Распечатать

<На главную страницу портала>
<На главную страницу библиотеки>



Кража, ее признаки. Уголовная ответственность за кражу



1.1 Понятие и признаки хищения чужого имущества / Кража, ее признаки. Уголовная ответственность за кражу
Глава 1. Общая характеристика хищений чужого имущества

Для обозначение преступного хищения имущества, начиная с X века законодателем использовались различные термины: «кража», «татьба», «воровство», «похищение».

К началу XX века русское уголовное законодательство было значительно усовершенствовано. В нем выделялась качественно однородная группа посягательств на чужое имущество. К их числу относились кража, мошенничество, грабеж и разбой, которые в Уложениях 1845 и 1903 гг. были объединены в родовое понятие «похищение»[1].

В конце 19 века – начале 20 века не было, буквально, термина хищение, а его содержание было воплощено в термине «похищение». Если обратиться к Уложениям 1845 и 1903 гг., то они оперирует именно термином «похищение», (от прилагательного «похищать», то есть «хищнически захватить, унести; пограбить, украсть; отнять, отбить; завладеть воровски»[2]).

В первые годы советской власти использовался термин «имущественное хищничество» и уже после разработки первых декретов появляется термин «хищение».

Уже в Декретах советского правительства периода Гражданской войны посягательства на государственное и общественное имущество именуются хищениями. Законом ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» термин «хищение» был вновь введен в оборот и сохранялся в советском уголовном законодательстве применительно к преступлениям против государственного и общественного имущества[3].

В последующем термин «хищение» (ранее звучавший как похищение) уже не покидает уголовного законодательства и сохраняется до настоящего времени.

В современном понимании хищение – это имущественное преступление или преступление против собственности, именно такой вывод можно сделать, по тому, как законодатель сгруппировал нормы гл.21 УК РФ (преступления против собственности).

Понятие хищения традиционно для российского уголовного права. В действующем УК РФ сохранено понятие хищения, содержавшееся в Примечание к ст.144 УК РСФСР[4].

Легальное понятие хищения дается законодателем в п.1 Примечания к ст.158 УК РФ, под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Из примечания 1 к ст.158 УК РФ следует, что данное понятие распространяется на любое хищение, предусмотренное в статьях УК РФ.

В литературе периодически возникает вопрос: а нужно ли действующему законодательству легальное определение хищения? Ведь в теории это понятие сложилось и не меняется уже долгие годы.

Безусловно, что такое понятие нужно. Приоритетность законодательного определения в сравнении с судебным или доктринальным определением очевидна, поскольку обязательность, характерная для первого из них, обеспечивает единообразность применения соответствующей правовой нормы каждый раз, как только возникнет ситуация, обрисованная в гипотезе данной нормы[5].

Кроме того, дело в том, что чрезмерная распространенность хищений, вкупе с их внешней схожестью со многими другими преступлениями против собственности, по всей видимости, «вынудила» законодателя ввести в текст УК общее понятие хищения, как средство определения их особенностей и отграничения от смежных составов преступлений[6].

Как подчеркивают исследователи, такая конструкция (понятия хищения) может быть отнесена к своеобразному исключению в законодательной технике. Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации не знает других примеров, когда определяется группа "родственных" по содержанию составов преступлений, составляющих лишь часть главы УК РФ[7].

К слову сказать, в уголовном законодательстве ряда зарубежных стран дается легальное определение хищения. Так, в ст.223. Примерного Уголовного кодекса США предусмотрено: "Поведение, именуемое в настоящем разделе хищением, составляет единое посягательство, включающее в себя самостоятельные посягательства, ранее известные под наименованием похищения имущества, растраты имущества, мошенничества, вымогательства, шантажа, обманного обращения вверенного имущества в свою пользу, приобретения похищенного имущества и тому подобное".

Уголовный кодекс Франции в ст.311-1 содержит следующее определение: "Хищением является обманное изъятие вещи другого лица".

Но вернемся к легальному понятию хищения по уголовному законодательству РФ. Законодатель, определяя хищение, использует термин «виновный», что вызывает в теории уголовного права споры.

Так, использование термина "виновный" противоречит принципу презумпции невиновности, так как к моменту квалификации деяния, которая предполагает обращение к тексту уголовного закона, лицо, совершившее преступление, еще не признано виновным[8].

Также заслуживает внимания одновременное использование союзов "и" и "или" они могут читаться как взаимозаменяемые там, где необходимо, чтобы закон приобрел смысл или заработал[9]. Поэтому использование союза "и" при конструировании словосочетания "изъятие и (или) обращение" является излишним. Вполне достаточным будет использование только союза "или".

Ряд противоречий кроется и в содержании признаков хищения.

Исходя из вышеприведенного легального понятия признаками хищения являются: корыстная цель, противоправность, безвозмездность изъятия, чужое имущество, обращение его в пользу виновного или других лиц, причинение вреда собственнику.

Несмотря на то, что понятие хищения сложилось уже давно, в юридической литературе не утихают споры об обязательных признаках хищения.

Рассмотрим каждый из признаков подробнее.

Корыстная цель предполагает наличия интереса на совершение противоправного безвозмездного изъятия имущества. Корысть предполагает выгоду, пользу[10]. В словаре Даля так определяется корысть: страсть к приобретению, к поживе; жадность к деньгам, к богатству, любостяжание, падкость на барыше; выгода, польза, барыш[11].

На наш взгляд, корысть не обязательно предполагает имущественную выгоду. Корыстная цель должна предполагать пользу для лица, совершающего хищение. Такая польза может быть выражена как имущественном, так и ином интересе.

Между тем в литературе все чаще поднимается вопрос об исключении «корысти» из обязательных признаков хищения.

Так С.Кочои отмечает: как видно из примечания к ст.158 УК РФ, законодателем сделана попытка дать универсальное определение хищения, распространив его не только на преступления против собственности, но и на ряд деяний, посягающих на общественную безопасность (ст.ст.221, 226 УК), здоровье населения и общественную нравственность (ст.229 УК). Попытка эта, думается, оказалась не совсем удачной, поскольку привнесла в составы хищений радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, наркотических средств или психотропных веществ обязательную корыстную цель[12].

Как отмечают практики, установить корыстную цель в данной группе преступлений (ст.221, 226, 229 УК РФ) фактически невозможно. В связи с этим ряд авторов (С.Кочои, С.В. Скляров) предлагают исключить из примечания 1 к ст.158 УК РФ указание на «корыстную цель».

Как же решить данную проблему?

На наш взгляд, решением обозначенной проблематики могло бы быть внесение изменений в Примечание к ст.158 УК РФ, в соответствии с которыми, понятие хищение применялось бы в отношении главы 21 УК РФ (Преступления против собственности), как это было в УК РСФСР.

Примечания 1 к ст.158 УК РФ следовало бы изложить в следующей редакции «Под хищением в статьях настоящей главы (158-168 УК РФ гл.21 УК РФ) понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Данное понятие хищение применимо и к иным статьям УК РФ, если это не противоречит характеру преступления».

Такое определение позволило бы разрешить проблему применения положений данной статьи к составам преступлений предусмотренных ст.ст. 221, 226 и 229 УК РФ.

Важно заметить, что это не единственная проблема, связанная с понятием хищения. В последнее время в теории возникают споры о соотношении понятий «хищение» и «похищение».

Дело в том, что в ряде составов преступлений используется термин «похищение» (ст. 126 УК РФ «Похищение человека», Ст.183 «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну», Ст. 275 «Государственная измена», Ст. 276 «Шпионаж», Ст.325 «Похищение и повреждение документов, штампов, печатей»).

В том случае если между «хищением» и «похищением» был бы поставлен знак равенства, это позволило бы распространить на похищение все признаки, характеризующие собственно хищение. Соответственно если бы законодатель провел четкие грани между этими понятиями, это повлекло бы поиск существенных различий между ними.

Между тем, сравнительный анализ преступлений-хищений и преступлений-похищений показывает, что это разные группы преступлений, соответственно у них и разные признаки. Отличаются и предметы посягательства данных преступлений, если в первом случае – имущество, то во втором – жизнь и здоровье.

Но вернемся к рассмотрению признаков хищения. Среди иных важную роль играет противоправность.

Противоправность в поступках виновного в хищении проявляется, прежде всего, в том, что он совершает запрещенные законом действия, изымает из чужого правомерного владения собственность, не имея на то никаких прав.

В науке уголовного права сложилось понимание хищения как безвозмездного изъятия, то есть без предоставления равного возмещения его стоимости деньгами либо в иной форме. Однако, важно подчеркнуть, что признак безвозмездности при всей своей несомненной значимости не является всеобъемлющим, так как не охватывает встречающиеся в практике случаи завладения чужим имуществом с предоставлением собственнику, вопреки его воле, стоимостного эквивалента. Поэтому наряду с безвозмездностью следует учитывать и признак нарушения субъективного права собственника или иного владельца имущества.

Если виновный изымает имущество запрещенным законом способом при отсутствии у него права на получение имущества и действует вопреки воле собственника, который не выразил в какой-либо форме намерения на отчуждение своего имущества, то такие случаи следует рассматривать как кражу или хищения в иной форме, в зависимости от обстоятельств дела.

Наоборот, если отчуждение имущества происходит хотя и с нарушениями определенного порядка, но собственник получает ранее установленный им эквивалент, то такие случаи не могут рассматриваться как хищение, поскольку не ущемляют субъективного права собственника.

С таким признаком как изъятие, тесно связан другой признак хищения – обращение имущества. Важно подчеркнуть, что понятия «изъятие» и «обращение» отличны друг от друга, имеют собственное содержание, находятся в тесной связи и взаимно дополняют друг друга. Они указывают на то, что виновный неправомерно изымает материальные ценности из имущественной сферы другого лица, тем самым нарушая существующую социальную связь - отношение собственности, переводит чужое имущество в свое обладание, придавая своим действиям внешне законную форму. Поэтому указанные термины наиболее пригодны для характеристики объективной стороны кражи как формы хищения.

Еще один признак хищения – предмет преступления - чужое имущество.

Рассматриваемый признак относится к объекту преступления. Имущество, в качестве предмета хищения, характеризуется совокупностью признаков физического, экономического, общественного и юридического плана. В анализируемом контексте больший интерес вызывает юридический аспект понятия имущества.

Отдельные исследователи высказывают мнение, что данный признак необходимо исключить из легального определения хищения. Так, например, В. Зубов высказывает следующее: «Хищение - это, естественно, противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Похитить свое имущество нельзя. Но несмотря на это, в статьях о преступлениях против собственности содержатся тавтологические добавки, а именно, к понятию "хищение" (что само по себе означает завладение чужим имуществом) добавлено слово "чужого"»[13].

Д. Батыгин делает такое предложение: "Родовое понятие хищения... распространяется на все его виды... В свою очередь понятия последних определены в соответствующих статьях, как и полагается по законам логики, через род и видовое отличие... На принадлежность к роду в этих и других случаях указывает "хищение", видовыми признаками служат - "тайное", "путем обмана или злоупотребления доверием", "вверенного виновному", "открытое" и др. Что касается использования в каждой из дефиниций понятия "чужое имущество", то оно, никак не отличая один вид от другого, является лишним... Учитывая изложенное, предлагаю исключить из статей, предусматривающих ответственность за хищение... слова "чужое имущество"[14].

Имущество как предмет хищения характеризуется определенными общими и особыми признаками. Общие признаки обязательны для любой формы хищения, в то время как особые признаки обязательны лишь для отдельных форм хищения. Остановив свое внимание на общих признаках хищения, скажем, что главным их проявлением является то, что они определяют имущество как чужое для лица, совершившего хищение.

Таким образом, в случае хищения имеет значение не тот факт, что похищенное имущество принадлежит другому лицу, а то, что оно является чужим для похитителя, он не имеет на него ни предполагаемого, ни, тем более, действительного права собственности или права законного владения. Другими словами, для того, чтобы быть предметом хищения, имущество должно находиться, на момент совершения данного посягательства, в собственности или в законном владении другого лица, кроме похитителя. То есть, не может являться предметом хищения имущество, которое на момент совершения этого деяния находилось в собственности либо законном владении лица, совершившего хищение. Более того, указанное лицо не должно даже допускать, что похищенное имущество могло бы ему принадлежать на правах собственности или законного владения.

Эти заключения полностью подтверждают правоту В. Зубова и Д. Батыгина по поводу целесообразности исключения слов "чужое имущество" из понятий, характеризующих формы хищения.

И, наконец, последний признак хищения – материальный ущерб собственнику имущества. Сам факт, что изъятие происходит безвозмездно говорит о том, что собственнику или иному лицу (например, пользователю имущества) наносится имущественный ущерб. В уголовно-правовой науке господствующей можно назвать точку зрения, согласно которой при хищении ущербом является «стоимость изъятого преступником имущества», т.е. реальный (положительный) ущерб (упущенную же выгоду в содержание ущерба при хищении не включают). Однако для обозначения собственно стоимости похищенного УК РФ использует понятие «размера» похищенного.

Если лицо лишь часть стоимости имущества изымает (обращает) противоправно, то при определении размера хищения следует исходить только из этой части. Если противоправное изъятие (обращение) имущества сопряжено с предоставлением собственнику частичного имущественного эквивалента, то размер хищения определяется исходя из разницы стоимости изымаемого имущества и стоимости предоставленного взамен исполнения. При определении стоимости имущества, ставшего объектом преступного посягательства, следует исходить из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. Определяя стоимость похищенного, необходимо «заходить со стороны виновного», т.е. оценивать то, сколько такое имущество могло бы стоить в момент совершения преступления.

Важно подчеркнуть, что такой материальный ущерб должен находится в причинной связи с действиями лица, совершившего хищение.



[1] Попов И.А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты краж в условиях экономической и правовой реформы / Диссертация – Калининград. – 2000. – с.19.

[2] Даль В. Словарь русского языка. – М.: 1990. – т.6. – с.272.

[3] Попов И.А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты краж в условиях экономической и правовой реформы / Диссертация – Калининград. – 2000. – с.19.

[4] Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. – М.: 1994.

[5] Брынза С.М. Законодательное регулирование преступлений против собственности в Молдове и России // Гражданин и право. - 2001. -№12. – с.41.

[6] Векленко В.В. Процесс квалификации хищений // Юридические технологии. – 2001. - - с.35.

[7] Там же.

[8] Брынза С.М. Законодательное регулирование преступлений против собственности в Молдове и России // Гражданин и право. - 2001. -№12. – с.41.

[9] Соболева А. Каноны толкования в праве // Российская юстиция. 2000. - №10. – с.44-46.

[10] Словарь русского языка М.: Академия наук СССР. - т.2 - с.109.

[11] Даль В. Словарь русского языка. – М.: 1990. – т.2. – с.316.

[12] Кочои С. Квалификация хищений глазами практиков // Российская юстиция. -№4. - апрель 1999 г.

[13] Зубов В. Правовая культура УК РФ // Российская юстиция. - 1998. - №6. - с.18.

[14] Батыгин Д. В УК не должно быть лишних слов // Российская юстиция. 1999. - №5. - с.45.



http://www.allpravo.ru/diploma/doc45p0/instrum1655/print1657.html
"ВСЕ О ПРАВЕ" © :: Информационно-образовательный юридический портал ::
Аllpravo.Ru 2022г. По всем вопросам пишите:info@allpravo.ru