www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский. Издание 1947 г. Allpravo.ru. - 2003.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
ГЛАВА IV. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ПРАВОТВОРЧЕСТВО ДО ИЗДАНИЯ ПЕРВОГО ДЕКРЕТА О СУДЕ

I

Великая Октябрьская социалистическая революция, сломив старый государственный аппарат, вызвала огромный подъем народного творчества во всем государственном строительстве. По всей молодой Советской республике, без всякого декретирования сверху, возникают различные органы

100

государственного управления, с самостоятельно возникшей структурой и функциями.

Оценивая силу народного творчества в построении Советского государства, Ленин писал:

«Старым аппаратом мы не смогли бы, конечно, ни овладеть, ни привести его в движение. Новый аппарат, Советы, уже приведен в движение «могучим порывом подлинного народного творчества»[1].

О размахе подлинного народного творчества, охватившего страну, говорит письмо НКЮ по отделу государственного права, обращенное ко всем возникавшим B республике учреждениям, которых НКЮ в целях учета опыта и внесения плановости в их работу просит сообщить круг их функций, задачи и структуру[2].

В таком же порыве народного творчества уничтожались старые и создавались новые суды, творилось новое уголовное право.

По отношению к буржуазному суду «Советская власть поступила так, как завещали поступать все пролетарские революции, — она отдала его сразу на слом»[3].

Процесс упразднения старого и нарождения .нового права, в частности права уголовного, как и всякий процесс создания новой идеологии, шел несколько сложнее.

Начальный период революции в развитии советского социалистического уголовного права можно назвать периодом широкого правотворчества масс.

В этом общем правотворчестве масс в период проведения Великой Октябрьской социалистической революции нужно различать два этапа развития уголовного права.

Первый этап — до издания или получения на местах декрета о суде № 1 — период свободного, еще не ограниченного законом правотворчества.

Второй этап — когда с изданием декрета о суде № 1 новым источником правотворчества становится советский суд.

Для этого этапа в развитии советского уголовного права характерны: 1) организующая роль закона в самом процессе правотворчества, 2) установление дл» правотворчества политической основы в виде революционной совести

101

и революционного правосознания и 3) постепенное сужение правотворчества на базе растущего социалистического уголовного законодательства.

Количество дошедших до нас документов, характеризующих правотворчество первого этапа до издания декрета о суде № 1, к сожалению, незначительно, но общее представление о характере этого этапа они все же дают. Этими документами являются: воспоминания отдельных деятелей юстиции, положения о временных народных судах, выработанных местными Советами, наказы судам, обязательные постановления Советов, данные в руководство организуемым ими судам, и, наконец, отдельные постановления сельских сходов и собраний, присваивавших себе компетенцию судебных органов.

II

До получения декрета о суде революционные массы создают на местах суды под наименованием «временных народных судов», «судов общественной совести», «следственных комиссий» и т. д. Подобные суды возникают в Петрограде, Москве, Кронштадте, Новгороде, Череповце, Саратове, Смоленске, в Томской, Пензенской, Ярославской губерниях и в ряде других мест.

В Кронштадте новый суд был организован 23 ноября 1917 г. В основу своей деятельности суд положил постановление Кронштадтского Совета рабочих и солдатских депутатов. В Сибири, в Кузнецком уезде Томской губернии, новые временные революционные суды были организованы 26 января 1918 г. Советом Кузнецкого уездного комиссариата без всяких декретов из центра. Положением о временных революционных судах Новгородской губернии от 30 декабря 1917 г. временные народные суды были организованы в Новгороде и Череповце. В начале февраля 1918г. Камышевский Совет обратился в СНК с просьбой разрешить ему организацию народного гласного суда и утвердить выработанный Советом наказ для деятельности этого суда.

Масса требовала нового, революционного порядка, новой, революционной законности. Камышевский Совет, мотивируя перед СНК необходимость организации гласного народного суда, пишет, что суд необходим «для

102

закрепления свобод, завоеванных революцией»[4]. Указывая, что в Самаркандской области до сих пор существуют суды, действующие на основании Положения об управлении Туркестанским краем 1886 г., совершенно не удовлетворяющие современным условиям, Областной Совет Самаркандской области, обращаясь к комиссару юстиции РСФСР, писал:

«Ввиду этого (речь идет о неудовлетворительности существующих судов) и не получения, вследствие нарушения правильного движения почты, многих №№ газеты Рабочего и Крестьянского Временного Правительства, благодаря чему Совет не был своевременно осведомлен о некоторых декретах и указаниях Правительства Комиссаров Советской Республики, — Областной Совет просит Вас уведомить его, остаются ли указанные суды на прежних основаниях или они должны быть реорганизованы и на каких именно началах...»[5]

Правила о временном народном суде Кузнецкого уезда Томской губернии так мотивировали это требование законности:

«В переживаемый революционный период, когда рушились всякие существовавшие нормы правоотношений между гражданами с одной стороны, и когда на почве несознательности, корыстолюбия и проч. возникает масса деяний преступного характера, нарушающих права граждан, и когда, в то же время, существовавший мировой суд перестал пользоваться в населении доверием, является необходимость создания, временно — до издания законов о новом суде — народного суда»[6].

Правила о временном народном суде для Кузнецкого уезда содержат главным образом общие положения, касающиеся организации суда, его состава, подсудности. Конкретный перечень составов преступления и наказуемости за их совершение дан в другом документе — в обязательном постановлении Совета Кузнецкого уездного комиссариата.

Правила устанавливают следующие условия, которым должен удовлетворять новый суд:

103

«1) Суд авторитетный, пользующийся доверием среди населения;

2) Суд совести, не стесненный рамками существующих статей закона;

3) Суд скорый, в интересах устранения проволочки времени;

4) Суд, равный для всех граждан населения».

Для нас особый интерес представляет второе условие, говорящее о том, что новый суд, являясь судом совести, целиком отбросил старое, царское законодательство. Правда, правила ничего не говорят о революционной совести и революционном правосознании, но сами цели суда, как они декларированы в правилах, и сам состав суда, который требуется ими, позволяет утверждать, что совесть, о которой говорят правила, есть не что иное, как революционная совесть.

Характерно, что осуществление этих задач сами правила связывают с составом суда:

«Для достижения устройства суда на указанных основаниях, прежний мировой суд реорганизуется на следующих условиях и в следующем составе: председатель — местный мировой судья; 4 выборных члена, «очередные заседатели» от групп населения по одному: от местного городского населения, от крестьян, рабочих и солдат».

Надо сказать, что выражение «реорганизуется» по существу не соответствует тем началам, которые заложены в построении этого суда, — эти начала являются совершенно новыми, а отнюдь не реорганизацией старого суда. В компетенцию временного народного суда, согласно пункту б правил, входят подлежащие рассмотрению мировых судей уголовные дела, по которым обвиняемому угрожает не свыше 2 лет лишения свободы, и гражданские дела по искам до 3000 руб. При разборе дела правила допускают участие защиты, указывая, что защитниками могут быть правомочные граждане обоего пола.

Решения временного народного суда окончательны и обжалованию не подлежат.

Обязательное постановление Совета Кузнецкого уездного комиссариата[7] содержит 20 различных составов преступлений

104

и представляет собой своего рода действующее в пределах уезда уголовное право. Составы эти следующие:

1) Всякие нарушения тишины и порядка в помещениях общественных и правительственных учреждений, мешающие нормальному ходу занятий в них должностным лицам;

2) Всякие собрания в помещениях общественных и правительственных учреждений, без согласия на то управлений сих учреждений;

3) Всякие самочинные действия, насилия, угрозы и оскорбления словами должностных лиц общественных и правительственных учреждений;

4) Всякие самочинные действия по отношению к частным лицам;

5) Всякие проявления публичных беспорядков, клонящихся к нарушению общественной тишины и порядка;

6) Появление в пьяном виде на улицах и в публичных местах;

7) Сопротивление властям при отправлении ими служебных обязанностей и неисполнение их требований;

8) Распространение ложных слухов и призывы к неисполнению требований должностных лиц;

9) Отказ в содействии властям при отправлении ими своих служебных обязанностей;

10) Самочинное врывание в частные помещения и незаконные обыски всякого рода помещений;

11) Самочинные захваты чужого имущества;

12) Содержание огнестрельного боевого оружия, без надлежащего на то разрешения;

13) Проявление злостной спекуляции лицами, торгующими товарами и продуктами; .:

14) Скупка хлеба и других продовольственных продуктов, с целью спекуляции или сокрытия таковых, а также для выгонки самогона;

15) Укрывательство преступных .лиц, занимающихся производством самогона и других подобных;

16) Сокрытие продовольственных продуктов от регистрации и других продуктов и товаров;

17) Скупка и припрятывание разменных денег;

18) Обманное получение (пользование) продуктов несоразмерно количеству семьи по утвержденным нормам;

19) Ростовщичество деньгами и продуктами продовольствия;

20) Хранение и употребление взрывчатых веществ.

Каждый из этих составов не имеет своей, особой для данного состава, санкции. Санкция по ним носит как бы собирательный характер, определяя ответственность за все указанные в постановлении преступления в одной общей для всех формуле, причем за совершение тех же самых преступлений возможна альтернативно как административная, так и уголовная ответственность:

«За все вышеизложенное виновные будут строго преследоваться и караться: штрафом до 1500 руб., или заключением

105

в тюрьму до 3-х месяцев включительно, по постановлениям уездного комиссариата.

О всех вышеперечисленных проявлениях и проступках местные самоуправления и должностные лица обязаны составлять протокол и донесения, представляя таковые в уездный комиссариат, для принятия им надлежащих мер взыскания о виновных и предания их суду».

Ознакомление с этими составами показывает, что в большинстве они направлены на охрану установившегося в уезде нового, революционного правопорядка. С этой точки зрения особенно характерны такие составы, как проявление публичных беспорядков, клонящихся к нарушению общественной тишины и порядка, всякие самочинные действия, насилия, угрозы и оскорбление словами должностных лиц общественных и правительственных учреждений, сопротивление властям при отправлении ими своих служебных обязанностей, или неисполнение их требований, отказ в содействии властям при отправлении ими своих служебных обязанностей, содержание огнестрельного боевого оружия без надлежащего разрешения, всякие нарушения тишины и порядка в помещениях общественных и правительственных учреждений без согласия на то управлений этих учреждений, распространение ложных слухов и призывы к неисполнению требований должностных лиц и т. д.

Самый характер этих составов и то, что постановление выдвигает их на первый план, показывает, что в этот начальный период организации на местах советской власти особое внимание уделялось охране нормальной деятельности местного аппарата и его должностных лиц. Среди этого рода преступлений против порядка управления особое место занимает «проявление злостной спекуляции лицами, торгующими товарами и продуктами», скупка хлеба и других продовольственных товаров с целью спекуляции ими, сокрытия таковых, а также для выгонки самогона, сокрытие продовольственных продуктов от регистрации.

Преступления против личности даны общим и схематичным составом — «всякие самочинные действия по отношению к частным лицам».

Преступлениям против охраны прав граждан посвящен один состав — «самочинное врывание в частные помещения».

К имущественным преступлениям обязательное постановление относит: обманное получение (пользование) продуктов,

106

несоразмерно количеству семьи, ростовщичество деньгами и продуктами продовольствия. Оба эти состава чрезвычайно характерны для периода, который в это время переживала вся страна.

Положением о временных революционных судах Новгородской губернии[8] взамен упраздняемых окружных судов учреждались, впредь до издания исчерпывающих законоположений об организации нового суда, построенного на демократических началах, временные революционные суды в городах Новгороде и Череповце.

В этой связи положение подчеркивает, что с ведома губисполкома временные революционные суды могут быть учреждаемы и в других местах. Положение содержит следующие разделы:

1) Общие положения, 2) О суде уголовном, 3) О суде гражданском, 4) О контрольно-следственной комиссии, 5) О судебных следователях, 6) О мировых судах, 7) О судебных пошлинах.

Раздел «Общие положения» устанавливает подсудность временно-революционных судов. Она остается той же, что и подсудность бывших окружных судов, но расширяется за счет ряда деяний, ранее не считавшихся преступными, дел о расхищении или присвоении продовольственных припасов, независимо от суммы их стоимости, и других.

Раздел «О суде уголовном» устанавливает состав уголовного отделения суда, общие принципы и порядок судопроизводства. Согласно § 12 этого раздела, уголовное отделение временного революционного суда работает в составе 3 человек — председателя и 2 членов, избираемых губисполкомом.

Губисполкомом избираются также и 10 заседателей на каждую сессию (§ 13).

Общие принципы судопроизводства изложены в § 15 и 18.

«Суд решает дела по совести, на основании собственного убеждения» (§ 15). § 18 поясняет эту мысль: «Признанного виновным суд приговаривает к наказанию, не ограничивая себя какими-либо существовавшими законоположениями, в качестве же необязательного для себя руководства суд может пользоваться Уложением о наказаниях и Уголовным Уложением».

107

Говоря о том, что вопрос о виновности и мере наказания решается судом по большинству голосов, положение указывает (§ 19), что при вынесении наказания суд обязан входить в обсуждение вопросов вины. Положение обеспечивает обвиняемым право на защиту как в стадии предварительного следствия, так и на суде (§ 17). Защиту общественных интересов и поддержание обвинения на суде положение представляет одному из членов контрольно-следственной комиссии, организованной взамен упраздненной прокуратуры.

Приговоры временного революционного суда окончательны и апелляции и кассации не подлежат (§ 20).

Наказ Камышевскому народному гласному суду[9] был выработан Камышевским Советом и утвержден общим собранием граждан 4 февраля 1918 г. Наказ состоит как бы из двух частей: первой, регламентирующей общие вопросы организации и работы суда — состав суда, вопросы определения наказания, порядок судопроизводства, — и второй, представляющей перечень конкретных составов и санкций по ним. Ст. 1 наказа устанавливает, что состав суда избирается Советом в числе 6 человек и утверждается общим собравшем всех граждан общества. Ст. 8 наказа перечисляет случаи, когда суд вправе смягчить наказание. Таких случаев два: 1) когда проступок совершен обвиняемым несовершеннолетним, 2) когда проступок совершен в припадке сильного расстройства нервной системы. Наказ требует, чтобы в последнем случае имелось заключение медицинского персонала. Ст. 8 интересна и в другом отношении — как попытка подойти к разрешению вопроса о субъекте преступления. Говоря о несовершеннолетних и о лицах, совершивших преступление «в припадке сильного расстройства нервной системы», ст. 8 признает их субъектами преступления, но требует смягчения для них уголовной ответственности. Во всех остальных случаях, например, в случае чистосердечного раскаяния обвиняемого или обещания исправиться, или «прежнего беспорочного поведения», совет может ходатайствовать перед судом о смягчении наказания или наказание может быть смягчено только в порядке обжалования действий суда общему собранию граждан общества. Общие положения, устанавливающие, какими законами должен руководствоваться суд

108

при рассмотрении конкретных дел, в наказе отсутствуют, и только ознакомление с конкретными составами и санкциями по ним позволяет придти к выводу, что наказ Камышевскому народному гласному суду совершенно устранял возможность пользоваться старым законодательством.

Наказ содержит 46 различных составов. Все эти составы сгруппированы в основном по объекту посягательства в следующие разделы:

1. О проступках против порядка управления;

2. О проступках против благочиния, порядка и спокойствия;

3. О проступках против общественного благоустройства;

4. О проступках против народного здравия;

5. О проступках против личной безопасности;

6. Об оскорблении чести, угрозах и насилии;

7. Об угрозах насилием;

8. О проступках против прав семейных;

9. О проступках против чужой собственности;

10. Кража.

Раздел «О проступках против порядка управления» содержит два состава. Первый касается ответственности за неисполнение законных постановлений местной власти и законных распоряжений должностных лиц, второй — ответственности за истребление или порчу межевых знаков.

Для диспозиции первого состава характерно понимание законных постановлений, распоряжений или требований местной власти или представляющих ее должностных лиц как выражение воли народа. «За неисполнение законных распоряжений, требований или постановлений, заключающих в себе волю народа, обусловленную в различных наказах и выбором должностных лиц, — виновные подвергаются: в первый раз аресту до 10 дней, или денежному взысканию до 50 рубл., во второй раз наказание увеличивается вдвое, а в третий раз — виновный признается «с неисправимо дурным поведением» и передается в распоряжение общего собрания» (ст. 32 наказа).

Во второй раздел, озаглавленный «О проступках против благочиния, порядка и спокойствия», входят такие составы, как нарушение общественного порядка и тишины, нарушение порядка на публичных собраниях, появление в публичном месте пьяным и «вступление с кем-либо в разговоры и споры, оснований не имеющие» (ст. 39), карточная игра на деньги, «прошение милости по лени и привычке к праздности» (ст. 42), распространение ложных слухов, вызывающих тревогу.

109

Разделы «О проступках Против общественного благоустройства», «О проступках против народного здравия и о проступках против личной безопасности» содержат в своей основной массе те составы, которые в действующем Уголовном кодексе РСФСР редакции 1926 г. объединены главой VIII — «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок». Сюда вошли такие составы, как засаривание рек, каналов, источников или колодцев, порча воды, предназначенной для питья, занятие врачебной практикой лицами, не имеющими права ею заниматься, приготовление для продажи напитков, вредных для здоровья, хранение и ношение при себе огнестрельного и холодного оружия.

Последние два состава, относящиеся к этой категории преступлений, — «стрельба из огнестрельного оружия в местах заселенных или близ них», «неосмотрительная или неосторожная езда», — требуют наличия неосторожной вины.

В эти же разделы включены и составы, непосредственно относящиеся к преступлениям против личности, — «сообщение другим происходящей от непотребства заразительной болезни», а также «причинения кому-либо ран или повреждения в здоровье, когда, однако, от сего не последовало смерти».

Разделы «Об оскорблении чести, угрозах и насилии» и «О проступках против прав семейных» дополняют перечень преступлений против личности.

Эти составы следующие: нанесение обиды на словах или в письме, нанесение обиды действием, разглашение сведений, сообщенных втайне или же узнанных вскрытием чужого письма или другим образом, отказ в доставлении нуждающимся родителям необходимых для жизни пособий, подкидывание ребенка или оставление его без надзора (раздел «О проступках против прав семейных»).

К преступлениям против личности нужно отнести и предусмотренные разделом об угрозах и насилии, «угрозу причинить кому-либо насильственные действия, лишить кого-либо жизни или произвести поджог» и самоуправство.

Необходимо заметить, что, предусматривая такой состав, как угрозу лишить кого-либо жизни или произвести поджог, наказ ничего не говорит о наказуемости не голого, а уже приведенного в исполнение умысла на совершение этих преступлений, т. е. о наказуемости самого убийства и поджога.

110

Очевидно, по признаку насилия, могущего иногда сопровождать осуществление своего действительного или предполагаемого права, отнесен в раздел «Об угрозах и насилии» такой состав, как самоуправство.

Раздел о проступках против чужой собственности включает следующие составы: «самовольное на чужих землях срывание плодов или овощей», «повреждение деревьев в садах», «самовольные охота и рыбная ловля», «проход или проезд через чужие луга или поля до их уборки», а также «прогон или пастьба скота», «сопротивление при задержании животных, в случае потравы», а равно «самовольный увод задержанных животных».

Имущественные преступления предусмотрены разделом о кражах. Однако, кроме краж, раздел включает и такие составы, как мошенничество, обман и присвоение чужого имущества, принятие и скупка краденого, приготовление крепких напитков и торговлю ими.

Ст. 71 наказа дает перечень квалифицирующих кражу обстоятельств, указывая, что в этих случаях заключение в арестном доме может быть увеличено до 2 лет. К этим обстоятельствам статья относит случаи: 1) когда кража учинена ночью; 2) когда для совершения кражи виновные влезли в окно, перелезли через стену, забор или иную ограду или влезли в дом под вымышленным предлогом; 3) когда украдено необходимое для пропитания того, кому оно принадлежало и виновному это было известно; 4) когда кража совершена по сговору нескольких лиц; 5) когда кража учинена слугами, работниками, подмастерьями или другими лицами, проживающими у того, чье имущество украдено; 6) когда кража совершена в присутственных местах; 7) когда кража совершена лицом, уже осужденным за кражи и мошенничество; 8) когда кража совершена в церкви, часовне, или ином молитвенном доме или же на кладбище.

Меры наказания, предусмотренные наказом, могут быть по степени их тяжести расположены так:

1) денежное взыскание от 25 до 300 руб.,

2) арест, в большинстве случаев краткосрочный, на 10, 15, 30 суток.

Случаи длительного ареста ограничены: 3 месяца — за подкидывание ребенка, 6 месяцев — за мошенничество,

1 год — за кражу свыше трех раз, 2 года — за кражу, при квалифицирующих вину обстоятельствах. Почти все санкции

111

предусматривают повышение наказаний в случаях однородного рецидива. В качестве самой высшей меры наказания, при совершении преступления в третий раз, ряд статей предусматривает «объявление виновного, с неисправимо дурным поведением, и передачу его в распоряжение общего собрания)». Самого понятия передачи в распоряжение общего собрания наказ не разъясняет, но из смысла всего наказа следует заключить, что передача общему собранию означает не что иное, как передачу суду высшей инстанции. Эта мысль находит себе подтверждение в ст. 7, говорящей о том, что судьи могут быть смещаемы лишь общим собранием.

Наказ разрешает замену ареста и штрафа общественными работами — сутки ареста за сутки работы, 5 руб. штрафа за сутки работы.

Для характеристики местного правотворчества большой интерес представляет помещенное в газете «Правда»[10] под заглавием «Как судят на местах» сообщение из села Чинята Змеиногородского уезда: «С отменой старых судов в нашей волости, были в затруднении — как судить. Наконец, решили выработать свой народный устав наказания за преступления, учиненные гражданами волости. Разработали целое «уложение» о наказаниях за грабеж, за кражу, за порчу имущества, за нарушение общественной тишины и спокойствия. Мерой наказания служат штрафы от одного до нескольких тысяч рублей. За крупное или повторяемые преступления, по постановлению суда, виновный, как вредный и опасный член общества, выселяется из волости. Среди населения суд пользуется авторитетом, его крестьяне признают, им нравится, что это суд скорый, без лишней волокиты. Судьи выборные, но IB более сложных вопросах выбирают особых не заинтересованных лиц и даже из соседних деревень, — такой суд называется третейским.

Штрафные деньги идут в пользу общественного капитала, часть на культурно-просветительные цели. Потерпевшему же уплачиваются действительно причиненные убытки. Когда стали организовывать такой суд, в селе сразу стало тихо. Пьяные редко показываются (за пьянство — тоже штраф). Воровство прекратилось. Раньше были самосуды, а теперь этого нет. «Суд разберет», говорят крестьяне и тащат виновного в комитет».

112

III

Ознакомление со всеми приведенными документами, несмотря на всю специфику каждого из них, позволяет сделать некоторые обобщения:

1) Судьи временных революционных судов избирались в большинстве случаев местными Советами, ими же избирались и очередные заседатели (Положение о временных революционных судах Новгородской губернии, Наказ Камышевскому народному гласному суду, Кронштадтские суды совести).

2) Все временные революционные суды, данными о которых мы располагаем, за основу своей деятельности приняли совесть и собственное убеждение, или целиком отвергая царское законодательство, или признавая его в качестве необязательного для себя руководства!. (Правила о временных революционных судах для Кузнецкого уезда Томской губернии, Положение о временных революционных судах Новгородской губернии, Наказ Камышевскому народному гласному суду.)

3) Суды эти творили новое уголовное право, отличительной чертой которого являлась охрана установленного революционного правопорядка.

4) Некоторые из положений о временных революционных судах содержали указания, непосредственно относящиеся к вопросам общей части. К ним следует отнести требование смягчения наказания при совершении преступления несовершеннолетним или лицом, совершившим его «в припадке сильного расстройства нервной системы», указание на рецидив, как на отягчающее обстоятельство, наличие ряда составов, предусматривающих неосторожную вину.

Местный характер этого права отнюдь не умаляет значения его роли в деле охраны революционного порядка. Эта местная законность в тот период, когда государство как единое целое еще только начинало организовываться и когда места очень часто — вследствие ли еще не наладившейся связи или расстройства транспорта — были оторваны от центра, была в своей основе подлинно революционной законностью.

Сравнение основных принципов, заложенных в организацию и деятельность временных революционных судов, с декретом о суде № 1 приводит к выводу, что опыт временных революционных судов, осмысленный и поднятый на большую политическую высоту, лег в основу этого декрета.

113

Если правила, положения и наказы о временных революционных судах устанавливают только порядок избрания судей Советами, то декрет о суде № 1 давал дальнейшую перспективу развития принципов народного суда в социалистическом государстве, указывая, что такой порядок устанавливается до назначения прямых демократических выборов.

Если временные революционные суды основой своей деятельности считали совесть и собственное убеждение, то декрет о суде № 1 говорил о революционной совести и революционном правосознании. Вера в революционные массы, в их сознание нашла свое прямое отражение в этом указании закона.

Некоторые временные революционные суды целиком отвергали старое царское законодательство. Издавая декрет о суде № 1, советская власть целиком не отвергла старое законодательство, — она сделала только сферу его применения очень ограниченной — поскольку все эти законы свергнутых правительств не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию. Такое разрешение вопроса явилось отражением последовательной политики советской власти, В условиях, когда социалистическое законодательство начало только развиваться, когда опыт законодательной работы был еще очень мал, применение старых законов в узко очерченных рамках было необходимо.

Декрет о суде № 1 использовал старые законы в интересах построения нового общества. О возможности использования старых законов говорил товарищ Сталин в беседе с английским писателем Уэллсом: «Если же некоторые законы старого строя могут быть использованы в интересах борьбы за новый порядок, то следует использовать и старую законность»[11].

И, наконец, для полноты сравнения документов, характеризующих работу временных революционных судов, с декретом о суде № 1 необходимо отметить, что отдельные положения, заключенные т них, целиком соответствуют положениям, выдвинутым декретом о суде № 1. Так, согласно «Правилам о временных революционных судах для Кузнецкого уезда Томской губернии», председателем суда мог

114

быть и местный мировой судья. Подсудность, которую устанавливали правила и для уголовных и для гражданских дел, ничем не отличается от -подсудности, установленной для этих же дел декретом о суде № 1.

«Положение о временных революционных судах Новгородской губернии», как и декрет о суде № 1, обеспечивало обвиняемым право на защиту как в стадии предварительного следствия, так и на суде и т. д. Об этом соответствии Принципов Д. И. Курский писал, что в ряде мест декрет о суде № 1 застал уже совершившийся факт -г- новый суд на тех же основах, которые предлагал декрет о суде № 1[12].

О том, какое значение, до издания декрета о суде № 1, придавала советская власть временным революционным судам, свидетельствует обращение СНКот 5(18) ноября 1917 г, «О победе Октябрьской революции и задачах борьбы на местах»[13], в котором СНК требует предавать «революционному суду народа всякого, кто помогает вредить народному делу».



[1] Ленин, Соч., т. XXI, стр. 262.

[2] По материалам архива Октябрьской революции. Фонд 130 оп. 6, дело 28, стр. 30—32.

[3] Ленин, Соч., т. XXII, стр. 212.

[4] Материалы НКЮ 1918 г., вып. 2, стр. 50.

[5] Там же, стр. 67.

[6] Там же, стр. 39—40.

[7] Материалы НКЮ 1918 г., вып. 2, стр. 40—42.

[8] Материалы НКЮ 1918 г., вып. 2, стр. 42—48.

[9] Материалы НКЮ 1918 г., вып. 2, стр. 50—57.

[10] «Правда», 24 июля 1918 т., № 153

[11] Сталин, Вопросы ленинизма, изд; Ю-е, стр. 611.

[12] Курский, Основы революционного суда, Материалы НКЮ вып. 1, стр. 58.

[13] СУ 1917 г. № 2.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100