www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание   
292. Постановления о помиловании нашего права

292. В истории нашего права, независимо от помилования отдельных преступников, мы встречаемся и со случаями амнистии в самых разнообразных видах. Так, Стоглавый Собор предположил введение abolitio paschalis[1], в силу коей к празднику Пасхи освобождались бы тюремные сидельцы, кроме осужденных за тяжкие вины — убийство, разбой, зажигательство. Со времени Бориса Годунова сделались обычными милостивые манифесты по поводу восшествия на престол, в случае болезни царя или его семьи, в помин души и т. п.; манифесты последнего рода мы встречаем особенно часто в царствования Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича. При Петре Великом такие акты всепрощения, в которых указывалось «учинить генеральное прощение и отпущение вин во всем государстве явить», установлялись и по поводу важных викторий, одержанных нашими войсками, и по поводу заключения мира, как, например, в 1720 г. при заключении мира со Швецией. Так же различны были акты прощения по отношению к их объему. Так, Манифест 1740 г. относился только к служилым людям, Манифест 25 января 1725 г.— только к осужденным к смертной казни[2].

Свод законов содержал подробные постановления о помиловании (ст. 161 — 166 по изд. 1842 г.), который с некоторыми редакционными изменениями через Уложение о наказаниях перешли и в действующее Уложение[3].

Помилование (ст. 161 Свода, ст. 71 Уложения) не обращается в закон, но составляет изъятие из закона.

Помилование или прощение исходит непосредственно (или, как выражался Свод законов, «единственно») от верховной самодержавной власти и может быть лишь действием монаршего милосердия. Оно ни в каком случае не зависит от суда, хотя, как я уже указывал ранее, суду предоставляется право ходатайствовать через министра юстиции пред Его Императорским Величеством о помиловании подсудимого, вовлеченного в преступление несчастным для него стечением обстоятельств.

Конечно, ходатайство о помиловании возможно и со стороны подсудимых или лиц им близких; такие просьбы подаются общим порядком, установленным для ходатайств на Высочайшее имя, т. е. или через министра юстиции, или через Комиссию прошений, или даже непосредственно; просьбы могут быть подаваемы во всяком положении процесса до воспоследования по ним Высочайшей воли, но никакого влияния на его ход или на исполнение наказания иметь не могут. Исключение допущено только относительно государственных преступлении. Относительно их ст. 1060, 1061, 10619 и 1065 Устава уголовного судопроизводства постановляют, что по окончательным приговорам допускаются со стороны осужденных просьбы о помиловании или облегчении их участи; просьбы эти подаются в суд, постановивший приговор, и с его заключением представляются через министра юстиции на Высочайшее усмотрение. Принесение такой просьбы останавливает исполнение приговора впредь до воспоследования по ней Высочайшего разрешения.

Сила и пространство действия помилования как изъятия из законов общих определяется в том самом Высочайшем повелении или указе, коим смягчается участь виновных или же даруется им совершенное прощение, причем то же начало применяется и к общим милостивейшим манифестам, коих сила распространяется лишь на преступления, в манифесте означенные. Разъяснение сомнений относительно объема применения манифеста при старом порядке уголовного производства по Своду (прим. 1 ст. 162), давалось особыми указами, а ныне в местностях, где введены Судебные уставы, оно осуществляется общим порядком разъяснения законов и, следовательно, дается или в порядке инстанций Уголовным кассационным департаментом Правительствующего Сената или же, согласно указанию манифестов, Первым департаментом Правительствующего Сената.

Последствия помилования зависят, с одной стороны, от объема его, установ-ляемого самим актом Высочайшей воли, а с другой — процессуальным положением дела, к которому этот акт относится. Таким образом, акт помилования может: 1) устранить возбуждение уголовного дела; 2) прекратить начатое производство с теми процессуальными ограничениями, которые мною были указаны выше при рассмотрении процессуального влияния обстоятельств, устраняющих наказуемость; 3) повлечь освобождение от наказания по п. 2 ст. 771 Устава уголовного судопроизводства; 4) устранить или видоизменить назначенное в приговоре наказание; 5) прекратить или видоизменить отбываемое наказание; 6) устранить последствия наказания.

Хотя объем помилования и определяется всецело самим содержанием указа, но и наше право знает, однако, некоторые ограничения действия помилования.

1) Помилование, устраняя наказуемость, не устраняет преступности, а потому деяние, прощенное виновному, может влиять на признание последующего деяния виновного повторением или служить основанием для признания наличности привычки или ремесла.

2) Помилование не устраняет церковного покаяния, к коему виновный был присужден, оно продолжается или прекращается по усмотрению духовного начальства, потому что, как объяснял Свод (ст. 163), здесь дело идет не о наказании, а об очищении совести.

3) Помилование не влияет на взыскание вознаграждения за вред и убытки, уплаты казенных сборов, судебных издержек и т. п., что обыкновенно и указывается в манифестах (ср. п. 13 Манифеста 14 мая 1896 г.).

4) По Своду помилование, дарованное общим манифестом, не отменяло права, дворянству принадлежащего, исключать из собрания дворянина, опороченного судом или которого явный и бесчестный поступок всем известен. Но это постановление не перешло в Уложение[4].

5) Последствия наказания, уже понесенного виновным, отменяются только в том случае, если в самом акте помилования о сем особо указано; но очевидно, что это правило не относится к тем последствиям, которые уже установили какие-либо права третьих лиц. Поэтому помилование не может восстановить расторгнутого брака, возвратить имение, перешедшее к законным наследникам, возвратить конфискованные предметы или их стоимость в случае истребления или продажи таковых и т. п.[5]

6) Закон не делает никаких ограничений права помилования по отношению к деяниям уголовно-частным, но Всемилостивейшие манифесты последнего времени обыкновенно исключали из-под их действия проступки сего рода.

Помилование как проявление публичного права не может зависеть в своем осуществлении от воли преступника; помилованный не может отказаться от дарованной ему милости и просить о применении наказания[6]. Но это положение встречает весьма сильные сомнения в случаях прекращения самого производства по Всемилостивейшему манифесту, так как тогда такое воспрещение уголовного расследования может затрагивать интересы лиц невинных, но заподозренных в преступных деяниях. Ввиду этого уже Свод законов на основании Закона 1826 г. постановлял (ст.1165): прощением по Всемилостивейшему манифесту на отъемлются средства законного пред судом оправдания у тех из подсудимых, кои по убеждению в невинности своей сами пожелают такового оправдания, а в законах процессуальных был указан самый порядок такого, как говорилось в законе, возобновления дел для определения вины и невинности подсудимых и прав их и их семейств на пенсию. Этот порядок (ст. 1538-1546 Свода изд. 1842 г.) относился исключительно к лицам должностным, привлеченным к суду за преступления должности; но мнение Государственного Совета от 7 декабря 1842 г. он применен и ко всем вообще лицам, дела о коих прекращены по манифесту, с тем, что если по просьбе этих лиц дело о них будет вновь рассмотрено и они будут найдены виновными, то на них уже не может быть распространяема сила манифеста.

По Уставу это право просить о возобновлении дел, прекращенных за манифестом, сохранено лишь для преступлений по должности (ст.1117 и сл. Устава уголовного судопроизводства), причем как для самих подсудимых, так и для их семейств, с соблюдением указанного выше правила о том, что в случае признания их виновными они не могут уже получить снисхождения по манифесту. Кроме того, в тех случаях, когда дело доходит до судебного рассмотрения и виновный освобождается от наказания за силою п.2 ст. 771 Устава уголовного судопроизводства, ему предоставляется право просить суд (ст. 772) об установлении в приговоре свойств его виновности и меры следующего ему наказания.



[1] Прекращение иска в суде в связи с праздником Пасхи (лат.).

[2] Так, проф. Кистяковский указывает из XVIII столетия на Манифесты по поводу окончания войн со Швецией 1720 г. к. 5 июля 1744; с Портою —17 Марта 1775 г. и 2 Марта 1793 г.; по случаю болезни Петра I для многолетнего его здравия (Полное собрание законов № 4641, 4642, 4645); в поминовение Петра I, Анны Иоанновны 23 октября 1740 г.; при Екатерине II по случаю открытия монумента Петра I; по поводу 25-летия царствования Екатерины II; но в особенности по поводу восшествия на престол и коронования — Петра II, Анны Иоанновны, Елизаветы, Екатерины II, Павла I.

[3] Последние более значительные Всемилостивейшие манифесты были по поводу коронования Их Императорских Величеств 14 мая 1896 года и по поводу их бракосочетания 14 ноября 1894 года. Из предшествующего царствования — Манифест 15 Мая 1883 г. См. обширную практику Уголовного кассационного департамента по применению манифестов в моем издании Уложения под ст. 167.

[4] В ст. 12 т. IX указано, что восстановление прав состояния, потерянных преступлением, зависит единственно от усмотрения верховной власти. Пределы и пространство сего восстановления определяются в том же постановлении, коим даруется помилование или прощение. По ст. 466 т. IX проповедники евангелическо-лютеранские, лишенные всех прав или некоторых особенных прав, хотя бы они и получили впоследствии прощение, остаются навсегда лишенными духовного сана.

[5] Исходя из подобных соображений Правительствующий Сенат признал (реш. 1883 г. № 2; 1884 г. № 25), что не погашаются помилованием те нарушения Уставов казенного управления, денежные взыскания за которые следуют вполне или частью помещикам или открывателям.

[6] Впрочем, в доктрине встречались писатели, защищавшие противоположный взгляд, как например, Моль, Гейер.

<< Назад    Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19