www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Уголовная ответственность за незаконное проникновение в жилище (автор: Голубь Юлия Сергеевна)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§2. Незаконное проникновение в жилище в истории отечественного уголовного права

Исследование истории развития законодательства об уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности жилища, позволяет выявить тенденции и закономерности отношения в обществе и государстве к такой ценности, как неприкосновенность частной жизни.

В древнерусском обществе огромное значение имела собственность. О ней много говорится в источниках древнерусского права. К крупным памятникам древнерусского права относятся Русская Правда, Соборное уложение 1497 г., Судебник 1550 г. («Царский судебник»), Соборное уложение 1649 г., каждый из них сохранил свое значение и в более поздние периоды истории.

Изучая законодательные акты, действующие в Российской Империи в различное время, можно сделать вывод, что вопрос об ответственности за нарушение права на неприкосновенность жилища имеет глубокие исторические корни. Одним из источников, косвенно свидетельствовавших об охране места жительства человека, является Русская Правда.

Так, в Русской Правде было сформулировано положение о наказуемости действий лица, причинившего вред виновному самовольным вторжением в жилище в ночное время[1]. Это положение подтверждается нормой о наказуемости лица, «убившего виновного (вора), застигнутого «у клети, или у коня, или у говяда, или у коровье татьбы»[2]. «Таким образом, данной нормой, по мнению Красикова А.Н, охранялось Русской Правдой право на неприкосновенность жилища»[3].

По мнению Шелестюкова В.Н «данное косвенное упоминание о признании неприкосновенности жилища, встречаемое в Русской Правде, может свидетельствовать о достаточно длительной истории ее законодательной регламентации»[4].

В дальнейшем, до конца XVIII в. Включительно, также косвенно вопрос о неприкосновенности жилища рассматривался применительно к обязанностям и правам различных слоев общества (военнослужащих, дворян) в различных нормативных актах[5].

Наряду с различными правами и привилегиями, дарованными дворянам, «Жалованная грамота» императрицы Екатерины II (Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства 1785 г.), содержала указание о том, что дом помещика не мог быть использован для постоя, а сам дворянин мог быть лишен своего имения только по решению суда[6].

При Петре I произошло существенное совершенствование уголовного законодательства. Был принят Воинский артикул. Издание Воинских артикулов было тесным образом связано с общей реформой русской армии, проведенной Петром I. Воинские артикулы Петра I являются одним из основных источников для изучения истории русского уголовного права. Воинский артикул Петра I 1715 г. является крупнейшим правовым памятником России; он представлял собой военно-уголовный кодекс без общей части. В основном излагал воинские преступления: воинская измена (тайная переписка или переговоры с неприятелем), различного рода уклонения от воинской службы (дезертирство, членовредительство и др.), преступления против подчиненности и воинской чести, против правил караульной службы, против воинского имущества, злоупотребления начальствующих лиц по службе и др.

В Воинских артикулах, так же, как и в предыдущих источниках древнерусского права, упоминаются преступления против собственности, но формулировки в отношении нарушения неприкосновенности жилища нет. Со временем законодательство было усовершенствовано, и уже в дальнейшем появляются косвенные упоминания о нарушении права неприкосновенности жилого помещения.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных редакций 1857 года посягательством на неприкосновенность жилища признавалось деяние при наличии следующих условий: насильственное вторжение, т.е. соединенное с насилием над личностью или с угрозой насилия; цель оскорбить или обеспокоить проживающих; объект – только чужое частное жилище: дом, квартира, отдельные комнаты.

Кроме этого, наказание за кражу и за разбой из обитаемого строения или с его двора или из находящихся во дворе построек посредством взлома преград, препятствующих доступу во двор, было предусмотрено отдельными статьями (ст.1629; 1647 Уложения). При этом цена похищенного при краже со взломом значения не имела.

Наиболее широкий круг наказуемых действий, нарушающих право на неприкосновенность жилища («домовое право»), указывало Уголовное Уложение 1903 года[7]. В Уголовном Уложении 1903 года ответственность за непосредственное нарушение неприкосновенности жилища была предусмотрена в двух статьях. Так, согласно ст.511 Уложения арестом на срок до 3-х месяцев или штрафом до 300 рублей наказывалось умышленное не оставление чужих обитаемых зданий или иного помещения, несмотря на требования хозяина или лица, его замещающего, если виновный вошел в здание или помещение тайно или самовольно, а также если виновный умышленно находился в чужом обитаемом здании или ином помещении без ведома хозяина или лица, его замещавшего. В ст.512 Уложения предусматривалась ответственность за умышленное вторжение в чужое здание или помещение или огороженное место, посредствам насилия над личностью, или наказуемой угрозы, или повреждение или устранения преград, которые препятствуют доступу

В УК РСФСР 1922 года ответственность за нарушение неприкосновенности жилища была предусмотрена в ст.135, расположенной в главе 4 «Преступления хозяйственные», согласно которой преступлением признавалось взимание квартирной платы за жилище с рабочих и государственных служащих выше установленного Советом Народных Комиссаров размера, а равно выселение из жилища рабочих и служащих иначе как по приговору суда.

Первые два советских Уголовных кодекса (1922 и 1926 годов) вопрос о неприкосновенности жилища оставляли открытым. Вместе с тем, защищая право пользовании, они объявляли преступлением «выселение из жилища рабочих и государственных служащих иначе как по приговору суда».[8]

Почти аналогичным образом был сформулирован уголовный запрет за нарушение неприкосновенности жилища и в ст.97 УК РСФСР 1926 года: «Взимание квартирной платы с предусмотренных ст.156 ГК РСФСР категорий трудящихся выше установленного соответствующими органами власти размера, а равно принудительное выселение их иначе как по приговору суда, кроме случаев административного выселения в порядке, предусмотренном особым законом для домов, закрепленных за учреждениями и предприятиями»[9].

В УК РСФСР 1960 года в ст.136 была предусмотрена ответственность за «незаконный обыск, незаконное выселение и иные незаконные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан». Такая формулировка дала основания для критики в том, что такие действия, как «незаконный обыск», «незаконное выселение», есть не что иное, как специальные виды должностного злоупотребления, и поэтому их включение в данный состав выглядит правовым излишеством[10].

К тому же, фактически смягчив наказание за нарушение неприкосновенности жилища для должностных лиц в сравнении с основным составом злоупотребление властью или служебным положением (ст.170 УК РСФСР), законодатель невольно подчеркнул невысокую социальную значимость охраны частных интересов.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года по сути дела восстановил существовавшую в Уголовном Уложении 1903 года широкую трактовку действий посягающих на неприкосновенность жилища. Если учесть, что в новом УК РФ (1996 г) речь идет лишь о незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица, то можно сделать вывод: как объект уголовно-правовой охраны ныне право на неприкосновенность жилища понимается в сравнительно узком смысле слова. Особенностью является то, что в настоящее время применения насилия или угрозы его применения, а равно использование должностным лицом своего служебного положения признается квалифицированными видами нарушения неприкосновенности жилища.[11]

Таким образом, подводя итог, можно отметить следующее, что неприкосновенность жилища относилась к числу важнейших личных благ, охраняемых государством и связанных с таким понятием, как личная свобода гражданина. Уголовная ответственность была разработана законодателем дифференцированно, с учетом общественной опасности того или иного деяния. Наиболее общественно опасные посягательства на неприкосновенность жилища характеризовались такими признаками, как способ и время совершения преступления. Более строгая ответственность была предусмотрена за вторжение в чужое жилище против воли проживающих в нем лиц, с применением насилия или с угрозой его применения, путем повреждения или устранения преград, препятствующих доступу в помещение, с использованием оружия, в ночное время. Под охраной уголовного закона находилась неприкосновенность не только жилых, но и нежилых помещений, а также территорий, огороженных собственником или владельцем от проникновения посторонних лиц.

В уголовном праве России до октябрьского периода неприкосновенность жилища рассматривалась как важное условие свободы человека, Ответственность за нарушение неприкосновенности жилища была дифференцирована в зависимости от содержания объективной стороны (не оставление жилища или вторжение в жилище), способа проникновения в жилище, количества проникающих и времени суток, когда осуществлялось проникновение.

В советском уголовном законодательстве до 60-х годов, ввиду небольшой доли частного жилого сектора в городах и дискриминации частных интересов, отсутствовала норма, непосредственно предусматривающая уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности жилища. [12]

Законодателем так же обращено внимание на специфику нормы связанной с нарушением неприкосновенности жилища и им выделена норма в отношении нарушения неприкосновенности жилища в ходе кражи (ч.3 ст.158 УК РФ), тем самым законодатель показал приоритет права на неприкосновенность жилища отраженной в ст.25 Конституции РФ.



[1] Рогов В.А. История государства и права России IX –начала ХХ вв. – М., 1995. – С.321

[2] Ст. 21 краткой редакции «Русской Правды»

[3] Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана политических, гражданских и иных конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. – Саратов, 2000. – С.5.

[4] Шелестюков В.Н. Уголовно-правовые средства обеспечения неприкосновенности жилища: Автореф. Дис… канд. юрид. наук. – Красноярск, 2006. С.18.

[5] Там же. С.19.

[6] Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век – 1917 г.) \ Сост.Томсинов В.А. – М., 1998. – С.216.

[7] Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы: И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Новоселов. – М.: 1998. С.141.

[8] Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы: И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Новоселов. – М.: 1998. С.141.

[9]Гражданский кодекс РСФСР// СПС «КонсультантПлюс»

[10] Винокуров В.Н. Уголовно-правовые средства обеспечения неприкосновенности жилища: (Учебное пособие). – Красноярск, 2003.С.11.

[11] Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы: И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Новоселов. – М.: 1998. С.141.

[12] Винокуров В.Н. Уголовно-правовые средства обеспечения неприкосновенности жилища: (Учебное пособие). – Красноярск, 2003.С.12

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19