www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Тайное хищение чужого имущества. Учебное пособие // Allpravo.ru. - 2006.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.2 Объективные признаки кражи

Объективными признаками кражи являются: совершение деяния (изъятие и обращение); противоправность и безвозмездность такого деяния; тайность деяния; чужое имущество; наступление неблагоприятных последствий для собственника имущества.

Объективная сторона кражи – совершение деяния – тайного изъятия и обращения виновным чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц.

Деяние как объективный признак кражи выражается активных действиях (в изъятии и обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц). При этом такое изъятие является противоправным и безвозмездным. При краже указанное изъятие и обращение, составляющие в сочетании переход имущества в обладание виновного, осуществляются против или помимо воли собственника или иного владельца. Этим кража отличается, в частности, от присвоения и растраты, при совершении которых лишь обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц осуществляется против или помимо воли собственника или иного владельца, тогда как изъятие происходит по воле последних и состоит в добровольной передаче ими имущества во владение виновного.

Как уже отмечалось, кража – хищение совершаемое тайно. Именно «тайность» кражи и является базисным признаком отграничения кражи от иных видов хищения.

В науке уголовного права выделяются объективный и субъективный критерии тайного и открытого способов хищения. Применительно к объективной стороне преступления данный критерий характеризуется обстоятельствами, внешними по отношению к виновному, - хищение осуществляется[1]:

1) при отсутствии на месте совершения преступления каких-либо потенциальных свидетелей, посторонних лиц;

2) в отсутствие на месте совершения преступления посторонних;

3) в присутствии на месте совершения преступления посторонних, однако они не наблюдают факт хищения;

4) в присутствии на месте совершения преступления посторонних, однако они не расценивают происходящее как хищение или не осознают его;

5) факт совершения хищения наблюдается посторонними людьми, однако виновный этого не знает.

Верховный суд РФ неоднократно обращал внимание судов на недопущение ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества. Как пояснил пленум ВС РФ в своем постановлении от 27 декабря 2002 г. №29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" (п.п.2-4) как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. При этом необходимо учитывать, что в том случае если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества.

Если же указанные выше лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ. Приведем показательный пример из практики: «Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала тайным, а не открытым хищением чужого имущества действия З., который, придя со своей знакомой М. в квартиру Л. для распития спиртного и оставшись там ночевать, предложил М. совершить кражу магнитолы, принадлежащей матери Л. После отказа М. в ее присутствии и в одиночку совершил эту кражу, осознавая, что М. для него близкий человек, и будучи уверен в сохранении тайны хищения и невоспрепятствовании хищению с ее стороны»[2].

В юридической литературе констатируется, что объективный критерий тайны хищения должен совпадать с моментом совершения деяния. Проиллюстрируем сказанное примером: «Жительница небольшого поселка П., проходя по улице, заметила на крыльце одного из соседних домов К., известного пьяницу и нечистого на руку человека. Ей показалось подозрительным поведение К. Она спросила К., что он делает на чужом крыльце, на что последний в грубой форме ответил, что это ее не касается, и потребовал, чтобы П. шла своей дорогой. Через некоторое время П., находясь у себя дома, в окно увидела К., который шел по улице с большим свертком на плече. Вечером обнаружилась у соседей пропажа домашних вещей. П. сообщила о виденном ею и о своих подозрениях в милицию. При обыске у К. были найдены похищенные вещи, и он признался в хищении. Следственные органы квалифицировали действия К. как открытое хищение чужого имущества (грабеж), поскольку П. видела виновного, когда он готовился проникнуть в чужое жилище и когда нес похищенное. Однако суд не согласился с такой квалификацией и расценил действия К. как кражу, поскольку сам момент непосредственного изъятия имущества никто не видел»[3].

Не является тайным хищением – хищение, когда его совершение замечено потерпевшим, но последний не успевает заметить, например, лица субъекта преступления. В юридической литературе уже закрепилось понятие «рывок», когда преступление совершается так быстро, что жертва не успевает своевременно осознать происходящее и соответственно среагировать[4], например, у потерпевшего вырывает сумку проезжавший мимо велосипедист.

Базисным признаком объективной стороны кражи – является ненасильственный характер посягательства. Данный признак специально не выделяется ни в ст.158 УК РФ, ни в полномочных разъяснениях ВС РФ, между тем, систематический анализ ст.ст.158, 161, 162 УК РФ позволяет сделать вывод, что именно ненасильственный характер – является легальным критерием кражи от иных форм хищения, в частности, разбоя.

В том случае если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, , продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, и прибегает к насилию, содеянное следует квалифицировать как грабеж или как разбой (п.4 Постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое").

Таким образом, в тех случаях, когда изъятие имущества сопровождалось насилием либо насилие предшествовало тайному изъятию, либо тайное изъятие переросло в насилие содеянное не может квалифицироваться как кража, а является грабежом (ст.161 УК РФ) или разбоем (ст.162 УК РФ) – в зависимости от степени причинения вреда жизни и здоровью.

Заметим, что в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" (Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. данное постановление признано утратившим силу) было закреплено: «Введение в организм потерпевшего опасных для жизни веществ с целью приведения его таким способом в беспомощное состояние и завладение государственным, общественным или личным имуществом должно квалифицироваться как разбой. В случае, если с той же целью в организм потерпевшего введены вещества, не представляющие опасности для его жизни и здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием, либо покушение на это преступление»[5]. На наш взгляд в описанной ситуации, должна быть также оценены условия «введения веществ» в организм, поскольку насильственное введение даже безвредных веществ уже является, в определенной мере, проявление насилия.

Объектом кражи – является чужое имущество, содержание данного признака мы подробно рассмотрели в предыдущей главе.

Последствие в качестве объективного признака кражи состоит в причинении ущерба собственнику или иному владельцу имущества в момент окончания хищения.

Как справедливо отмечают эксперты, ущербом признается лишь положительный материальный ущерб в размере стоимости имущества, изъятого и обращенного в пользу виновного или других лиц. В размер ущерба не включаются иные убытки, определенные в ч. 2 ст. 15 ГК РФ[6].

Последствием кражи, предусмотренной ч.1 ст.158 УК РФ, является ущерб на сумму, превышающую один минимальный размер оплаты труда. Этот ущерб не должен быть значительным для гражданина, поскольку при причинении такого ущерба ответственность наступает по п."в" ч.2 ст.158 УК РФ. Причем в любом случае сумма ущерба не должна превышать 250 тысяч и тем более одного миллиона рублей, ибо в таких случаях кража квалифицируется соответственно по ч. 3 или п. "б" ч. 4 ст. 158 УК РФ.

Причинная связь между деянием и последствием выражается в том, что деяние должно, во-первых, предшествовать наступлению указанного ущерба и, во-вторых, быть необходимым, обязательным, определяющим, решающим условием его причинения.

Кража считается оконченной с момента, когда виновный приобретает реальную возможность распорядиться изъятым чужим имуществом по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом). Приведем показательные примеры из практики:

«Ж. в состоянии алкогольного опьянения тайно похитил из секции универмага "Детский мир" рулон фотообоев стоимостью X. Выйдя за пределы секции, был задержан с похищенным сотрудниками милиции.

Хотя Желан преступным путем завладел рулоном фотообоев, однако фактически распорядиться чужим имуществом реальной возможности у него не было. Он не осознавал того, что в момент совершения преступления за его действиями наблюдал сотрудник милиции, проконтролировавший его поведение вплоть до момента задержания. За пределы здания универмага Желан не вышел, даже не покинул 4-го этажа, на котором расположена секция, в которой он совершил преступление. Он был задержан практически сразу после выхода из секции, в связи с чем предпринять какие-либо действия, направленные на реализацию изъятого имущества, он не мог[7].

И еще один пример: «По приговору Щелковского городского суда осуждены К. и С. за кражу чужого имущества. Преступление ими совершено при следующих обстоятельствах. К., С. и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, находясь в квартире по месту жительства С., вступили в сговор на совершение кражи из соседней квартиры. С. и К. перебрались на балкон квартиры, где С. разбил стекло в двери балкона, открыл дверь и вместе с К. проник в квартиру, откуда похитил имущество Х. на сумму 7020 руб., а затем передал похищенное лицу, ожидавшему на балконе.

Как следует из материалов дела, по сообщению жильцов были вызваны работники милиции, которые застали осужденных в чужой квартире на месте совершения преступления, когда К. передавал чашки лицу, находившемуся на балконе.

Учитывая, что С. и К. были задержаны работниками милиции на месте совершения преступления, в процессе совершения кражи, при отсутствии реальной возможности распорядиться похищенным, их действия следовало квалифицировать как покушение на кражу чужого имущества»[8].

Таким образом, по смыслу закона кража является оконченным преступлением только с момента реальной возможности распорядиться или пользоваться по своему усмотрению похищенным имуществом.

В том случае, когда субъект преступления фактически распорядиться чужим имуществом не сумел по независящим от него обстоятельствам деяние необходимо квалифицировать как покушение на кражу по ч.3 ст.30 и ст.158 УК РФ.



[1] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер, 2005 г.

[2] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. – №2. - С. 6.

[3] Практический пример по: Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комисcарова - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002.

[4] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комисcарова - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002.

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966 г. N 31 "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" - М.: Юридическая литература, 1994.

[6] Уголовный закон в практике мирового судьи: Научно-практическое пособие/Под ред. к.ю.н., доц. А.В. Галаховой. - Норма, 2005 г.

[7] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1997г. - №6. – с.19.

[8] Обзор судебной практики Московского областного суда по гражданским и уголовным делам за 2003 год

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19