Распечатать

<На главную страницу портала>
<На главную страницу библиотеки>



Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство



1.2 Понятие незаконного предпринимательства (ст.171 УК РФ) / Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство


Легальное определение незаконного предпринимательства сформулировано законодателем в ч.1 ст.171 УК РФ – это осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Как видно из данной легальной формулировки, ее базисной категорий является «осуществление предпринимательской деятельности».

Дабы разобраться, что следует понимать под незаконным предпринимательством, обратимся к определению и признакам «предпринимательской деятельности».

Легальное понятие предпринимательской деятельности закреплено законодателем в ст.2 ГК РФ. В силу указанной статьи предпринимательская деятельность - самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Анализ легального определения позволяет выделить следующие признаки предпринимательской деятельности:

1) самостоятельность экономической деятельности и осуществление ее на свой риск;

2) систематическое получение прибыли как цель деятельности;

3) пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг как источники прибыли.

В теории гражданского права[1] указывают еще на один признак предпринимательской деятельности, «она должна проводиться только физическими или юридическими лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законом порядке», то есть цивилисты относят «государственную регистрацию» (будь то юридическое лицо, или индивидуальное предпринимательство) к обязательным признакам предпринимательства.

Прежде чем перейти к другой точке зрения, заметим, что в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с изменениями от 23 июня, 8, 23 декабря 2003 г., 2 ноября 2004 г., 2 июля 2005 г.) государственная регистрация юридического лица и предпринимателя - акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях.

Другое мнение высказано в теории уголовного права. Как отмечает И.А. Клепицкий, хотя ст. 2 ГК РФ и указывает на государственную регистрацию как на признак предпринимательской деятельности, однако признак этот не является существенным (это скорее один из признаков законной предпринимательской деятельности, чем предпринимательской деятельности как таковой), незаконная предпринимательская деятельность возможна и без регистрации[2]. Подчеркнем, что, и гражданское законодательство не исключает понимания в качестве предпринимательской деятельности, осуществляемой без регистрации: «Гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридическою лица с нарушением требований, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем» (п. 4 ст. 23 ГК РФ). Согласимся с В.А. Наумовым, отмечающим, что гражданское законодательство запрещает такую деятельность, так как она вносит неразбериху в гражданско-правовые отношения в сфере предпринимательства, но это вовсе не причина для объявления указанных отношений (интересов) сферой уголовного права[3].

Таким образом, для незаконной предпринимательской деятельности характерны следующие признаки:

1) самостоятельность экономической деятельности и осуществление ее на свой риск;

2) систематическое получение прибыли как цель деятельности;

3) пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг как источники прибыли.

При этом признаки предпринимательской деятельности необходимо отличать от форм незаконной предпринимательской деятельности, закрепленных в диспозиции ст.171 УК РФ.

Рассмотрим указанные выше признаки подробнее, а также отграничим предпринимательскую деятельность от иных видов деятельности, которые не являются формой незаконного предпринимательства.

Первый признак – самостоятельность экономической деятельности и осуществление ее на свой риск.

Самостоятельность предполагает прежде всего то, что физическое или юридическое лицо - предприниматель участвует в гражданском обороте непосредственно, от своего имени, своей волей и в своем интересе[4].

Экономическая деятельность, лишенная самостоятельности, не может рассматриваться в качестве предпринимательской. Такая деятельность чаще всего юридически опосредуется трудовым договором, даже и не оформленным должным образом. Трудовой договор отличается от гражданско-правовых договоров (характерных для предпринимательства) своим предметом. Предметом трудового договора является «сам живой труд работника»[5]. Соответственно в трудовых отношениях работник попадает в подчинение к работодателю, возникают дисциплинарные отношения, труд работника организует работодатель, который присваивает доходы и несет коммерческий риск убытков от предпринимательской деятельности.

Если работодатель не выполняет свои обязанности по оформлению трудового договора и функции налогового агента, это не превращает трудовые отношения в предпринимательство. Не имеет принципиального значения и порядок оплаты труда работника, заработная плата работника может быть увязана с результатами его трудовой деятельности и даже с результатами предпринимательской деятельности работодателя.

Приведем показательный пример из практики:

«Согласно приговору, Е. в течение 30 месяцев с целью получения дохода незаконно осуществлял предпринимательскую деятельность без регистрации и специального разрешения (лицензии): оказывал платные услуги ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат» по автоперевозке грузов, выполнению погрузочно-транспортных работ по договору аренды транспортного средства, в результате чего им был получен доход в сумме 22.168 руб. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях Е. состава преступления. Президиум областного суда протест удовлетворил, указав следующее.

Деятельность Е. не подпадает под признаки предпринимательской деятельности, определенной в ст. 2 ГК РФ, как самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. На предварительном следствии и в судебном заседании Е. утверждал, что незаконным предпринимательством не занимался, умысла на это не имел, на срок аренды его автомобиля состоял в трудовых отношениях с ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат». В ноябре 1997г. его пригласил директор пищекомбината Г. на работу в качестве водителя на его (Е.) собственной машине. Было составлено трудовое соглашение, по которому он работал с 16 ноября по 31 декабря 1997г., а с 3 января 1998г. по согласованию с Г. написал заявление о приеме на работу в качестве водителя. Был издан приказ, в котором уточнены условия работы и заработная плата, 3 января 1998г. был составлен также договор аренды автомобиля, который подписала жена Е. В его (Е.) обязанности входили погрузочно-разгрузочные работы, доставка товара на принадлежащем ему автомобиле, за что он получал заработную плату, облагаемую подоходным налогом. Показания Е. подтверждены показаниями свидетелей и письменными материалами дела.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что деятельность Е. в упомянутом ОАО не являлась самостоятельной, так как он выполнял указания руководства комбината по перевозке грузов. Он не нес ответственности и не рисковал при недостаче или порче товара (который, как это видно из материалов дела, при перевозке находился в подотчете у других лиц), из его заработной платы бухгалтерией производились различные виды удержаний (подоходный налог, отчисления в Пенсионный фонд), велся график учета его рабочего времени. Следовательно, действия Е. признаков предпринимательства не содержат, поэтому специального разрешения (лицензии) на перевозку грузов при таких обстоятельствах не требовалось. В соответствии с этим нельзя признать обоснованным осуждение Е. за осуществление предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в крупном размере, без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно»[6].

Наибольшие сложности связаны с отграничением от предпринимательства неоформленных или неправильно оформленных трудовых отношений, если труд работников используется для выполнения разовых работ, напр., для строительства или ремонта квартир, офисов и т.п., а оплата работ производится по мере их выполнения. В такой ситуации принципиальное значение имеет тот факт, кто конкретно организует выполнение работ (напр., определяет и учитывает рабочее время, делает распоряжения относительно выполнения конкретных действий и т.п.). Следует учитывать и наличие надлежащим образом оформленного договора, предусматривающего ответственность подрядчика за неисполнение обязательств.

В гражданско-правовых отношениях, где предмет договора составляют не труд как таковой, а его результаты, исполнитель сохраняет свою самостоятельность и действует на свой риск. Именно предприниматель, принявший от своего имени конкретное самостоятельное решение, правомерно создает как потенциальную, так и реальную опасность в целях получения прибыли, достижения другого предпринимательского результата, недостижимого при использовании обычных, нерискованных средств.

Учитывая многообразие вариантов организации труда, нельзя не отметить, что в некоторых ситуациях при отграничении предпринимательства от трудовых отношений невозможно избежать субъективной оценки. Причем оценивается не характер и степень общественной опасности содеянного (как, напр., при оценке размера ущерба), а грань между социально полезной трудовой деятельностью и преступлением.

Второй признак - систематическое получение прибыли как цель деятельности.

Систематическое получение прибыли закон определяет как цель предпринимательской деятельности. Поэтому систематическое получение прибыли нельзя рассматривать в качестве обязательной характеристики деяния. В действительности предпринимательская деятельность может приносить вовсе не прибыль, а убытки, при этом она не утрачивает характера предпринимательской. Закон не требует от предпринимательской деятельности и систематического совершения сделок.

Вместе с тем само понимание деяния в качестве «деятельности» предполагает продолжаемый характер таких действий. «Предпринимательская деятельность - это система, совокупность последовательно совершаемых действий, направленных на получение прибыли»[7]. При этом эта продолжаемая деятельность должна быть направлена именно на систематическое получение прибыли. Если действия лица направлены на разовое получение даже крупного дохода (например, сделка с недвижимостью), предпринимательства не будет. При этом согласно позиции Б.В. Волженкина к предпринимательской деятельности в ряде случаев нельзя отнести даже несколько случаев совершения сделок, например, при производстве от случая к случаю различных мелких работ по договору подряда за плату, но в то же время он признает незаконным предпринимательством совершение одной крупной сделки, выполнение какой-либо значительной работы, оказание услуги, к примеру строительство или ремонт какого-либо объекта, изготовление большой партии той или иной продукции, в процессе которых фактически осуществляется система действий, направленных на извлечение прибыл[8].

Таким образом, исследователи приходят к мнению, что предпринимательская деятельность – единая (объединенная целью) продолжаемая деятельность, соответственно, незаконная предпринимательская деятельность по самому определению представляет собой единое продолжаемое преступное деяние[9].

Третий признак - пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг как источники прибыли.

ГК РФ указывает, что источниками прибыли от предпринимательской деятельности являются пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг.

Данное положение критикуется в цивилистике как казуистичное, отмечается, что предприниматель может получать прибыль и из иных источников, например, от сдачи в аренду имущества или по лицензионным договорам, предоставляя права на результаты своей или чужой интеллектуальной деятельности[10].

На практике не рассматриваются в качестве предпринимательства сдача гражданином квартиры по договору коммерческого найма, ВС Суд РФ в п. 2 Постановления Пленума № 23 разъяснил по этому вопросу: «В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании ною имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет ответственности за незаконное предпринимательство. Если указанное лицо уклоняется от уплаты налогов или сборов с полученного дохода, в его действиях при наличии к тому оснований содержатся признаки состава преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ».

В целом, характеризуя правовое понятие предпринимательской деятельности и незаконного предпринимательства, необходимо отметить, что эти понятия определены не строго, некоторые признаки для их установления требуют субъективной оценки. В гражданском праве, применительно к потребностям которого и разработано понятие «предпринимательской деятельности», эту неопределенность помогает преодолеть признак «государственной регистрации», неприемлемый в праве уголовном, которому приходится иметь дело с осуществлением предпринимательской деятельности без регистрации.

Таким образом, можно необходимо разграничивать такие понятия как предпринимательская деятельность; законная предпринимательская деятельность; незаконная предпринимательская деятельность. Для указанных категорий признак «государственной регистрации» свойственен лишь для законной предпринимательской деятельности. Незаконной же предпринимательскую деятельность делает отсутствие формальных признаков - надлежащей регистрации и соблюдения порядка лицензирования[11].

Незаконное предпринимательство признается правонарушением. В зависимости от степени общественной опасности и размера причиненного ущерба данное правонарушение влечет административную (ст.14.1 КоАП РФ) или уголовную ответственность.



[1] См. например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина) - М.: Юрайт-Издат, 2004.

[2] Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений – М.: Статут. – 2005. – с. 144.

[3] Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер, 2005 г.

[4] Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности. - Изд. Тихомирова М.Ю., 2005 г.

[5] Гусов К.Н., Толкунова В.И. Трудовое право России. - М.: 2004. - с. 176.

[6] Постановление Президиума Орловского областного суда от 26 апреля 2001 г. "Приговор отменен и дело прекращено ввиду отсутствия в действиях осужденного незаконного предпринимательства" (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2002г. - №8.

[7] Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. - СПб., 2002. – с 168.

[8] Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. - СПб., 2002. – с. 168.

[9] Яни П.С. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство: Учеб. пособие. - М., 2000. - с.13; Горелов А.П. Незаконное предпринимательство: судебная практика // Законодательство и экономика. – 2004. - №4.

[10] Предпринимательское право Российской Федерации / Под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. - М.:Юристъ. - 2004.

[11] Яни П.С. Незаконное предпринимательство и легализация преступно приобретенного имущества // Законность. - №3,4. – 2005.



http://www.allpravo.ru/diploma/doc45p0/instrum5888/print5891.html
"ВСЕ О ПРАВЕ" © :: Информационно-образовательный юридический портал ::
Аllpravo.Ru 2020г. По всем вопросам пишите:info@allpravo.ru