполнять возлагаемую на него законом обязанность соразмерять наказуемость с обстоятельствами отдельного преступления и со степенью преступности виновного, делая возможным переход от одного вида или рода наказания к другому.

При этом степень простора, предоставляемого законодателем судье, отражается на внешнем облике лестницы наказаний. Так, кодексы первой половины минувшего XIX столетия, допускавшие право судьи на изменение наказания, назначенного в законе за известное преступление, лишь в весьма ограниченном размере, создали и лестницы наказаний крайне сложные и дробные; такова, например, лестница наказаний code penal Баварского уложения 1813 г., и в особенности нашего Уложения о наказаниях 1845 г.. Напротив того, законодательства более новые, изменившие благодаря реформам судопроизводства и судоустройства свои воззрения на права судьи, приняли лестницы наказаний более обобщенные и простые, какова, например, в особенности лестница Голландского уложения, проектов Швейцарского и Норвежского.

Обращаясь к ближайшему рассмотрению карательной лестницы, нельзя прежде всего не указать, что даже в новых кодексах она, выражаясь фигурально, является далеко не прямою, а допускает не только подразделения по этажам, но и разветвления, боковые обходы.

Объясняется это тем, что, кроме общего принципа распределения карательных мер по свойству поражаемых благ, в соотношении с тяжестью облагаемых ими преступных деяний, на построение лестницы наказаний влияют и многие, так сказать, побочные соображения.

Перечислять все встречающиеся в истории и сохраняющиеся еще и поныне в действующих кодексах группировки карательных мер я считаю излишним[1] и укажу только на те из них, которые имеют известное отношение к нашему праву.

Так, наказания группируют, во-первых, по их юридическому значению при определении уголовной ответственности. В этом отношении различают: 1) наказания главные, основные или самостоятельные, составляющие сущность кары, назначаемой за известные преступные деяния; 2) дополнительные, сопровождающие какое-либо назначенное виновному главное наказание, и притом или как его необходимое последствие, применяемое ipso jure, вследствие назначения главного наказания (poena accessoria), или же определяемая как особый придаток к главным, а потому каждый раз особо указываемый в приговоре (poena supplementaria), и 3) заменяющие, т. е. назначаемые только в том случае, когда главное наказание не может быть применяемо по каким-либо основаниям юридическим — пол, воэраст, или фактическим—недостаток помещения, несостоятельность.

Во-вторых, по объему применения. Так, кодексы различают: наказания общие и особенные, и притом или назначаемые за целую особую группу преступных деяний, например за провинности по службе, за преступные деяния военнослужащих и т. д., или определяемые только за какие-либо отдельные преступные деяния. Этот вид особенных взысканий можно назвать наказаниями исключительными. На этом же признаке покоится различие наказаний, назначаемых за общие и за политические преступления, получившее особенное развитие во Французском кодексе; различие наказаний за деяния, вызванные не позорящими мотивами, в противоположность всем прочим и т. д.

В-третьих, по особенностям лица наказываемого. Таково наиболее старое, но ныне почти исчезающее различие наказаний по сословному и государственному положению виновного. Кастовое различие наказаний знал древний мир; оно нашло свое выражение в римском праве, различавшем системы наказаний для римских граждан, для неграждан и для рабов, а позднее для humiliores и hon-estiores; это различие красной нитью проходит чрез все средние века и переносится в новую историю. Великая революция, разрушая сословные привилегии, не могла не затронуть и принцип сословности наказаний, но, исчезнув из французского права, это различие долго держалось в кодексах германских, а в нашем праве, в связи с телесным наказанием, просуществовало до Закона 1900 г., создав совершенно своеобразный тип параллельных наказаний. На этом же признаке покоится различие наказаний по органическим особенностям наказываемого, по его полу, возрасту, а равно и выдвинутое за последнее время различие наказаний преступников по привычке, рецидивистов и преступников случайных, впервые впавших в преступление.



[1] Ср. по этому предмету большинство старых учебников, в особенности Geib, II, §115, Wächter, Lehrbuch, §94 и след.; из русских — Спасович, учебник, Калмыков. Для нового фран­цузского права — Garraud, Traite, I, §XLIII, Classification des peines; Lefort. Ср. также Кистяковский, «О смертной казни», глава IV.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19