www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Белокуров О.В. Квалификация убийства. - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
6.1.7. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ)

В соответствии с п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» при квалификации убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст.35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения).

Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица) [1].

В п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ выделяется три вида группового убийства:

1) убийство группой лиц (без предварительного сговора);

2) убийство группой лиц по предварительному сговору;

3) убийство организованной группой.

Все указанные виды убийства являются разновидностями соучастия. При анализе института соучастия следует учитывать, что доктрина уголовного права рассматривает соучастие в широком и узком смысле.

В широком смысле под соучастием понимается любая совместная деятельность лиц, направленная на совершение преступления.

В узком смысле соучастие предполагает совершение преступления с юридическим распределением ролей («сложное соучастие»), когда имеется один исполнитель, а другие соучастники выполняют иные роли, например, подстрекателя, пособника или организатора.

Если преступление совершается только лицами, непосредственно выполняющими объективную сторону преступления, то налицо соисполнительство («простое соучастие»).

Для того чтобы не использовать одно и то же понятие «соучастие» в широком и узком смысле, мы предлагаем обозначить его виды различными терминами. Если «простое соучастие» - это соисполнительство, то «сложное соучастие» можно условно обозначить термином «сопомощничество». Действительно, и подстрекатель, и пособник, и организатор, в общем-то, так или иначе, все помогают (оказывают помощь) исполнителю выполнить объективную сторону преступления, выступая в роли «сопомощников».

Уголовно-правовая оценка преступления, совершенного группой лиц, зависит от того, кто участвует в лишении жизни другого человека.

В уголовно-правовой теории, и в судебной практике остается дискуссионным и неоднозначно решается вопрос о квалификации причинения смерти потерпевшему несколькими лицами, когда только один является субъектом убийства, а остальные участники не подлежат уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости.

Подавляющее большинство ученых считает, что квалификация убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ возможна только в том случае, когда имеется как минимум два субъекта (соисполнителя) преступления. Если же из всех лиц, непосредственно участвовавших в совершении общественно опасного деяния, только один является субъектом убийства, то содеянное не может быть квалифицировано как совершенное группой лиц[2].

Другие ученые считают, что для квалификации убийства группой лиц не обязательно, чтобы все участники были субъектами преступления. Достаточно наличия совместности действий нескольких человек при совершении конкретного общественно опасного деяния, независимо от того обстоятельства, что уголовной ответственности подлежит только один из них, который является субъектом убийства[3].

В УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Невменяемые и малолетние не могут участвовать в совершении преступления, т.к. не признаются субъектами преступления в силу ст.ст.20 и 21 УК РФ. Поведение указанных лиц (в связи с невозможностью ими осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий) для уголовного закона относительно привлечения к уголовной ответственности безразлично, так же как безразлично поведение животных, работа специальных автоматизированных конструкций (роботов и т.п.).

Очевидно, что использование виновным лицом при убийстве дрессированных животных (собак, обезьян и др.) или роботов-киборгов, несмотря на повышенную опасность такого деяния, не будет квалифицироваться как совершенное в соучастии.

Кроме того, в ч.1 ст.35 УК дается понятие преступления, совершенного группой лиц. Таковым считается преступление (а не общественно опасное деяние! – О.Б.), если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя… А в соответствии с ч.2 ст.33 УК исполнителем признается лицо, … непосредственно участвовавшее в совершении преступления совместно с другими лицами (соисполнителями).

Следовательно, соисполнительство предполагает наличие хотя бы двух субъектов преступления (вменяемых и достигших 14 или 16-летнего возраста), каждый из которых выполняет хотя бы часть объективной стороны убийства. Невменяемые и малолетние не могут быть исполнителями преступления, поскольку они совершают общественно опасные деяния, а не преступления.

Однако при убийстве с использованием животных (механизмов и т.п.) субъект осознает этот факт, понимая, что совершает преступление единолично. В случаях с малолетними и невменяемыми лицами субъект убийства может заблуждаться и не осознавать факта совершения преступления с несубъектами убийства. Думается, в зависимости от этого квалификация должна осуществляться по-разному.

Если виновный осознает, что привлекает к совершению убийства несубъектов преступления (малолетнего или невменяемого), то его действия следует квалифицировать по ч.1 ст.105 УК РФ при отсутствии других квалифицирующих признаков, поскольку отсутствуют и субъективные, и объективные признаки соучастия.

Если же лицо не осознает того факта, что совершает убийство совместно с несубъектами преступления, и желает причинить смерть потерпевшему именно с их участием, то квалификация должна осуществляться по направленности умысла виновного как покушение на убийство группой лиц по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ, поскольку имеется субъективный (направленность умысла) и отсутствует объективный критерий (наличие группы лиц в уголовно-правовом смысле) соучастия.

В соответствии с п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.33 и п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ[4].

Убийство по предварительному сговору группой лиц означает, что между соисполнителями имеется соглашение (договоренность) на объединение усилий для того, чтобы лишить жизни потерпевшего. При этом, как правило, такое убийство совершается с прямым умыслом. Однако не исключатся возможность и косвенного умысла. Например, когда соисполнители, договариваясь «проучить» потерпевшего, жестоко избивают его, при этом безразлично относясь к причинению смерти, сознательно допуская её наступление.

Предварительность сговора означает, что договоренность (соглашение) на убийство достигается до начала выполнения объективной стороны преступления (лишения жизни), т.е. на стадии приготовления. На стадии покушения возможно лишь присоединение к уже совершаемому убийству, и признака предварительного сговора не будет. Такое убийство следует квалифицировать по признаку «группа лиц».

Сговор на убийство может состояться задолго до совершения преступления или непосредственно перед лишением жизни потерпевшего, что не влияет на квалификацию преступления, но может быть учтено судом при назначении наказания.

Сговор возможен в форме:

1) вербальной (устная словесная договоренность);

2) невербальной (письменное соглашение в любой форме, конклюдентные действия: взгляды, кивок головы, взмах руки и т.п.).

Возможно сочетание указанных форм для достижения преступной договоренности.

Сговор может быть очным и заочным (через посредников).

Сговор следует считать предварительным в случае достижения договоренности на убийство в процессе совершения другого преступления (например, в ходе избиения потерпевшего у виновных возникает умысел на лишение его жизни, который они реализуют совместными действиями)[5].

Убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц, предполагает соучастие только в форме соисполнительства и исключает соучастие в форме «сопомощничества». Для его квалификации по рассматриваемому признаку необходимо, чтобы каждый участник преступления выполнил хотя бы часть объективной стороны убийства, даже при распределении ролей в процессе лишения потерпевшего жизни (один удерживает, подавляет сопротивление жертвы, а другой наносит смертельное ранение)[6].

Таким образом, для квалификации убийства по признаку предварительного сговора группой лиц необходимы три условия:

1) наличие сговора (договоренности, соглашения) в любой форме на лишение жизни потерпевшего до начала выполнения объективной стороны убийства;

2) участие в процессе лишения потерпевшего жизни всех виновных (соисполнительство), независимо от распределения ролей в ходе убийства;

3) наличие единого умысла у всех исполнителей на убийство.

В соответствии с ч.3 ст.35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Согласно п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организационной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ[7].

Очевидно, что судебная практика, давая толкование УК РФ, в определении организованной группы при убийстве, с одной стороны, «теряет» такой важный её признак как устойчивость, с другой стороны, дает ограничительное толкование цели организованной группы (только совершение одного или нескольких убийств)[8].

В юридической литературе неоднозначно решается вопрос о квалификации действий участников убийства, совершенного организованной группой.

Существует три основных подхода:

1) все члены организованной группы, независимо от их роли при совершении убийства, должны признаваться соисполнителями преступления[9];

2) членами организованной группы могут признаваться только соисполнители убийства[10];

3) членами организованной группы могут признаваться и соисполнители убийства, и «сопомощники» (организатор, подстрекатель, пособник), но действия последних должно квалифицироваться по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ со ссылкой на соответствующую часть ст.33 УК[11].

Судебная практика идет по первому пути. Однако такое широкое понимание организованной группы при убийстве не соответствует букве и духу уголовного закона, в частности, положениям ч.2 ст.33 и ст.35 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора. В ч.2 ст.35 УК раскрывается понятие преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору. И хотя законодатель прямо не указал, что такая форма соучастия предполагает соисполнительство, тем не менее, и в уголовно-правовой науке, и в судебной практике давно устоялась такая точка зрения.

Действительно, сравнительный анализ частей 1, 2 и 3 ст.35 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что в ч.1 ст.35 УК законодатель акцентирует внимание на двух моментах. Во-первых, он дает понятие группы лиц (совместное участие в совершении преступления двух или более исполнителей), а, во-вторых, указывает на признак, который разграничивает формы соучастия (соисполнительства) по степени согласованности действий между исполнителями преступления (в ч.1 – это соисполнительство без предварительного сговора). В ч.2 ст.35 УК законодатель уже не повторяется при определении понятия группы лиц (оно уже дано в первой части), а раскрывает лишь понятие предварительного сговора, в ч.3 ст.35 УК – дается понятие организованной группы (устойчивая группа лиц).

Следовательно, согласно уголовному закону любая группа лиц при совершении преступления предполагает только соисполнительство. Такой вывод напрашивается и при толковании ч.2 ст.33 УК РФ, в которой дается понятие исполнителя. В соответствии с ч.2 ст.33 УК исполнителем признается:

1. Лицо, непосредственно совершившее преступление (единолично выполнившее всю объективную сторону преступления);

2. Лицо, непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями);

3. Лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности[12]:

- в силу возраста;

- в силу невменяемости;

- в силу других обстоятельств, предусмотренных УК.

Других видов исполнителя закон не предусматривает, в том числе, ничего не говорится о таких исполнителях как члены организованной группы.

Таким образом, при решении вопроса о квалификации убийства, совершенного организованной группой, наиболее предпочтительной является третья точка зрения, согласно которой по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать действия только тех членов организованной группы, которые являются соисполнителями убийства. Правовая оценка действий «сопомощников» (организатора, подстрекателя, пособника) должна осуществляться со ссылкой на соответствующую часть ст.33 УК РФ.

Некоторую сложность вызывает вопрос о квалификации действий соучастников при убийстве двух или более лиц. Данная проблема подробно рассмотрена ранее при характеристике п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ.



[1] См.: Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. – С.392-393.

[2] См.: Белокуров О.В. Пределы толкования уголовного закона // Пять лет действия УК РФ: итоги и перспективы. Материалы II Международной научно-практический конференции, состоявшейся на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова 30-31 мая 2002 г. – С.175-180; Курс уголовного права: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Общая часть. Т.1: Учение о преступлении. М., 2002. – С. 392.

[3] См.: Попов А.Н. Указ. раб. – С.574; Рарог А., Есаков А. Понимание Верховным Судом РФ «группы лиц» соответствует принципу справедливости // Российская юстиция. – 2002. - № 3. – С.52; Кондрашова Т.В. Указ. раб. – С.95; Галиакбаров Р. Как квалифицировать убийства и изнасилования, совершенные групповым способом // Российская юстиция. – 2002. – № 10. – С.40.

[4] См.: Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. – С.392-393.

[5] См.: Попов А.Н. Указ. раб. – С.582.

[6] В юридической литературе встречается и точка зрения широкого понимания рассматриваемого признака. См.: Арутюнов А. Ошибки при квалификации содеянного группой по предварительному сговору // Российская юстиция. – 2001. – № 9. – С.66; Иванов В. Критерии разграничения преступных группировок // Российская юстиция. – 1999. - № 5. – С.47-48.

[7] См.: Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. – С. 392-393.

[8] Более подробно см.: Попов А.Н. Указ. раб. – С. 631-642.

[9] См.: Андреева Л.А. Указ. раб. – С. 24; Бородин С.В. Указ. раб. – С. 131; Попов А.Н. Указ. раб. – С. 645.

[10] См.: Кругликов Л.Л. Указ. раб. – С.25.

[11] См.: Кондрашова Т.В. Указ. раб. – С 97.

[12] К сожалению, судебная практика идет по пути смешения понятий «непосредственный» и «опосредованный» исполнитель, несмотря на то, что существование этих двух видов исполнителей вытекает прямо из текста закона. Так, в п.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» судам рекомендовано: «Если лицо совершило кражу посредством (выделено мной. – О.Б.) использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия … следует квалифицировать … как непосредственного (выделено мной. – О.Б.) исполнителя» // Российская газета. - 18 янв. - 2003. - № 9.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100