www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Познышев С.В. Особенная часть русского уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового уложений. Издание 3-е, исправленное и дополненное. 1912 г. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Обида (§§ 65-68).

§ 65. Обида есть умышленное и противозаконное выражение неуважения к другому человеку заведомо оскорбительным для него обращением с ним. Существенные признаки обиды суть:

1) Умышленность. Нет, однако, оснований считать необходимым признаком обиды намерение или желание оскорбить (animus injurandi): достаточно одного сознания субъекта, что данные его слова или действия могут оскорбить другое лицо. Действительно, нет оснований полагать, что обида с непрямым (эвентуальным) умыслом невозможна. Умышленность есть необходимый признак обиды и по действующему праву, и по новому Уложению; в последнем этот признак прямо указан в законе (ст. 530). При этом, хотя составители нового Уложения и заявляют в своих объяснениях, что умысел при обидах предполагает animus injurandi, однако, как оказывается из дальнейших их рассуждений, они считают достаточным для наличности обиды, чтобы субъект допускал оскорбление, относясь к нему безразлично; под animus injurandi разумеется, таким образом, вообще умысел, в смысле ст. 48 Угол. Улож., а не особое желание оскорбить[1].

2) Противозаконность. Если в своем обращении с другим лицом субъект не выходит за пределы своих прав или обязанностей, то такое обращение не может быть рассматриваемо как обида в юридическом смысле слова, хотя бы оно и чувствовалось, как оскорбление, тем лицом, к которому относится. Так, напр., не будет обидой внушение, сделанное учителем ученице или ученику (1871/177), приглашение удалиться из собрания, сделанное старшиною клуба членам или гостям не в оскорбительной форме (1867/279) и т. п. При известных отношениях между лицами наш закон даже совершенно не допускает возможности обиды; так, согласно ст. 168 т. X, ч. I Свода Зак., «в личных обидах или оскорблениях от детей на родителей не приемлется никакого иска ни гражданским, ни уголовным порядком»[2].

3) Непосредственный, личный характер. Обида предполагает непосредственное обращение обидчика к обиженному. Но пользование рупором, телефоном и т. п. приспособлениями не устраняет возможности наказуемой обиды, так как при таких условиях отношение между обидчиком и потерпевшим носит характер непосредственного обращения первого ко второму. Обида не утрачивает характера личной и в том случае, если для передачи оскорбления виновный воспользовался услугами лица невменяемого; посредствующая деятельность лиц невменяемых вполне равноценна содействию сил природы и разных искусственных приспособлений для передачи оскорбления обиженному. Из сказанного вытекает ненаказуемость заочной обиды. Начало ненаказуемости заочных обид давно и прочно укоренилось в нашей судебной практике; оно принято и составителями нового Уголовного Уложения[3]. В законодательстве это начало выражается эпитетом «личный», который обыкновенно присоединяется к обиде[4].

Обида предполагает, что лицо, к которому обращается обидчик, способно воспринять оскорбление; не будет, поэтому, обидою ругательство, обращенное к грудному младенцу или бесчувственно пьяному и т. п. Но подобное ругательство может быть так назыв. «посредственной» обидой, поскольку оно будет задевать родственников младенца. Под «посредственной» обидой разумеется оскорбление субъекта словами или вообще обращением, относящимся не прямо к нему, а к кому-либо из его близких родственников (напр., в присутствии сына отзываются оскорбительно об отце, при муже ругают жену и т. п.). Посредственная обида может быть и в тех случаях, когда лицо, о котором оскорбительно отзываются, уже умерло[5]. Animus injurandi не представляется необходимым и для посредственной обиды. Но для наличности посредственной обиды. как это не раз указывал и Сенат (1870/896,1870/1207 и др.) необходимо, чтобы отзыв об отсутствующем или умершем оскорблял самого присутствующего родственника; необходимо, далее, чтобы обидчик знал о присутствии родственника оскорбляемого и сознавал, что его слова могут оскорбить последнего (к. р. 1870/116). Эти условия признают необходимыми и редакторы Уголовного Уложения[6].

Таким образом, самое название «посредственная обида», при ближайшем рассмотрении, оказывается неудачным, так как и в этих случаях обида предполагает непосредственное отношение к обиженному и непосредственное оскорбление его; от остальных случаев обиды так называемая «посредственная» обида отличается лишь чисто формальным признаком. В новом Угол. Уложении мы встречаем прямое указание на посредственную обиду; ст. 530 говорит и о случаях обиды обхождением или отзывом, позорящими члена семьи обиженного; под семьею составители Уложения, как видно из их объяснений[7], разумели в данном случае союзы супругов, родителей и детей, братьев и сестер; поэтому, обидою посредственною, по новому Уложению, является обида: отца, матери, мужа, жены, сына, дочери, брата и сестры. Следовало бы во всяком случае расширить этот перечень, введя в него восходящих и нисходящих вообще жениха и невесту, двоюродных братьев и сестер, дядей и теток, а также лиц, находящихся во второй степени свойства. Составители Угол. Уложения указывают далее, что жалоба о нанесении посредственной обиды может быть приносима только в том случае, когда иск непосредственно оскорбленного юридически невозможен[8]; но в пользу такого ограничения вряд ли можно было бы привести какие-либо серьезные доводы.

Только физическое лицо может чувствовать обиду. Юридическое лицо, как таковое, не может воспринять обиду, не может быть обижено; обида юридического лица немыслима иначе, как в форме обиды образующих юридическое лицо физических лиц. Действующее Уложение признает, впрочем, в виде исключения, возможность оскорбления и юридических лиц; именно, говоря об оскорблении в печати (ст. 1040 Ул. о нак.), а также в ст. 279 сл. и 282 сл., оно упоминает не только о частных лицах, но и об «обществах», «установлениях», «присутственных местах» и т. п. Составители нового Уложения также полагали, что только физические лица могут быть объектом обиды[9]; однако, в виде исключения, Уголовное Уложение говорит об оскорблении военного караула, воинской части или команды (4 ч. ст. 532).

4) Заведомая оскорбительность обращения. Со стороны внешней обида есть такое обращение с человеком, которое унижает последнего, задевает его чувство чести. Но в виду условности и изменчивости представлений о чести, понятие обиды весьма относительно; оскорбительное для военного может не быть оскорбительным для статского, обидное для женщины может не быть обидным для мужчины и т. д. Кроме идеи общего всем людям нравственного достоинства, существуют еще разные, так сказать, специальные понятия чести, понятия чести военной, офицерской, женской, девичьей и т. д. Кроме безусловно, т.е., для всех оскорбительных слов и действий, существуют еще условно оскорбительные слова и действия, которые могут считаться обидою лишь в том случае, если произнесены или сделаны по адресу лиц определенного пола, известного звания, общественного положения и т. д. Так, напр., слово «торговец» или «мещанка», говоря вообще, не заключает в себе ничего обидного. Но сказанные в известный момент, по адресу некоторых лиц они вполне могут считаться оскорблением; точно также обращение на «ты», и т. п. (1874/694).

В виду этого, в каждом отдельном случае, суд должен тщательно установить: 1) могут ли считаться инкриминируемые слова или действия оскорбительными для данного лица: 2) сознавал ли этот оскорбительный характер их обидчик. Только при наличности этих двух условий можно признать в том или ином конкретном случае наказуемую обиду, хотя бы данные слова или действия были сказаны или совершены не из желания оскорбить, а с другим намерением, но с сознанием, что они могут оскорбить другого. От обиды надо отличать несоблюдение правил вежливости (неотдача визита и т. п.), простую нелюбезность (напр., неприглашение на бал). Обида предполагает прямое выражение неуважения к лицу известными в отношении его совершенными действиями.

§ 66. По средствам и способам действия обида может быть устной, письменной, в печати, наконец, обидой действием. Наше действующее право содержит в себе отдельные постановления об обиде словом и действием. К последней, по толкованию Сената, должны быть отнесены и те символические обиды (т.е., совершаемые с помощью знаков и жестов), которые заключают в себе посягательство или угрозу посягательством на телесную неприкосновенность; остальные случаи символических обид Сенат относит к обиде словом (1877/76).

Понятие обиды действием соприкасается в нашем праве с телесными повреждениями. К обиде действием, между прочим, Уложение о наказан. относит и побои, не только легкие, но и тяжкие, однако не грозящие опасностью жизни (ст. 1533). Побои же тяжкие и грозящие опасностью жизни относятся уже к телесным повреждениям (ст. 1489). Одинаково с побоями в законе трактуются истязания и мучения.

Уголовное Уложение, в ст. 530 говорит об обиде отзывом или обхождением, позорящими[10] обиженного или члена его семьи. Отдельных постановлений об обиде действием в нем нет. Некоторые случаи последней подойдут под понятие «обхождения». Однако, согласно объяснениям редакторов, под это понятие могут быть подводимы лишь такие действия (жесты, знаки), которые не заключают в себе 1) нарушения телесной неприкосновенности обиженного, а 2) не причиняют ему физической боли. Впрочем, и действия, нарушающие телесную неприкосновенность, но не причиняющие боли, в случае оскорбительного характера их, вполне подойдут под понятие обиды обхождением (таковы, напр., всклокочение прически, обнимание, поцелуй и т. п.). Если же нарушение телесной неприкосновенности сопряжено с причинением физической боли, оно должно быть рассматриваемо, как насилие или телесное повреждение[11]. Оконченной обида является с момента восприятия составляющих ее слов, жестов или действий потерпевшим; в частности обида на письме—с момента прочтения оскорбительного письма.

§ 67. Что касается наказуемости обиды, то словесная обида, устная или на письме, влечет за собою по действующему праву (ст. 130 Уст. о нак.) арест на срок не свыше 15 дней или денежное взыскание не свыше 50 руб. За обиду действием, если повод к ней был дан обиженным, назначается то же наказание (ст. 133 Уст. о нак.); а если обида действием нанесена без всякого повода со стороны обиженного, то наказание—арест не свыше 1 мес. (ст. 134 Уст. о нак.).

Кроме того, и Устав о нак. и Улож. о нак. знают массу квалифицированных видов обиды. Квалифицированною обида (словесная и обида действием) является, если она нанесена:

1)—родственнику по восходящей линии (ст. 132 Уст. о нак.; ст. 1534 и 1533 Улож.).

2)—лицу, хотя и не состоящему с обидчиком в родстве по восходящей линии, но имеющему право на особое уважение (131 и 135 Уст. о нак.).

3)—лицу женского пола (131 и 135 Уст. о нак.);

4)—с заранее обдуманным намерением;

5)—в публичном месте;

6)—в многолюдном собрании (131 и 135 Уст. о нак.);

7)—должностным лицом или должностному лицу, при исполнении или по поводу исполнения им служебных обязанностей, а также, если обида нанесена и частному лицу, но во время присутствия, в зале заседания (347; 279—280; 282—283; 285—288 Улож. о нак.); сюда же относится и предусматриваемое Уст. о нак. (ст. 31) оскорбление стражей полицейских и иных, с ними сравненных, во время отправления ими должности; к данной группе должностных лиц относятся, между прочим, и околоточные надзиратели (1893/33,; 1867/453);

8)—подчиненными начальнику, или наоборот (394, 400 Улож. о нак.);

9)—священнослужителю во время совершения им службы, если вследствие этого служение было прервано (214, 215 Улож. о нак.);

10)—иностранному дипломатическому агенту (261 Ул. о нак.);

11)—корабельщику во время плавания (1263 Улож.);

12)—обида в печати. Наказание: денежное взыскание не свыше 300 р. и арест от 7 дней до 3 мес., или тюремное заключение от 2 до 8 мес. (1040 Ул. о нак.);

13)—оскорбление посредством подделки письма или иной бумаги от имени оскорбленного (1537 Улож.).

Надо добавить еще, что взаимность обид погашает уголовную ответственность. Согласно 138 ст. Уст. о нак. обидчик не подлежит ответственности, когда сам обиженный нанес ему равную или более тяжкую обиду. В примечании к ст. 1534 Улож. также говорится: «кто за обиду, ему нанесенную, нанесет сам оскорбившему его такую же, или не менее тяжкую обиду, тот теряет право приносить на него за сие жалобу». Под «равенством» обид надо разуметь не одинаковость их по способу выражения и чувствительности (в том смысле, что обида действием, напр., может быть погашена только обидою же действием и т. п.), а только одинаковую чувствительность их (1871/326).

Если обиженный будет требовать за обиду определенного в гражданских законах (Св. зак., т. X, ч. 1. ст. 667—669) «бесчестья», то он лишается уже права иска уголовного (ст. 138, п. 2 Уст. о нак.).

По общему правилу дела об обидах начинаются лишь по жалобе потерпевшего и могут быть погашаемы примирением сторон; исключение составляют лишь дела об оскорблениях разных должностных лиц, которые могут начинаться и независимо от воли обиженных и примирением погашаемы быть не могугь; (1870/883; 1870/1001; 1872/211; 1894/29: 1896/3; 1899/4 и друг.).

§ 68. Уголовное Уложение назначает за обиду арест или денежную пеню не свыше 500 р. (ст. 530), в случаях квалифицированных тюремное заключение (532), иногда с оговоркой, что предельным сроком тюремного заключения является б мес. (ст. 535), или с присоединением других дополнительных карательных мер (ст. 533, ч. 2; ст. 539). Согласно ст. 539 в случаях осуждения за обиду или опозорение суду предоставляется, по просьбе оскорбленного, опубликовать приговор. Установленную Уголовным Уложением наказуемость надо в общем признать правильной. Что же касается квалифицированных случаев, то было бы желательно, чтобы в одном обобщенном о них постановлении суду предоставлялось право назначить виновному тюремное заключение.

Квалифицируется обида, по Уголовному Уложению, в следующих случаях:

а) по объекту: обида 1)—матери (законной, незаконной), законного отца или иного восходящего родственника; 2)—духовного лица христианского вероисповед., состоящего в сане священнослужителя или в звании настоятеля и т. д.,—при совершении им службы или духовной требы; 3)—должностного лица или волостного старшины, или лица, занимающего соответствующую должность, при исполнении или по поводу исполнения ими служебных обязанностей; 4)—военного караула или часового оного, воинской части или команды (ст. 532); 5)—главы иностранного государства (ст. 534); 6)—иностранного посла, посланника или поверенного в делах, а также иного дипломатического агента, если оскорбление учинено с намерением оказать неуважение его правительству (ст. 535).

б) по субъекту и объекту: 1) оскорбление капитана парохода или морского судна служащим на судне или пассажиром, и 2) оскорбление арестантом кого-либо из чинов тюремной стражи, при исполнении или по поводу исполнения ими обязанностей службы (ст. 532, ч. 2).

в) по способу и средствам действия: оскорбление в распространенных или публично выставленных произведениях печати, письме или изображении (ст. 533). Наказание—тюрьма. Сверх того, редактор или издатель повременного издания, виновный в помещении в нем оскорбительных произведений, писем или изображений, подвергается денежному взысканию, по количеству выпущенных в продажу экземпляров, не свыше 1 р. за экземпляр (ст. 533, ч. 2).

Provocatio. Retorsio. Согласно ст. 536 виновный в обиде или опозорении может быть освобожден от наказания в следующих двух случаях:

1) если оскорбление вызвано равным или более тяжким насилием над личностью или равным или более тяжким оскорблением со стороны потерпевшего;

2) если потерпевший отмстил равным или более тяжким насилием, равным или более тяжким оскорблением. Но эти правила не применяются, если оскорблен полицейский или иной страж или служитель, при исполнении или по поводу исполнения им служебных обязанностей, или священнослужитель. К сожалению, эти правила, как видно из текста ст. 536, применяются только к случаям простой обиды и опозорения, не распространяясь на случаи квалифицированные. Несомненным недостатком является и то, что закон говорит только о случаях, когда действующим лицом—мстителем или подавшим повод к оскорблению—является сам потерпевший, не предусматривая случаев, когда действующими лицами являются близкие потерпевшему лица (муж за жену, брат за брата, сын—за отца и т. п.); но для подобных случаев, конечно, должны бы быть установлены те же правила.



[1] Объяснения, VI, стр. 721.

[2] В некоторых законодательствах делаются перечни случаев, когда слова или действия, имеющие вид обиды, непротивозаконны. Так, напр. французский закон о печати 1881 г. (art. 41) указывает, что не могут быть преследуемы, как диффамация или обида, речи, произнесенные в законодательных палатах, в судебных заседаниях, добросовестные газетные отчеты о них (le compte rendu... fait de bonne foi dans les journaux) и нек. др. деяния. Ср. art. 452 бельгийского уложения. Германский кодекс также упоминает о ненаказуемости предостережения и выговоров начальников подчиненным, служебных донесений должностных лиц и т. п. (§ 193). Но такие перечни совершенно излишни.

[3] Объяснения, VI, 730.

[4] См., напр., заголовок 2 отд., гл. VI, разд. X Улож. о нак.; также ст. 530 Угол. Ул.

[5] Некоторые законодательства, напр., кодекс венгерский и германский, содержат особые постановления об оскорблении умерших; кодекс венгерский (§ 273) говорит как о клевете на умерших, так и об обиде. (Gegen Verstorbene gerichtete Verleumdungen und Ehrenbeleidigungen...), a германское уложение говорит об оскорблении памяти умершего сообщением или распространением о нем такого заведомо ложного факта (Tatsache), который мог бы, при его жизни, подвергнуть его презрению или уронить в общественном мнении (§ 189). См. также § 252 норвежского уложения. Французский закон о печати в § 34 подчеркивает, что для посредственной обиды необходимо намерение оскорбить живых наследников: «статьи 29, 30 и 31, говорит § 34, применимы к диффамации и обидам, направленным против памяти умерших (contre la memoire des morts), если виновные в такой диффамации или обиде имели намерение (auraient eu l’intention) повредить чести или доброму имени живых наследников. Надо добавить, что ст. 29—31, о которых упоминает § 34, говорят об обиде и диффамации. Но отдельные постановления об оскорблении памяти умерших родственников совершенно излишни; это—просто один из случаев посредственной обиды. Система, принятая в нашем новом Уложении по данному вопросу, представляется вполне правильной.

[6] Объяснения, VI, 742—743.

[7] Объяснения, VI, 743—744.

[8] Ibid. стр. 745 сл.

[9] Объяснения, VI, 736.

[10] Слово «позорящий»—в данном случае совершенно неподходяще, так как обида может и не «позорить» обиженного; в иных случаях даже она может вредить доброму имени лишь самого обидчика.

[11] Объяснения, т. VI, 726—727.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100