www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
274. Зачет в наказание

274. Другим обстоятельством, изменяющим приговор, является зачет в наказание тех материальных страданий, которые, в силу распоряжений судебной власти, уже понес преступник по поводу совершенного им преступного деяния.

Сюда относятся два случая: 1) зачет в наказание лишения свободы, предшествующего исполнению наказания, и 2) зачет в наказание понесенной за то же деяние судебной кары.

Предварительное заключение заподозренного в преступном деянии, являясь нередко необходимым условием дознания и предварительного следствия, тем не менее по существу своему составляет лишение свободы, весьма близко подходящее к карательным мерам этого рода; поэтому понятно, что такой арест не может не быть принимаем во внимание при определении меры наказания, в особенности если он был продолжителен, а само преступление по судебному приговору оказалось маловажным.

Поэтому некоторые кодексы и приходят к необходимости зачета в наказание предварительного ареста. Так, ст. 30 Бельгийского уложения ставит правило, что предварительное заключение, коему подвергся подсудимый по поводу того деяния, за которое он был осужден, засчитывается в срок назначенного наказания. Такое же положение содержит Германский кодекс (§ 60), но с той разницей, что зачет не обязателен для суда, как в Бельгии, а зависит от его усмотрения. Зачет может быть сделан вполне или частью, т. е. суд может по своему усмотрению, независимо от рода назначенного наказания, или засчитать предварительный арест день в день, или в известной пропорции, так что суд может, например, постановив приговор, указать, что ввиду предварительного ареста назначаемое им наказание должно почитаться отбытым. Кодекс венгерский (§ 94) допускает зачет, но только под условием, чтобы арест был продолжителен, и притом не4по вине подсудимого; то же говорит Голландское уложение (ст. 27), прибавляя, что зачет допускается и в том случае, когда при одновременном возбуждении преследования за несколько деяний виновный был подвергнут аресту и не за то деяние, за которое он был приговорен по совокупности. Французское право до Закона 15 ноября 1892 г. не допускало никакого зачета, а теперь допускает его в широком объеме[1].

Свод законов (ст. 142 изд. 1842 г.) постановлял, что долговременное нахождение под судом и содержание под стражей, по усмотрению суда, вменяется в наказание и приемлется основанием или к облегчению положенного законом наказания, или к замене оного вполне.

Но по Уложению 1845 г. подследственный арест был отнесен только к смягчающим обстоятельствам, в силу коих суд мог ходатайствовать перед верховной властью о чрезвычайном снисхождении к подсудимому, но и то при наличности двух условий: чтобы арест был весьма продолжителен и чтобы деяние, в коем подсудимый признан виновным, не влекло лишения всех прав состояния.

Таким образом, подследственный арест по такому преступлению, за которое обвиняемый был присужден к лишению всех прав состояния, как бы долго он ни продолжался и от чьей бы вины ни зависела его продолжительность, не только не засчитывался в срок наказания, но даже не мог особенно смягчить участь осужденного, влияя только на изменение меры наказания.

Действующее Уложение относительно предварительного ареста возвратилось к системе Свода и дает суду (ст. 54), постановляющему приговор, право засчитывать его вполне или частью в срок наказания, но только если назначенным наказанием будет исправительный дом, крепость, тюрьма или арест, т. е. не распространяя зачет на случаи присуждения к каторге.

При этом, как указывает объяснительная записка, суд не обязан, а лишь имеет право делать зачет, так как вполне возможно представить, что продолжительность следствия обусловливается виной самого подсудимого. При зачете суд не стеснен в объеме зачета, т. е. он может засчитать предварительный арест вполне, день в день, или частью. Таким образом, если подсудимый, приговоренный к 3 месяцам тюрьмы, просидел столько же или и более в предварительном заключении, то суд может счесть наказание отбытым и распорядиться о немедленном освобождении его из-под стражи.

Но это правило относится только к подследственному аресту в тесном смысле, т. е. аресту во время следствия и суда. Время же, проведенное под стражей по вступлении приговора в законную силу лицами, приговоренными к какому бы то ни было наказанию срочным лишением свободы, всегда засчитывается в срок наказания; а по Закону 10 ноября 1887 г. подсудимому, который не обжаловал приговора, засчитывается в срок и время, проведенное под стражей после провозглашения приговора (ст. 968, то же указано и в ст. 1911).

Равным образом (ст. 968 Устава уголовного судопроизводства, примеч.; ст. 341 Устава о содержащихся под стражей, примеч. 1) засчитывается в срок наказания время, проведенное после вступления приговора в силу арестантами, присужденными к срочному лишению свободы, в пути и при пересылке их по назначению или по какому-либо иному случаю из одного места заключения в другое. В этом отношении ныне действующие постановления существенно отличаются от системы Уложения 1845 г., когда срок наказания исчислялся со дня действительного начала его отбытия.

По тексту ст. 968 Устава уголовного судопроизводства время содержания в тюрьме или время пути засчитывается присужденному день в день, безотносительно к роду того наказания, к которому приговорен виновный. Ввиду этого вопрос о точном определении условий зачета представляется практически весьма важным.

Как постановляет закон, для зачета времени от постановления приговора до вступления его в силу необходимо, чтобы этот приговор или вовсе не был обжалован, или был обжалован, но не подсудимым, а противной стороной, т. е. или прокурорским надзором, или гражданским истцом, в апелляционном или кассационном порядке. В первом случае применение этого правила особых затруднений не представит; но во втором могут возбудиться серьезные недоразумения. Применяется ли это правило безусловно, безразлично к результатам обжалования, или же оно сохраняет силу только в том случае, если жалоба противной стороны осталась без последствий? По тексту закона, казалось бы, следовало принять последнее. Если приговор первой инстанции был отменен или изменен второй инстанцией, то затем будет приводиться в исполнение не первый приговор, а второй, а потому исчислять срок наказания со времени постановления первого не представляется достаточно оснований; тем более, конечно, должно бы было применяться это начало в том случае, когда первый приговор был отменен в порядке кассационном, а затем состоялся новый приговор по делу, коим могли быть совершенно иначе определены признаки учиненного виновным деяния и он мог быть приговорен даже к иному наказанию. Иной вывод мог бы быть сделан разве в том случае, когда была отменена такая часть приговора, которая не имеет никакого отношения к наказанию, об исчислении срока коего идет речь, когда, например, отменена часть приговора, относящаяся к удовлетворению гражданского иска или присуждающая какое-либо дополнительное взыскание. Но Правительствующий Сенат, в решении 1889 г. №39, по делу Смотрицкого, принял иное толкование ст. 968 и признал, что указанный в ней порядок исчисления начала срока наказания применяется ко всем тем случаям, когда приговор не был обжалован подсудимым, каковы бы ни были результаты обжалования[2]. Сенат основывался исключительно на соображениях, изложенных в представлении министра юстиции Государственному Совету по поводу новой редакции ст. 968, в которых было сказано, что не представлялось бы препятствий распространить правило о зачете времени после провозглашения приговора, не обжалованного подсудимым, и на те случаи, когда обвинитель принес жалобу, но такая осталась без последствий, или даже и на те, когда жалоба обвинителя была уважена и апелляционный суд несколько увеличил назначенное судьей наказание, или когда Правительствующий Сенат передал дело на новое рассмотрение в другой суд, так как и при сих последних условиях присоединение к наказанию, назначенному судебным приговором, значительного времени содержания под предварительным арестом после объявления первоначального приговора, коим подсудимый остался доволен, представляется также вполне произвольным увеличением наказания[3], не находящимся ни в каком соотношении с виной самого подсудимого. Но нельзя не прибавить, что эти соображения не нашли никакого выражения в тексте закона.

Но приговор во всяком случае должен быть не обжалован подсудимым, поэтому, как скоро он принес апелляционную или кассационную жалобу, то уже этот пункт ст. 968 Устава уголовного судопроизводства (по прод. 1890 г.) не применяется, хотя бы затем жалоба по формальным основаниям была оставлена без рассмотрения.

Но как поступать в тех случаях, когда подсудимый, подав жалобу, взял ее обратно, и притом, конечно, прежде чем она была рассмотрена? По букве закона, казалось бы, первый пункт статьи 968 применяем быть не должен[4], но Правительствующий Сенат в решении 1894 г. № 16, по делу Львовича, признал такое толкование ст. 968, данное Варшавской судебной палатой, неправильным и с своей стороны указал, что отказ подсудимого от поданной жалобы лишает таковую всякого процессуального значения, устраняет рассмотрение дела высшей инстанцией, вызывает немедленное обращение приговора к исполнению, присваивает ему законную силу со дня его провозглашения и дает, следовательно, ему право на зачет в наказание всего времени, протекшего с момента такого провозглашения; то же повторил Сенат и в решении 1898 г. №13, но с указанием на то, что такой отказ должен быть непременно своевременным, т. е. должен дойти до высшей инстанции прежде рассмотрения жалобы и постановления по оной определения или приговора.

Что касается зачета в наказание понесенной виновным кары за то же деяние, то таковой возможен по действующему праву в двух случаях:

1) когда отбытое наказание было назначено по приговору некомпетентного суда и этот приговор был затем отменен, а дело подвергнуто новому рассмотрению; 2) когда было отбыто наказание, подлежащее, ввиду правил о совокупности, поглощению другим, более тяжким наказанием.

В этих случаях зачет может быть допущен только при однородности наказаний; при разнородности же их отбытое наказание может являться лишь обстоятельством, уменьшающим вину.



[1] Ср. Normand, № 332 и след., G. Vidal, Imputation de la detention preventive sur la duree des peines, 1893 r.

[2] По французскому праву в случае осуждения за проступок срок наказания для подсудимого, находящегося в заключении, считается также со дня постановления приговора, им не обжалованного, каков бы ни был результат жалобы, поданной противной стороной; но там это положение прямо оговорено в законе (ст. 24 code penal, ст. 373-375 code d'instruction criminelle); притом закон прибавляет, что то же исчисление допускается и в том случае, когда приговор был обжалован подсудимым и на основании его жалобы ему уменьшено наказание. Из других законодательств, по германскому (ст. 481, 482 Устава уголовного судопроизводства) приговор начинает исполняться со дня вступления приговора в силу, но если подсудимый отказался от подачи жалобы или поданную взял обратно, то ему зачисляется весь арест, протекший со дня постановления приговора; при этом арест засчитывается день в день, каково бы ни было наказание, к которому он был приговорен. Австрийский устав, § 400, допускает зачет и в том случае, когда подсудимый обжаловал приговор и затем просьба его была уважена.

[3] В Циркуляре министра юстиции от 25 мая 1887 г. для избежания затруднений при зачете по ст. 968 указано: 1) чтобы при самом постановлении обвинительного приговора суд, если признает соответственным содержание обвиняемого под стражей и после провозглашения резолюции, присуждающей к краткосрочному лишению свободы не оставлял бы без обсуждения вопроса о том влиянии, которое подобная мера, в случае необжалования подсудимым приговора, может иметь на зачет в наказание времени, проведенного подсудимым под стражей до вступления упомянутого приговора в законную силу, наблюдая, чтобы в сих случаях задержание подсудимого долее срока, подлежащего зачету в наказание, допускаемо было лишь при совершенной невозможности освободить его от предварительного ареста, и 2) чтобы в обращении краткосрочных приговоров, вступивших в силу, к исполнению не допускалось вообще ни малейшего замедления, дабы содержание осужденных под стражей сверх сроков определенных им наказаний не являлось последствием медленности производства. Равным образом Сенат (реш. 70/207, Петрова; 76/46, Спиридонова) разъяснил, что время, проведенное в тюрьме вследствие неправильных действий суда, например неправильного отказа в восстановлении срока апелляции и преждевременного обращения приговора к исполнению, должно быть засчитываемо в срок наказания.

[4] Такое толкование дает Гарро; он замечает, что по общему правилу начало срока исчисляется со дня вступления приговора в законную силу, а потому всякое исключение из этого правила должно быть толкуемо ограничительно. Французский кассационный суд в случае взятия назад кассационной жалобы считает таковую как бы не поданной (поп avenue), но он основывается главным образом на краткости срока кассационного обжалования — 3 дня, лишающего возможности обдумать жалобу.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19