www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
256. Денежная пеня

256. Денежная пеня. Но главный вид имущественных взысканий составляют Денежные пени в тесном смысле, особенно распространенные в англо-американском законодательстве.

Денежная пеня может быть назначаема или в определенных законом размерах, как наказание, или же с указанием в законе только масштаба для вычисления этих взысканий. В этой последней форме денежная пеня встречается в особенности при нарушении уставов казенных управлений, где пеня заключает в себе вознаграждение казны за понесенные ею убытки, и притом за такие убытки, коих прямое доказательство в порядке гражданском представлялось бы затруднительным, так что такое взыскание имеет как бы характер публичной неустойки. Этот вид тесно примыкает к пене, налагаемой в интересах частного потерпевшего лица, которая, как я указывал, назначается в некоторых особо указанных случаях, как, например, die Busse[1] германского права, бесчестье по нашему праву, уплата двойной стоимости за порубки и т. д.[2]

Восемнадцатый век был неблагоприятен развитию системы денежных взысканий; в числе выдающихся противников этого наказания можно указать много весьма громких имен. Несочувственно относились к ним и писатели первой половины XIX века; но современная биржеспекулятивная окраска, общественных идеалов придала иное значение денежным взысканиям в общей системе карательных мер: в них многие видят уже вполне разумное средство облегчить государственный бюджет на устройство тюрем[3]. Недостает немногого, чтобы, забывая старое «turpis lucra extorqueri»[4], объявить преступление, вместе с пьянством и проституцией, государственной регалией. Не поразит ли всякого беспристрастного наблюдателя принцип ростовщического хищения, проводимый, например, ныне в системе акцизных взысканий с ее процентным вознаграждением доносчиков, открывателей, оберегателей, наблюдателей и т. п.?

В существе денежные пени представляются необходимыми в кодексах только ввиду того, что существуют такие маловажные нарушения, в которых назначение даже низшего размера лишения свободы является сравнительно тяжелым, или такие, где ввиду обстоятельств отдельного случая представляется справедливым избегать назначения ареста хотя бы и на несколько дней, где главное репрессивное значение имеет собственно суд и осуждение, а не взыскание; кроме этих случаев, денежная пеня могла бы быть допущена разве при некоторых корыстных проступках, не имеющих особенно важного общественного значения. Но желать, как это делают многие писатели — Бонневиль во Франции, Меркель, Вальберг, Кроне, Вах и др. в Германии, замены денежной пеней всех краткосрочных наказаний лишением свободы значит, по моему мнению, для одних понизить репрессию до нуля, особенно если вспомнить, что по такого рода нарушениям большинство законодательств допускает заочное осуждение, а иногда даже и право уплатить взыскание до суда, а для других, несостоятельных, сделать замену мнимой, так как лишение свободы будет им назначено не непосредственно, а в виде ареста, заменяющего неуплаченную пеню.

Денежная пеня назначается во всяком случае судом как наказание, причем в большинстве законодательств она употребляется или самостоятельно, или альтернативно с низшим видом лишения свободы; в особенности последняя форма распространена из новых кодексов в Голландском 1881 г. и Нью-Йоркском 1881 г., где она допускается эвентуально даже при тяжких проступках (Rosenfeldt). Кроме того, иногда денежная пеня назначается совместно с лишением свободы, причем такое соединение признается или обязательным для судьи, или предоставляется его усмотрению. Последняя система, принятая, между прочим, Итальянским Сложением, представляется весьма малораспространенной, и ее юридическое обоснование весьма шатко, так как она сводится преимущественно к возможности сокращения этим путем сроков лишения свободы.

Но в каком бы виде ни употреблялась денежная пеня, главный и наиболее трудный вопрос составляет установление ее размеров в отдельных случаях, ввиду полной зависимости ее репрессивного значения от имущественного положения лица. Уплата 1 0 рублей пени не имеет никакого значения для привыкшего тратить деньги без счета; она будет несколько чувствительна для человека со средними средствами и рассчитанным бюджетом и крайне тяжела для человека, считающего свой ежедневный заработок даже не рублями, а копейками[5].

Остается предоставить установление этого соотношения усмотрению судьи. Конечно, насколько этим не нарушаются общие пределы прав, суду предоставленных, выбор размера пени по соотношению с имущественным положением виновного был бы вполне разумной мерой; но одна эта мера не представляется достаточной, так как по общему правилу максимум пени не может быть очень велик, не превышая обыкновенно 25 или 50 рублей, т. е. суммы, которая для людей зажиточных представляется очевидно недостаточной[6]. Допустить же, ввиду возможного осуждения людей богатых, значительное возвышение наибольшего размера пени значило бы создать произвол суда, ни на чем не основанный.

Поэтому издавна уже прилагаются попытки определить в самом законе денежную пеню не в точно установленных размерах[7], а установить, как резюмировало этот взгляд собрание германской секции «Союза криминалистов» в Галле (Rosenfeldt), то начало, что «размер денежной пени в каждом отдельном случае должен соответствовать имущественному положению и хозяйству обвиняемого». Пеня должна определяться как известная часть какой-либо имущественной единицы (eine quotisirende Berechnung). Такой единицей может являться или все имущество лица, так что пеня будет отобранием 1/1000, 1/100, 1/10 всего имущества, т. е. будет возрождением конфискации, но не полной, а частичной; или же такой единицей будет приниматься доход, и притом в весьма различных оттенках — годовой, месячный и дневной, валовой и чистый и т. д., причем установление такого дохода может быть или вполне предоставлено суду уголовному, или же должно основываться на заранее определенных данных, на количестве платимых податей и т. д. Эта система, хотя, как указывает Розенфельдт, и встречается в законодательствах португальском 1867 г. и бразильском 1830 г., но ее применение, очевидно, встречает серьезные практические затруднения, крайне осложняя деятельность судей[8]. Да притом, как еще давно указал Эли, создаваемое этим путем равенство наказания будет только кажущееся, так как отнятию 1/10 части имущества у лица, доход которого достаточен только для покрытия необходимого, далеко не одинаково с отнятием 1/10 имущества у того, кто сорит им направо и налево; или же придется допустить, как это предлагает Кронекер, прогрессивную систему, т. е. увеличение части с возрастанием имущества, что создаст еще новые затруднения[9]. Оттого большинство кодексов и назначает денежную пеню параллельно с лишением свободы, чтобы создать репрессию и по отношению к лицам состоятельным, для которых уплата нескольких рублей пени не имеет никакого значения.

Но даже раз назначенная пеня представляет значительные затруднения по отношению к ее осуществлению, затруднения, также ослабляющие значение этой меры как уголовного взыскания. Всякое наказание должно быть страданием для виновного, страданием, им лично отбываемым; закон не может допустить, чтобы назначенное кому-либо наказание отбывалось за него другим лицом. Но по отношению к денежным взысканиям этот принцип не может быть проводим с надлежащей последовательностью, так как государство не в состоянии на практике устранить уплату за наказанного пени другим, если даже и признать таковую уплату укрывательством, что само по себе сомнительно, так как тогда пришлось бы признавать преступным всякое подаяние и помощь осужденным. Все, что может сделать в этом отношении государство,— это воспретить публичные сборы для уплаты назначенной пени, хотя и таковые, в особенности в процессах, имеющих политическую или партийную подкладку, представляются весьма нередкими[10].

Далее, в тех случаях, когда преступление совершено несколькими лицами, каждый должен отвечать за учиненное ими в совокупности преступное деяние, но зато каждый несет лишь наказание, ему назначенное, и ответственность может распространяться только на лиц, действительно признанных виновными. И в этом отношении при применении денежных взысканий как в нашем праве, так и в западных законодательствах допускается ряд изъятий, в особенности при нарушениях, затрагивающих интересы казны. Таким образом, являются случаи, при которых закон допускает общую солидарную ответственность нескольких лиц[11]; далее, закон допускает целый ряд лиц, граждански ответственных, лиц, которые уплачивают значительные по размерам пени нe в силу установленной судом их личной виновности, а только в силу не доказанной, а предполагаемой неосмотрительности в выборе агентов (culpa in eligendo) или предполагаемого соучастия[12].

Наконец, денежное взыскание, являясь иногда безразличным для лиц зажиточных, еще чаще оказывается совершенно бессильным по отношению к несостоятельным, не могущим уплатить падающего на них взыскания или просто скрывающим свое имущество и отказывающимся от уплаты[13].

Отсюда является, с одной стороны, стремление к облегчению возможности уплаты, а с другой — необходимость замены пени другими наказаниями.

Главнейшим средством облегчения уплаты пени является введение в закон правил о рассрочке уплаты, рекомендуемой большинством сторонников денежных наказаний (ср. Rosenfeldt). Такая рассрочка предоставляется усмотрению суда, но с тем чтобы уплата полностью всей суммы была произведена в течение указанного законом срока, например года.

Если же в течение известного срока уплата не последует, то приходится прибегнуть к замене пени другими наказаниями.



[1] Штраф (нем.).

[2] На этом основании французские криминалисты (Garraud, № 351 и другие) различают три вида пеней — уголовные, гражданские и смешанные, причисляя к последним и взыскания за нарушения казенного интереса.

[3] Ср. у Rosenfeldt'a, стр. 137, указание на подобную постановку вопроса венским политэкономом E. Seidler'oM, Die Geldstrafe vom volkswirtschaftlichen und socialpolitischen Gesichtspunkte.

[4] «Извлечение барышей путем безобразного истязания пыткой» (лат.).

[5] Этот главнейший недостаток денежных взысканий признается всеми писателями. Ср. Rosenfeldt.

[6] Французский code rural [сельскохозяйственный кодекс (фр.)] 1791 г. определял размер пени до расчету стоимости рабочего дня, но очевидно, что и это признак и шаткий, и едва ли целесообразный. Положим, закон назначает пеню в размере стоимости двух рабочих дней, деяние совершено в рабочую пору, например в сенокос, когда стоимость дня доходит до 1 рубля, а приговор исполняется зимой, когда заработок копеек в 30; какие же два дня принять за единицу? Еще труднее принять за основание дневной заработок виновного, так как это значило бы усиливать наказание для способных и знающих и уменьшать для праздношатающихся и лентяев.

[7] Ср. подробное изложение мнений и законодательных постановлений по этому вопросу у Розенфельдта.

[8] Даже Розенфельд сознается, что «вопрос о том, как определить судье размер дохода, принадлежит теоретически к труднейшим, технически к затруднительнейшим, и, кроме того, разрешение его может быть сопряжено для виновного с весьма существенными посторонними неудобствами». Особенно же трудным представляется его решение в государствах, которые вовсе не знают подоходного налога, или, как Германии, установляют его по различным основаниям.

[9] Розенфельд приводит следующую формулировку Зейдлера: 1) денежное взыскание должно быть прогрессивно: с дохода в 1 тыс. марок можно взять 1%, а с дохода в 100 тыс. марок — 5%, так как чем богаче виновный, тем меньшая часть всего его дохода употребляется им на удовлетворение его необходимых потребностей: 2) пеня должна сообразоваться с личным положением обвиняемого (число детей, здоровье, лежащие на нем обязанности прокормления других, местные цены продуктов и т. д.), т. е. с фактическим значением имущества; 3) необходимо различать доход с капитала или капитализированного имущества и доход в виде жалованья или заработка, так как первый более пригоден для значительного обложения, чем второй.

[10] Ср. Decken, Ist die Bezahlung einer Geldstrafe durch einen Dritten zulässig oder strafbar? в L. Z. XII. Большинство немецких комментаторов — Шварце, Опенгоф, Бури — не считают такую уплату укрывательством; напротив того, другие — Mewes, Gretener, Decken — подводят под таковое; у Декена приведен любопытный случай уплаты штрафа за епископа Падерборнского, в 1873 г., вопреки воле осужденного, причем последний обжаловал принятие судом такой уплаты. Обер-трибунал Решением 28 июля 1874 г. признал уплату другим пени недопустимой по закону.

[11] Так, например, французское законодательство (art. 55) допускает солидарную уплату всякой пени, назначенной каждому из соучастников одного преступного деяния, хотя большинство французских криминалистов и возражает против этой, очевидно несправедливой, меры, совершенно игнорирующей карательный характер пени; особенно наглядно выступает эта несправедливость в тех случаях, когда размер пени назначен отдельным соучастникам различный. Даже Бельгийский кодекс 1867 г. не принял этой системы.

[12] Engels, Der strafrechtliche Charakter der subsidiarischen Haftbarkeit für die Geldstrafen Dritter, L. Z. Xll, c. 127-156.

[13] Розенфельд полагает число невыплачиваемых денежных взысканий в 50%, а Вальберг—даже в 80%, причем не уплачиваются даже взыскания, налагаемые в низшем размере; так, Schmölder указывает, что в Кельне в 1887 г. из приговоренных к уплате 1 марки пени около Vs не внесли назначенной суммы.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19