www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
264. Совокупность преступных деяний

264. К условиям, увеличивающим вину, Свод законов отнес совокупность и повторение; но редакторы Уложения 1845 г. оставили во 2-м отделении третьей главы при изложении обстоятельств, увеличивающих вину, только постановления о повторении, а статьи о совокупности перенесли в отделение 3-е, содержащее правила о власти и обязанности суда при определении наказания, хотя, в сущности, наличность совокупности не только вызывает особенный порядок определения наказания, но и служит основанием для усиления ответственности, и притом находится в неразрывной связи с понятием повторения, составляющего только особый вид совокупности.

Действующее Уложение возвратилось к системе Свода и рассматривает эти институты в одном общем отделении.

Совокупность, или стечение нескольких преступных деяний, учиненных одним лицом или соучастниками[1], противополагается понятию единичного преступления, а потому юридический объем понятия совокупности стоит в прямой зависимости от определения понятия единичного преступного деяния в смысле закона. Как мы видели, под понятие единичного преступного деяния подходят: 1) осуществление единой вины, хотя бы в ряде отдельных действий, 2) одновременное посягательство на несколько норм или повелений закона, воплотившееся в едином деянии, и, наконец, 3) учинение нескольких отдельных посягательств, объединенных в одно целое особым указанием закона. Поэтому совокупностью деяний мы будем считать учинение нескольких преступных деяний, из коих каждое является отдельным как по своему существу, так и с точки зрения данного законодательства. Такая совокупность может заключать в себе повторное учинение однородных деяний (homogenes), как, например, учинение виновным нескольких краж, и притом даже одного и того же вида — карманных, со взломом, похищения лошадей и т. д., или же разнородных (heterogenes) — кража и убийство, изнасилование и поджог и т. д. Сами деяния могут следовать или через небольшие промежутки времени, или отделяться друг от друга значительными сроками.

Далее, юридическое понятие совокупности предполагает стечение преступных деяний в тесном смысле, т. е. деяний, не только воспрещенных законом, но и подлежащих, каждое в отдельности, наказанию. Поэтому нет совокупности, если одно из деяний не подлежит наказанию за давностью, помилованием, примирением и т. д. Обыкновенно таким ненаказуемым деянием, устраняющим применение правил о совокупности, бывает прежде учиненное, но вполне возможны и обратные случаи. Если кто-либо совершил 1 июня 1882 г. предумышленное убийство, а 1 августа того же года простую кражу, а затем оба деяния были обнаружены только в 1888 г., то виновный, по правилам о давности, подлежит суду и наказанию только за одно убийство, а не за совокупность убийства и кражи.

По общему правилу совокупность предполагает, что все деяния рассматриваются одновременно, одним и тем же судом, который и определяет виновному общее наказание, но применение постановлений о совокупности возможно и в том случае, когда деяния судятся разновременно и даже в разных судах; необходимо только, чтобы о всех этих деяниях состоялся один общий приговор или чтобы виновный подвергался за все деяния одному общему наказанию (68/473, Макишева; 70/908, Кузнецова; 74/680, Шаргородского, и др.).

Совокупность в широком смысле объемлет собою всякое последовательное учинение виновным нескольких преступных деяний; но это понятие в законодательствах подразделяется на два — совокупность и повторение, а иногда и на три, как скоро выделяются в особую группу случаи учинения нового преступного деяния после осуждения за прежнее деяние или во время отбытия наказания за первое.

Признаком разграничения совокупности и повторения служит юридическое положение первого преступного деяния во время учинения последующего[2]. Таким образом, к совокупности в тесном смысле относятся те случаи, когда второе деяние учинено прежде, чем первое было или окончательно заглажено — отбытием наказания, или сделалось res judicata вступлением состоявшегося о нем приговора в законную силу, или, по крайней мере, признано судом совершившимся провозглашением состоявшегося о нем приговора.

Наш Свод законов говорил (ст. 134 по изд. 1842 г.), что стечение преступлений бывает или когда преступник учинил несколько раз одно и то же преступление, или в разные времена разные преступления, не быв за оное или за оные прежде наказан, или же когда в одном деянии соединяются разные преступления. Сходное определение было принято и составителями Уложения. Ст. 152 (по изд. 1866 и 1885 гг.) считала совокупностью, когда подсудимый признан виновным в учинении нескольких, в одно или разное время дотоле еще не наказанных и давностью или же общим или особенным прощением не покрытых деяний. Сверх сего, в ст. 133, весьма, впрочем, неясной, указывалось, что за новое преступление, содеянное во время или прежде суда, но по изобличении в первом, виновный подвергается наказанию по правилам о совокупности. Таким образом, совокупность по Уложению признавалась в том случае, когда второе деяние было учинено до привлечения к суду за первое, или и после привлечения, во время суда, но ранее его окончания. Закон 3 февраля 1892 г. еще определеннее очертил этот предельный признак, указав, что совокупностью почитается совершение виновным двух или более преступных деяний, за которые он ранее судим не был или которые совершены им ранее провозглашения резолюции (краткого приговора) суда или решения о виновности подсудимого, когда оно объявляется прежде постановления резолюции[3], об одном или нескольких из них, если притом преступные деяния те не покрыты давностью или общим или же особым прощением. Устав о наказаниях, до Закона 3 февраля 1892 г. не давал определения совокупности, а по этому Закону в ст. 16 повторил дословно определение ст. 152 Уложения.

Действующее Уложение (ст. 60) почитает совокупностью учинение нового преступного деяния ранее провозглашения приговора, резолюции или решения о виновности за предшествующее; таким образом, как говорит объяснительная записка, к совокупности отойдет учинение второго деяния до обнаружения первого или же и после обнаружения во время производства дознания и предварительного или судебного следствия[4].



[1] При этом возможно, что или первое деяние было обнаружено в то время, когда виновный был привлечен к ответственности и осужден за последующее (76/82, Ботарева), или наоборот.

[2] Это добавление сделано ввиду возможности учинения подсудимым нового преступного деяния после провозглашения вердикта присяжных, но до постановления судом резолюции на основании ответа присяжных.

[3] Первоначально комиссия полагала поставить таким пределом момент вступления приговора в силу; но это предположение вызвало возражения со стороны наших практиков, обсудив которые, комиссия пришла к заключению, что будет целесообразнее поставить пределом совокупности момент провозглашения сущности приговора, о коем говорят статьи 789 и 826 Устава уголовного судопроизводства, так как знание подсудимым не только о его осуждении, но и о размерах назначенного ему наказания, наступающее с момента провозглашения приговора, как свидетельствует практика, может вызвать его на совершение новых преступных деяний, часто даже в самой зале заседания, немедленно по провозглашении приговора, и притом не только в силу желания изменить род назначенного ему наказания, но иногда и вследствие сознания, что вновь учиненное не может повлиять на его ответственность. Система проекта была принята вполне и Законом 3 февраля 1892 г.

[4] Фактическое соединение приговоров к срочному лишению свободы и к смертной казни было бы возможно, предполагая первоначальное отбытие первого, но, как замечает Бернер, это влекло бы иногда не усиление, а ослабление наказуемости, так как при долгосрочном лишении свободы приговор к смертной казни являлся бы в действительности очень часто неисполнимым. Терезиана, последовательно проводя принцип сложения, допускала при такой комбинации символическое исполнение другого наказания; так, § 3 арт. 14 постановлял: если кто-либо учинит кражу и умышленное убийство, то он должен быть как убийца колесован, а для указания на учиненную им кражу над колесом должна быть устроена виселица.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19