www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
266. Процессуальный порядок применения правил о совокупности

266. Применение правил о совокупности возбуждает много интересных процессуальных вопросов, в особенности в тех кодексах, которые допускают не простое сложение наказаний, делающее в сущности безразличным одновременность или разновременность рассмотрения отдельных преступных деяний[1], а принимают систему поглощения или системы смешанные. Подробное изложение этих вопросов относится, конечно, к судопроизводству, но некоторые, важнейшие из их, должны быть указаны и здесь, так как без этого не может быть ясно усвоено и учение материального права об этом институте[2].

Объединение наказуемости предполагает объединение приговоров, а это последнее как бы указывает на желательность объединения производств, по возможности во всех их стадиях. Такого начала держится французское право; как говорят французские процессуалисты: le fait le plus grave attire ä lui les faits accessoires[3]; равным образом австрийский и германский процессы признают, что деяния, подлежащие наказуемости по совокупности, рассматриваются в том суде, коему подсудно важнейшее деяние, но допуская, однако, и изъятия из принципа общей судимости по началу целесообразности.

Соответственно этому и ст. 205 нашего Устава уголовного судопроизводства постановляла, что в случае обвинения кого-либо в нескольких преступлениях, из которых одни подлежат рассмотрению высшего, а другие низшего суда, дело рассматривается тем судом, которому подсудно важнейшее, причем (ст. 206) если за деяние положено несколько различных наказаний, то тем судом, который вправе присудить строжайшее из этих наказаний.

Это правило одинаково относилось как к делам, подсудным общим судам, так, за силою ст. 36 Устава уголовного судопроизводства, и к делам, ведаемым единоличными судьями, а равно и подсудным особенным судам. Так, по ст. 1250 и 1251 Устава уголовного судопроизводства в случае обвинения кого-либо в двух или более преступлениях, из коих одни подсудны гражданскому, а другие военному суду, все они рассматриваются судом, коему подсудно важнейшее, и виновный подвергается наказанию по правилам о совокупности. По Закону 29 декабря 1889 г. (ст. 2052 Устава уголовного судопроизводства по прод. 1895 г.) при совокупности проступков, из коих одни подсудны земскому начальнику или городскому судье, а другие мировым или общим судебным установлениям, дела решаются сими установлениями по принадлежности. На основании неоднократных разъяснений Правительствующего Сената (реш. 69/115, Егоровых; 72/607, Овчаренко) в случае учинения нескольких деяний, из коих одни подсудны волостному, а другие мировому суду, все деяния, применительно к ст. 205 Устава уголовного судопроизводства, рассматриваются мировыми установлениями; но в решении 1894 г. № 16, по Общему собранию, Сенатом высказан иной взгляд, что при совокупности преступных деяний, подсудных волостному и высшим судебным местам, дела, подсудные волостному суду, должны быть разбираемы отдельно в этом суде, с тем чтобы приговор был препровожден в высшее судебное место для постановления общего приговора о наказании по совокупности.

По прямому тексту закона эти правила имеют в виду все преступные деяния, независимо от того, применяется ли в случае таковой совокупности начало поглощения или начало сложения; поэтому они распространяются и на нарушения специальных уставов[4]. Но если дела о сих нарушениях подлежат ведению административных учреждений, то, за силою ст. 1126 Устава уголовного судопроизводства, эти взыскания налагаются сими учреждениями независимо от наказаний, определяемых судебными местами за другие проступки обвиняемого.

Так как при этом тяжесть преступных деяний определялась размером высшего из назначенных за них наказаний, то по Судебным уставам, по общему правилу, высшим судом был суд, рассматривавший дела с участием присяжных заседателей.

Те же начала применяются и в случае учинения одним и тем же лицом нескольких деяний, подсудных одному и тому же роду судов, но различных округов. На основании ст. 36 и 211 Устава уголовного судопроизводства все дела рассматриваются тем судом, в округе коего совершено тягчайшее из них, а если они одинаковой важности, то тем судом, который ближе к месту задержания обвиняемого. Подсудность тому суду, который компетентен к разбору важнейшего из преступлений, применяется и в том случае, когда деяния учинены в частях государства, управляемых по особым учреждениям, как, например, в империи и в Великом Княжестве Финляндии (ст. 217), с соблюдением особо для сего установленных правил, или когда одно учинено за границей, а другое в пределах империи (ст. 215).

В старой доктрине, в особенности немецкой, одновременность разбирательства считалась не только желательным, но и существенным условием совокупности, так что суд мог применить общее наказание по совокупности только в случае общего рассмотрения всех преступных деяний и постановлении о них общего приговора[5]. Но такая постановка придает понятию совокупности совершенно формальный характер и ставит наказуемость виновного в зависимость от условий, иногда совершенно случайных; поэтому новые законодательства отказались от этой системы, сохраняя, однако, предпочтительное объединение подсудности. Как неоднократно высказыёал Сенат (решения 68/473, Макошева; 70/295, Лаврова; 70/908, Кузнецова; 74/680, Шаргородского; 76/82, Ботарева, и др.), сущность понятия о совокупности состоит не в том, чтобы все проступки одного и того же подсудимого исследовать и рассматривать не иначе как совокупно, а в том, чтобы за все его проступки, еще не наказанные, назначить одно наказание, чего можно достигнуть и при раздельном рассмотрении проступков, предоставив применение законов о совокупности тому суду, который рассматривал важнейший проступок.

Изъятие из правила о совокупном рассмотрении преступлений устанавливались прежде всего самим же Уставом уголовного судопроизводства, который по соображениям практического удобства допускал иногда рассмотрение в различных судах деяний одного и того же подсудимого, подлежащих наказанию по правилам о совокупности. Так, по ст. 213 Устава уголовного судопроизводства деяния лица, участвовавшего вместе с другими в преступных деяниях, подсудных разным судам, рассматриваются этими судами порознь, и только приговор о нем по совокупности преступных деяний постановляется тем судом, который рассматривал важнейшее; то же повторяют ст. 1252 и 1253 Устава уголовного судопроизводства, на основании коих, если военнослужащий, участвовавший с лицами гражданского ведомства в учинении общего преступления, вместе с тем совершит нарушение дисциплины, влекущее наказание более строгое, чем назначенное за общее, то первое деяние рассматривается гражданским, а второе — военным судом, но наказание определяется по совокупности[6]. Еще далее пошел Закон 1889 г., так как по ст. 2051 (по прод. 1895 г.), если из нескольких преступлений одни подлежат ведению суда с участием сословных представителей, а другие подлежат ведению иных судов, низших или высших, то все дела ведаются судом с участием сословных представителей, но лишь в том случае, «буде при предании обвиняемого суду признано было невозможным допустить суждение деяния, подведомственного суду с участием сословных представителей, отдельно от прочих преступлений».

При совокупности преступлений государственных с другими все они рассматриваются Судебными палатами или Особым присутствием Правительствующего Сената, но если обвиняемый в государственном преступлении, подсудном Судебной палате, обвиняется в другом деянии, подсудном суду с участием присяжных заседателей, то последнее рассматривается отдельно, а приговор по совокупности постановляется Палатой. Равным образом, по разъяснению Правительствующего Сената (70/907, Бережнаго), при обвинении лиц, принадлежащих к духовному состоянию, по совокупности деяний, из коих одно подсудно светскому, а другое духовному суду, каждое из обвинений рассматривается порознь.

Еще более отступлений от правил о совместном рассмотрении всех обвинений встречается в действительности в силу фактических условий рассмотрения дела. Хотя закон и заботится о том, чтобы судьи рассматривали совместно все обвинения, но эти заботы не всегда приводят к желаемому результату.

По закону мировой судья, усматривая при производстве дела, что виновным учинен другой проступок, подлежащий рассмотрению независимо от частной жалобы, может возбудить о нем дело по непосредственному усмотрению (74/149, Кобылкиных; 75/228, Гусева, и др.). Если же производство по другому делу уже возбуждено, то мировой судья обязан рассмотреть каждое обвинение порознь и, определив ответственность за каждое, назначить затем общее наказание по совокупности; если же дело находится у другого мирового судьи, то судья поступает согласно с ст. 36 Устава уголовного судопроизводства, но производство по возбужденному уже делу не прекращается ввиду возможности возбуждения нового дела о том же обвиненном. Если наличность другого обвинения будет усмотрена съездом, то он, конечно, сам не может возбудить обвинения о таком деянии, но передает о том прокурорскому надзору или сообщает мировому судье для законного направления. Если мировым судьей или съездом будет усмотрено, что подсудимый учинил другое, более тяжкое деяние, не подсудное мировым установлениям, то они должны приостановить производство по первому обвинению, не постановляя окончательного решения, и передать дело в общие судебные места, в порядке, ст. 117 Устава уголовного судопроизводства установленном (реш. 66/40, Рындина; 68/117, Путятина; 75/636, Лихачева, и др.).

Точно так же и по делам, подсудным общим судебным местам, если деяния были совершены в различных судебных округах и по ним требуется производство предварительного следствия, то следствие по каждому из них производится тем судебным следователем, в участке коего оно совершено, и представляется через местного прокурора в подлежащий суд.

Прокурор того суда, в котором, на основании правил о совокупности, сосредоточились следствия по всем обвинениям, предъявленным к одному лицу, или сосредоточились обвинения, не требовавшие предварительного следствия, рассматривает их в порядке ст. 510 Устава уголовного судопроизводства, а затем составленный им общий обвинительный акт (реш. 75/317 по делу игуменьи Митрофании) или свое заключение по делу предлагает суду в порядке, ст. 523 Устава уголовного судопроизводства (по прод. 1895 г.) установленном. При этом закон указывал (ст. 515), что при совокупности преступлений, если важнейшее из них уже вполне исследовано, а для обнаружения обстоятельств другого, менее важного, необходимо продолжительное время, то оконченному по важнейшему преступлению следствию может быть дан дальнейший ход, если по деянию менее важному нет в виду ни соучастников, ни гражданского иска о вознаграждении, причем само право такого разделения обвинений по ст. 518 Устава уголовного судопроизводства принадлежит или Судебной палате, или окружному суду по принадлежности (86/33). Далее, по поступлении дела в окружный суд, во время предварительных к суду распоряжений, суд в распорядительном заседании должен, между прочим, рассмотреть, не следует ли подвергнуть совокупному рассмотрению дела, имеющие между собою тесную связь, но исследованные отдельно, или, наоборот, раздельно рассмотреть дела, соединенные следователем неправильно (объяснительная записка, с. 262 и след.)[7]. Если дело было передано в суд по определению судебной палаты, то суд, по силе ст. 549 Устава уголовного судопроизводства, не входит уже в рассмотрение порядка производства дела, но, однако, если бы после сего в суд был внесен непосредственно обвинительный акт по другому делу того же обвиняемого, то о таком обстоятельстве, буде оно могло влиять на дальнейшее направление дела, суд представляет Палате (реш. 1875 г. №486, по делу Кравченко).

Но и эти предписаниА закона о совместном рассмотрении дел могут остаться невыполненными, и притом по различными основаниям. Во-первых, так сказать, по оплошности суда, когда он, видя наличность совокупности, требующей приостановки разбирательства, тем не менее не приостановит такового. Сенат первоначально признавал такую приостановку безусловно обязательной, а посему неисполнение этого требования считал основанием кассации, и притом безразлично — производилось ли уже о важнейшем деянии предварительное следствие (69/614, Елисеева), или же только было возбуждено обвинение (66/40, Рындина; 67/398, Дисконта); но в позднейших решениях (71/1417, Ма-тузина; 72/669, Дубовова; 74/680, Шаргородского.) Сенат признал, что непередача дела съездом общим судебным местам не служит поводом кассации, если только съезд, постановив приговор, указал, что он не подлежит исполнению, а в особенности если он препроводил копию с приговора к прокурору или в окружный суд для постановления общего приговора; в решении же по делу Андреевского (70/619) Сенат даже указал, что в основание разрешения и направления такого дела следует принимать не только букву закона, но и разум его, а также большее или меньшее удобство исполнения закона, обусловливаемое свойством дела и положением, в котором оно находится; в решении 1872 г. № 669, по делу Самойлова, в частности, Сенат указал, что приостановка мировым съездом дела, о коем уже состоялся приговор судьи, ввиду другого дела, о коем еще неизвестно — дойдет ли оно до судебного разбирательства, не представляется необходимой, так как через это без нужды может быть отягощена участь участвующих в деле лиц и причинен вред самому делу. Во-вторых, отдельное рассмотрение дела, несмотря на известность суду об учинении обвиняемым другого преступления, может зависеть от законом указанных обстоятельств, например, от непредъявления частной жалобы по делу, подлежащему производству в порядке частного обвинения. Наконец, в-третьих, такая раздельность может зависеть от того, что другое деяние подсудимого было обнаружено уже после постановления приговора о первом, или даже во время отбытия за него наказания, или и после отбытия.

Правда, по поводу последних случаев в литературе не раз возбуждался вопрос, можно ли относить их к совокупности или нет. Так, Гейер еще в 1861 г., возражая против определения совокупности, данного Ионом, указывал, что совокупность существует только в том случае, когда представляется необходимым одновременно выполнить или назначить к выполнению несколько наказаний, а не тогда, когда одно из них уже осуществлено[8]. Германский кодекс, как мы видели, в § 79 хотя и оговорил, что обнаружение деяния во время отбытия не устраняет применения правил о совокупности, но вместе с тем изъял от действия этих постановлений случаи обнаружения прежде учиненного деяния после отбытия наказания за другие[9]. Но это ограничение вызвало сильные возражения даже и в Германии. Оно действительно вводит совершенно формальный признак в определение понятия совокупности, так как несвоевременное раскрытие одного из учиненных виновным преступных деяний может зависеть от самых разнообразных случайных причин, которые никакого влияния на виновность и наказуемость иметь не могут. Наше же действующее Уложение во всех своих постановлениях о совокупности придает значение только времени учинения, а не времени обнаружения деяния, относя к совокупности все случаи, когда одно деяние было учинено до постановления приговора о другом, каков бы ни был порядок их судимости, и этому условию постоянно придавала главное значение наша практика (реш. 1876 г. №82, Ботарева, и др.). Но могло ли при этом применяться и правило о подсудности высшим судам? Очевидно, и здесь, в отступление от ст. 205, нужно было принять иное толкование. Таким образом, правила о совокупности должны быть применяемы как в том случае, когда все деяния судятся одновременно, так и тогда, когда они рассматриваются разновременно одним или различными судами. В последнем случае копии всех приговоров должны быть сосредоточиваемы в том суде, который рассматривает важнейшее деяние; этот суд и постановляет общий приговор совместно с постановлением приговора о важнейшем деянии, если сведения получены были до постановления такового или в виде дополнительного приговора, если сведения были получены после, причем, если бы оказалось, что подсудимый не только был осужден за другое деяние, но и отбыл вполне или частью назначенное наказание, то оно должно быть засчитано в наказание, назначаемое по совокупности[10].

Комиссия по пересмотру Судебных уставов, выходя главным образом из того соображения, что принятые Уставом уголовного судопроизводства правила не соответствуют усвоенному тем же уставом началу подсудности по месту учи-нения преступного деяния, а также принимая во внимание и практические затруднения неуклонного применения ст. 205 Устава уголовного судопроизводства, побудившие и Правительствующий Сенат сделать весьма существенные отступления от принципов уставов, предположила изменить постановления о подсудности дел, рассматриваемых в их совокупности, и притом изменить не только в редакционном отношении, но и по существу, ставя нормальным порядком принцип отдельного рассмотрения дел.

Таким образом, по ст. 205 в новой ее редакции в случае совокупности преступных деяний, подсудных различным судам, каждое из сих дел рассматривается раздельно, если при предании суду не будет признано необходимым рассмотреть их совместно в высшем суде. В том же смысле изменена и ст. 211 о подсудности дел, учиненных в различных округах.

По закону суд, как общий, так и единоличный, обязан, рассмотрев каждое деяние, учиненное виновным, по каждому из них определить наказание (реш. 1876 г. №27, Иванова), как бы ни было одно из них маловажно сравнительно с другими. Необходимость соблюдения этого требования вполне объясняется тем, что определение сравнительной важности деяния вполне зависит от размера назначенного за него в данном случае наказания, а равно и тем, что до постановления приговора нельзя и определить, в учинении каких именно деяний подсудимый будет признан виновным. Но должны ли быть соблюдаемы эти правила, когда вновь обнаруженное деяние подлежит рассмотрению уже после постановления приговора о другом деянии?

Далее, ввиду применения правил о совокупности при неодновременном рассмотрении дел приговор по каждому отдельному делу, хотя бы и вошедший в законную силу, не приводится в исполнение, как скоро суду при постановлении этого приговора сделалось известным, что о подсудимом производится другое уголовное дело; но применяется ли это правило в том случае, если такое указание получено после постановления приговора и, может быть, даже после обращения его к исполнению? Могут ли органы, исполняющие приговор, остановить исполнение ввиду полученных ими сведений о возбуждении или о производстве о подсудимом нового дела? Особенное значение получают эти вопросы в тех законодательствах, которые применяют в случаях совокупности начало поглощения[11].

В нашем праве некоторые указания по этому поводу содержатся только в п. 5 ст. 959 Устава уголовного судопроизводства, на основании коего судебный приговор по вступлении его в силу не обращается немедленно к исполнению в том случае, если осужденный обвиняется в новом преступлении, подвергающем наказанию более тяжкому, нежели то, к которому он приговорен; о сем новом преступлении производится особое исследование, а исполнение постановленного приговора отлагается.

Это положение, как исключение из общего правила, должно быть толкуемо ограничительно, а потому, как разъяснил Правительствующий Сенат (реш. 1884 г. №3), приостановка допускается только относительно приговоров, хотя и вошедших в законную силу, но не обращенных к исполнению; приговор же, обращенный к исполнению, приостановлен быть не может, хотя бы о подсудимом возникло новое дело по обвинению его в более тяжком преступлении. В этом последнем случае при определении наказания за вновь судимое деяние суд принимает во внимание то обстоятельство, что подсудимый отбыл уже такое наказание за другое преступление, которое могло поглощаться по правилам о совокупности преступлений.

При этом приостановка необращенного к исполнению приговора допустима только в том случае, если наказание, коим угрожает закон за вновь открывшееся деяние, будет более тяжким, чем назначенное приостанавливаемым приговором, так что в случае его применения оно поглотило бы прежнее.

Наконец, такая приостановка возможна только в том случае, если приговоренный «обвиняется» в новом преступлении; следовательно, одного заявления подсудимого об учинении им преступного деяния, равно как одной подачи жалобы или объявления, или составления протокола и т. п. по новому делу, недостаточно для применения п. 5 ст. 959.

При отсутствии этих условий вновь предъявленное к виновному обвинение, хотя бы и подходящее под действие правил о совокупности, не останавливает приведения в исполнение уже состоявшегося приговора. Но разрешается ли этим 5-м пунктом и первый вопрос о необходимости судебного расследования и постановления приговора по вновь предъявленному обвинению?

Многие, основываясь на тексте п. 5 ст. 959, в коем говорится: «то о сем (т. е. о новом преступлении, подвергающем более тяжкому наказанию) производится особое исследование», приходят к тому заключению, что если за это деяние назначается менее тяжкое наказание, то расследование не производится и дело подлежит прекращению; иначе, замечают они, пришлось бы без всякого практического интереса рассматривать дело по обвинению лица, приговоренного к каторге, в таком нарушении, которое может повлечь за собою лишь заключение в тюрьму или арест; да и как судить это деяние, если предъявленное вновь обвинение не останавливает исполнения прежнего приговора и, следовательно, отправки подсудимого на каторгу?

Но такая постановка вопроса возбуждает значительные сомнения.

Воспрещение такого расследования может быть вредно для общества, которому иногда важно установление наличности признаков преступления в известном событии и определение лица, его совершившего, важно осуждение определенного подсудимого, хотя бы таковое и не влияло на наказуемость. Равным образом это разбирательство может быть далеко не безразличным и в интересах подсудимого для его будущего. Если против лица, присужденного, положим, к 5 годам заключения в крепость, будет возбуждено обвинение в краже или мошенничестве и если осужденный полагает, что он доказал бы на суде свою невиновность в этом деянии, то для него прекращение дела о краже по п. 5 ст. 959 будет далеко не безразлично.

Далее, прекращение расследования по вновь предъявленному обвинению в деянии, влекущем низшее наказание, представляется невозможным, как скоро есть основание предполагать наличность в нем соучастников или когда к обвиняемому предъявлен гражданский иск.

Наконец, такое прекращение будет нарушать систему, принятую законом, когда вновь открывшееся преступное деяние относится к числу тех, на которые не распространяется начало поглощения (акцизный, лесные нарушения), или к тем, которые могут возвышать меру наказания, если только по первому оно не назначено в высшем предельном размере, т. е. ввиду действующего закона в весьма значительном числе случаев.

Таким образом, я полагаю, что предъявленное против осужденного обвинение в деянии, подходящем под действие правил о совокупности, подлежит судебному рассмотрению на общем основании и приговор о нем постановляется с применением общих правил о совокупности:

во-первых, когда оно будет более тяжкое, чем то, по коему уже состоялся приговор;

во-вторых, когда новое деяние, хотя бы и менее тяжкое, может влиять на увеличение меры прежде назначенного наказания или когда назначаемое за него наказание вовсе не подлежит поглощению[12];

в-третьих, когда по вновь возбужденному обвинению предполагаются соучастники или предъявлен гражданский иск.



[1] Ср. подробное изложение по этому вопросу французской практики у Garraud, II, № 177; по нашему праву—у В. Случевского «Учебник русского уголовного процесса».

[2] Иного мнения В. Случевский «Руководство»; Н. Неклюдов «Руководство», но также без всякой мотивировки.

[3] К наиболее серьезному проступку дополнительно привлекаются другие (фр.).

[4] Такое условие было принято Фейербахом; за это требование высказались Грольман, Бауэр, Марецоль, Гефтер; вообще оно было настолько общепринято, что Зандер в своей статье в Archiv'e 1836 г., Betrachtungen über die Concurrenz von Verbrechen, замечал: общепринято, что стечение преступлений состоит в наличности совокупности многих самостоятельных преступлений обвиняемого во время его осуждения одним и тем же судьей. Только сочинение lohn'а о продолжаемых преступлениях поколебало это учение. lohn дает определение совокупности, господствующее и ныне, признавая таковым учинение виновным нескольких преступных деяний до постановления приговора по одному из них.

[5] Но если нарушение дисциплины подлежит менее строгому наказанию, то все дела рассматриваются в гражданском суде, реш. 74/41, Персидского (Общего собрания), хотя бы воинское нарушение было обнаружено и после постановления приговора об общем преступлении. Ср. решения Общего собрания (70/2, Артемьева; 77/30, Ярошенко; 81/19, Луневского и др.

[6] Но на суде, за силой ст. 613 Устава уголовного судопроизводства, от усмотрения председателя зависит в случае обвинения подсудимого в нескольких преступных деяниях распорядиться, чтобы судебное следствие производилось по каждому обвинению особо (реш. 69/875, Высотского; 70/389, Горского-74/320, Тиханова).

[7] Geyer, Ein Beitrag zu der Lehre von der Concurrenz der Verbrechen, в G. за 1861 г.; Розенблатт, исходя из того же начала, находит, что весь вопрос о совокупности заключается не в стечении нескольких преступлений, а в стечении нескольких наказаний (Strafenconcurrenz) и возникающих в силу того практических затруднений их применения; что поэтому совокупность имеет влияние не на сущность преступности, а только на порядок исполнения приговоров и отбытия наказания.

[8] В циркуляре министра юстиции от 15 сентября 1865 г. указано, что некоторые судебные места в случае обнаружения нового преступного деяния после постановления приговора, но до приведения его в исполнение входили с представлением об испрошении Высочайшего разрешения на пересмотр прежнего приговора, но, как указывал министр юстиции, такой порядок не соответствует ст. 152 Уложения, на основании коей о вновь обнаруженном деянии должен быть постановлен новый приговор по совокупности, причем должен быть принят во внимание прежний, т. е. суд должен или оставить в силе прежнее наказание, или приговорить вновь к более тяжкому наказанию.

[9] Если же по роду отбытого наказания прямой зачет невозможен, то суд должен считать отбытое наказание за основание смягчения в пределах прав, суду предоставленных, или же в случаях чрезвычайных ходатайствовать о смягчении перед государем императором.

[10] Так, например, весьма спорным считается этот вопрос между французскими криминалистами. Ср. Molinien Он возбуждался по многим causes celebres, например, в 40-х годах по делу вдовы Лафарж, приговоренной за убийство мужа к пожизненной каторге, а потом привлеченной к ответственности за кражу бриллиантов, и в 1880 г. по делу Абади, присужденного к смертной казни, но помилованного, а затем привлеченного к суду за предумышленное убийство, учиненное ранее первого осуждения.

[11] Комиссия по составлению нового Уложения полагала, что производство нового уголовного расследования, независимо от отсутствия по новому обвинению соучастников и гражданского иска, могло бы быть устраняемо, во-первых, тогда, когда наказание, которое могло бы быть за него назначено, не может влиять на наказуемость и делает расследование бесполезным, и во-вторых, по соображениям процессуальным, по отношению к обвиняемым, которые, например, сосланы на каторгу. Но правила эти, как полагала комиссия, должны содержаться в Уставе уголовного судопроизводства.

[12] Реш. 70/1647, Кудряшева; 75/610, Сохновича; но в решении по делу Болдова, 1872 г. № 737, Сенат заметил, что преступление, учиненное лицом, бежавшим из арестантских отделений, должно рассматриваться как учиненное после суда и наказания, т. е. как бы приравнивал эти случаи к повторению.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19