www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Международное публичное право

Дипломные
Объединения государств: общетеоретические и международные вопросы (Автор: Лоханская Ольга Сергеевна)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§ 1. Понятие и виды формы государственного устройства

Вопрос о форме государственного устройства имеет важное практическое и теоретическое значение, особенно на современном этапе, когда классические формы подвергаются изменениям, появляются «гибридные»[1] и «переходные»[2] формы государственного устройства. С практической точки зрения важно определиться с формами новых государственных объединений, поскольку это влияет не только на внутренне устройство, но и международное положение государств[3] и государственных образований.

В юридической литературе данный вопрос всегда рассматривался через призму формы государства вообще. В советской литературе долгое время проблеме формы государства уделялось недостаточное внимание, только в шестидесятые годы данная проблема стала анализироваться не только в учебной литературе, стали появляться специально посвященные ей работы в связи с заметно возрастающим интересом к проблеме государственных форм вообще, и социалистических форм государства в частности[4].

На вопрос об общем понятии формы государства тогда, как и сейчас, нет единой точки зрения. Но, так или иначе, все их можно свести к трем направлениям в зависимости от сочетания традиционно выделяемых элементов: формы правления, формы государственного устройства, государственного (или политического) режима. Только в советской юридической литературе сторонники условно традиционной точки зрения отождествляли форму государства с формой правления[5], а в современной литературе предпочтение отдаётся трёхчленной (редко двучленной) структуре[6]. Исследования советского периода по проблеме государственной формы не уделяли должного внимания форме государственного устройства, в данных работах анализу подвергались в основном только форма правления и политический режим[7], иногда отождествляя общее понятие формы с одним из её элементов в современном понимании[8]. Форма государственного устройства, по сути, анализировалась в основном посредствам критики буржуазных юристов (Бюрдо, Дюверже, ди Руффия и др.), которые, по мнению советских авторов[9], проблему государственного устройства сводили к вопросу о соотношении суверенитета государства и его составных частей, а также о государственных союзах. Выводы советских авторов по данному вопросу, по сути, были подобными, но акцент ставился не на проблемы суверенитета, а на организации территории. Так, по мнению В.С. Петрова, форма государственного устройства – это территориальная организация государственной власти, характеризующаяся принципами взаимосвязи отдельных составных частей государства и их органов власти между собой и с государством в целом[10].

Говоря о государственном устройстве, следует обратить внимание на многозначность этого понятия. В литературе говориться об устройстве государства как о форме государства в целом, об устройстве как о форме правления, об устройстве как территориальной организации. А.Б. Венгеров и Т.В. Кашанина считают, что действительно, во всех этих случаях речь идёт именно об устройстве (строении, организации) государства, только в разных аспектах: политическом, структурном, территориальном[11]. Очевидно поэтому, говоря о форме государства и всех её элементах, при определении понятий Венгеров использует термин «устройство», причём каждый раз применяя разные смысловые оттенки, что может привести к смешению традиционно выделяемых и определенный категорий.

В последние годы само понятие «форма государственного устройства» подвергается критике, намечается тенденция к исключению его из научного оборота, замене более адекватным термином. Чиркин В.Е. указывает, что в политической литературе понятию «государственное устройство» придавалось излишне широкое содержание: нередко имелся в виду государственный строй в целом, а иногда включались и некоторые важнейшие элементы общественного строя (например, партии)[12]. Поэтому в последние годы этот термин стремятся заменить формулировкой «политико-территориальное», «территориально-политическое устройство» государства. Также взамен предложены понятия «территориальная организация публичной власти», «территориально-политическая организация государства», однако отмечается, что для обозначения системы взаимоотношений между центральной государственной властью и действующими в территориальных составных частях органами публичной власти полностью адекватный обобщающий термин еще не найден[13]. Однако следует заметить, что от традиционного понятия государственного устройства пытались отказаться и некоторые советские юристы. Так, О.И. Частиков, соглашаясь с Н.П. Фарберовым, считал, что его целесообразно заменить термином «форма государственного единства», ибо там, где нет единства, там нет и государства.[14] Эта позиция не получила поддержки ни в советской, ни в современной теории государства. Из-за отсутствия достаточно аргументированной альтернативы по традиции сохраняется термин «государственное» устройство, но в юридической литературе при его употреблении имеется в виде только устройство территории государства, соотношение государства как целого с его основными частями.

Внутреннее деление государства, правовое положение его частей, их взаимоотношение друг с другом и с центральными органами власти охватываются понятием «территориальное устройство государства». В учебной и научной литературе прослеживается в принципе единообразная характеристика данного термина. Так, В.М Корельский. под формой государственного устройства понимает территориальную организацию государственной власти, соотношение государства как целого с его составными частями[15]. Миронов О.О. определяет государственное устройство как внутреннюю национально-территориальную организацию государства, соотношение целого и его частей[16]. Венгеров А.Б., детализируя сам термин, указывает, что форма национально-государственного и административно-территориального устройства раскрывает способы объединения населения на определённой территории, связь этого населения через различные территориальные и политические образования с государством в целом, а также связь центральных и местных органов власти и управления, распределение между ними полномочий[17]. Вводя более адекватный термин, Чиркин В.Е определяет политико-территориальное устройство государства как организацию государственной власти по территориальному признаку, которая характеризует соотношение государства как целого с его составными территориальными частями[18]. Как видно, при определении данного понятия существенных расхождений и споров не наблюдается, по-разному расставляются акценты: территориальная организация, национально-территориальная, административно-территориальная. В целом форму государственного устройства можно определить как организацию государственной власти по территории (территориальной или национально-территориальной организации), характеризующий соотношение государства как целого с его составными частями.

Исходя из данного определения и представленной выше характеристики можно выделить следующие признаки формы государственного устройства. Во-первых, это один из элементов, характеризующий форму государства. Во-вторых, этот элемент показывает из каких частей состоит внутренняя структура государства. В-третьих, определяет правовое положение частей государства и взаимоотношение их органов. В-четвертых, показывает как строятся отношения между центральными органами государственной власти и органами власти частей государства. Форма государственного устройства наиболее полного раскрывает и показывает внутреннюю структуру государства, как образования, имеющие черты, отличающие его от любого другого образования.

На сегодняшний день выработаны только две бесспорные формы государственного устройства – унитарная и федеративная[19]. Традиционно конфедерацию и иные формы объединения государств рассматривают в рамках государственного устройства с оговоркой, что в этих случаях речь идет не об устройстве государства, а о территориальной организации союза государств[20]. Однако в последнее время появилась тенденция к выделению из формы государственного устройства форм международных объединений государств[21]. Автор согласен с данной позицией, поскольку в современной теории государства назрела необходимость выделить и определить новое понятие – форма межгосударственного устройства объединений государств, так как в последнее десятилетие на международной арене появилось достаточно большое количество новых межгосударственных образований, вокруг которых постоянно идут дискуссии относительно их формы, правового статуса, международной правосубъектности. Теория государства и права, как и любая наука, должна идти в ногу со временем и анализировать новые явления, а не только систематизировать накопленных опыт. Для того, чтобы наиболее наглядно показать специфику форм межгосударственных объединений, необходимо дать краткую характеристику традиционному явлению – классическим формам государственного устройства.

Унитарное государство – это единое цельное государство, состоящее из административно-территориальных единиц, которые подчиняются центральным органам власти и признаками государственности не обладают. Унитарная форма государственного устройства имеет ряд признаков, которые характеризуют ее с различных аспектов. На территории унитарного государства действует одна конституция, единая система законодательства, одно гражданство. В нем функционирует единая денежная система, проводится обязательная для всех административно-территориальных единиц общая налоговая и кредитная политика. Унитарное государство предполагает единые, общие для всей страны представительные, исполнительные и судебные органы, которые осуществляют верховное руководство соответствующими органами местного самоуправления или органами управления на местах. Кроме того, составные части унитарного государства не обладают государственным суверенитетом. Они не имеют своих самостоятельных воинских формирований, законодательных органов и других атрибутов государственности.

В отличие от унитарной, федеративную форму государственного устройства называют «сложной», поскольку федерация представляет собой союзное государство, части которого обладают признаками государственности[22]. Как отмечается в литературе, федеративное государственное устройство является уникальным, так как, во-первых, оно неоднородно, во-вторых, разнообразно. Это определяется многими факторами: различием национально-этническом составе населения, историческими процессами, географическим положением и др[23]. Однако, не смотря на это можно выделить ряд признаков, которые характерны для большинства федераций. территория федерации состоит из территорий ее отдельных субъектов, которые называются по-разному. В союзном государстве верховная законодательная, исполнительная и судебная власть принадлежит федеральным государственным органам. Компетенция между федерацией и ее субъектами разграничивается союзной (федеральной) конституцией. Субъекты федерации обладают правом принятия собственной конституции, имеют свои высшие законодательные, исполнительные и судебные органы. В большинстве федераций существует единое союзное гражданство и гражданство федеральных единиц. При федеральном государственном устройстве в парламенте имеется палата, представляющая интересы членов федерации. Основную общегосударственную внешнеполитическую деятельность в федерациях осуществляют союзные государственные органы. Они официально представляют федерацию в межгосударственных отношениях.

Необходимо подчеркнуть, что когда речь идет о форме государственного устройства, всегда рассматривается организация власти по территории именного государства, а не иного образования. Традиционный взгляд на конфедерацию и иные формы объединений государств как на формы государственного устройства основан на том, что в теории государства четко не определено место подобным образованиям, поэтому их рассматриваю в рамках сходного с ними института. Существуют сторонники точки зрения, согласно которой форму государственного устройства следует рассматривать в широком смысле, тогда можно полноправно включать в это понятие и территориальное устройство союзов государств. Представляется, что такой подход содержит в себе внутреннее противоречие. Если мы в рамках формы государственного устройства будем рассматривать устройство объединений государств, то должны будем прийти к выводу, что государство и объединение государств – это практически идентичные понятия, и это сходство позволяет нам рассматривать территориальное устройство тех и других в рамках одного института. Однако, как известно, государство имеет признаки, которые отличают его от всех иных образований. Из сущностных признаков необходимо выделять, во-первых, наличие публичной политической власти, которая обладает верховенством на территории государства, во-вторых, государственный суверенитет, который является необходимым свойством всякого государства, а также важнейшим юридическим признаком различия между государствами и другими образованиями[24], в-третьих, наличие собственной правовой системы, в-четвертых, наличие собственной территории – пространственной основы государства - на которую оно распространяет свою юрисдикцию, в-пятых, население, то есть человеческое сообщество, проживающее на территории государства. Из атрибутивных признаков выделяют исключительное право государства взимать установленные законом налоги и сборы, создания резервов на случай чрезвычайных происшествий, бедствий, а также для выполнения других общих дел; создание правоохранительных органов, собственной армии; наличие у государства собственной уникальной символики.

Однако на международной арене выступают не только государства, но и иные субъекты – различные государственные объедения. В теории международного права они получили название – международные организации. В доктрине международного права презюмируётся наличие определенного понятия «международ­ная организация» или по меньшей мере наличие опре­деленных признаков, достаточно адекватно ее характе­ризующих. Однако, по мнению Н.А. Ушакова, в действительности полной ясности в этом вопросе нет. По его мнению, удовлетворительной дефиниции понятия между­народной организации в международном праве не су­ществует, ибо в универсальных международных кон­венциях (Венская конвенция о праве международных договоров и ряд последующих конвенций) гово­рится, что «международная организация» означает меж­правительственную организацию (в русском тексте точ­нее было бы сказать «межгосударственную организа­цию»). Однако такое определение лишь отграничивает международные межгосударственные организации от международных неправительственных, т.е. обществен­ных организаций[25]. Тем не менее, и в доктрине международного права, и в международно-правовых договорах, выделяются признаки международной организации. Во-первых, это должна быть посто­янно действующая межгосударствен­ная организация. Причем должны быть соблюдены три основных требо­вания для ее учреждения: а) учреж­дение организации в соответствии с международным соглашением; б) на­личие у нее как минимум одного орга­на управления; в) учреждение органи­зации в соответствии с нормами меж­дународного права. Во-вторых, должно существовать разграничение законных полномо­чий и целей между организацией и ее государствами-членами. В-третьих, международная орга­низация должна обладать законны­ми полномочиями, осуществляемы­ми на международном уровне. В-четвертых, она основана на принципе суверенного равенства государств-членов, при этом членство в организации подчинено определенным правилам, характеризующим участие государств в деятельности ее органов и представительство государств при организации. В-пятых, международной организации принадлежат привилегии и иммунитеты, обеспечивающие ее нормальную деятельность[26].

Корме международных организаций существуют объединения государств, которые имеют иную правовую природу и которые ранее определялись через единственный термин – конфедерация[27]. Такие объединения находятся как бы в промежуточном состоянии – это уже не международные организации, но еще и не государства, т.е. это международно-правовые объединения, в которых появляются зачатки государственно-правовой природы. Как международно-правовое объединение, объединение государств характеризуются тем, что создано и действует на основании международного договора, государства сохраняют независимый статус, суверенитет. Международно-правовой характер объединения обусловлен так же тем, что решения общих органов проводятся в жизнь решениями и действиями органов государств, входящих в объединение, хотя это не обязательно, если объединение обладает признаками наднациональности. В общие войсковые формирования го­сударство добровольно направляет свой контингент и сохраняет право на его отзыв, а само воинское подразделение не теряет государственной принадлежности. У объединения государств в строгом смысле слова нет своей тер­ритории, поскольку таковой считается сумма территорий госу­дарств-участников. Однако при этом просматриваются контуры будущего государства: создание единых руководящих органов; принятие ими решений, действующих на территории объединения; образование общих войсковых формирований, таможенных и пограничных структур; отчисления денежных средств на содержание органов и указанных под­разделений; возможное хождение единой валюты либо валюты на всей территории объединения; вынесение принципиального решения о равной защите интере­сов граждан на территории государств-членов, а также введение института гражданства.

В современной теории государства и права нет определения понятия «объединение госу­дарств». В науке достаточно подробно исследуются про­блемы происхождения государств, его формы, функции, механизм, ко­торые со своих позиций затрагивают вопросы межгосударственного объединения. Многие аспекты объединения государств отражены в международном публичном праве, однако здесь они изучаются, как правило, с позиции международных организаций. Спорной представляется точка зрения В.А. Толстика, который в рамках изучения формы государственного устройст­ва синтезирует некоторые объединения государств под общим поня­тием сложного государства - союз государств или государство, со­стоящее из относительно самостоятельных государственных образо­ваний. Н.Л Гранат и А.В. Цыцугин, критикуя такой подход отмечают, что в данном случае российский ученый объединил под одним критерием сложного государства различные межгосударственные объединения - империи, федерации и конфедерации.[28] Действительно, союз или объединение государств некорректно сравнивать с государством, состоящим из относительно самостоя­тельных государственных образований, тем более синтезировать эти явления под одним институтом.

Используя метод сравнительного анализа и опираясь на существую­щие научные позиции, имеющие отношение к межгосударст­венным объединениям, можно дать определение понятию «объединение государств» как государственному образова­нию, созданному на основе интеграции самостоятельных государств для достижения определенных целей, сочетающему в себе признаки международного объединения и государственности.

Таким образом, при характеристике формы государственного устройства, необходимо различать виды форм именно государственного устройства, не смешивая их с формами межгосударственных объединений, поскольку, как было показано, государства и объединения государств имеют разные признаки и правовую природу. В теории государства и права вопрос о формах объединений государств никогда не рассматривался как самостоятельный институт. О нем говорилось как о территориальной организации государств, образующих союз при определении формы государственного устройства[29]. В настоящее время в литературе некоторые исследователи предлагают рассматривать виды межгосударствен­ных объединений как третью, переходную форму государственного устройства наряду с институтами уни­тарного и федеративного государства, обозначив, таким образом, ме­сто объединений государств в теории государства и права[30]. Представляется, что рассматривать вопрос о формах межгосударственных объединений необходимо отдельно от института формы государственного устройства.



[1] См. об этом: Чиркин В.Е. Сравнительное конституционное право/ В.Е.Чиркин. - М., 1996. – С.478-482.

[2] См.: Сорокин В.В. Государство переходного периода: теоретические вопросы./ Науч. ред. Корельский В; Алтайская академия экономики и права. Барнаул. 2000. – С.76-77.

[3] Фельдман Д.И. Курдюков Г.И. Основные тенденции развития международной правосубъектности./ Д.И. Фельдман, Г.И. Курдюков. - Казань: Изд-во Казанского ун-та. - 1974. - С.52.

[4] Например: Петров В.С. О понятии формы государства. / В.С. Петров. //Уч. зап. ЛГУ, №187, вып.6. – Ленинград: Изд-во ЛГУ. – 1955.; Манов Г.Н. О понятии формы государства./ Г.Н. Манов. //Уч. зап. Таджикского гос. ун-та, Т. IX. Труды юридического факультета, вып.4. – Душанбе: Изд-во Таджикск. Гос. ун-та. - 1956.; Денисов А.И. Сущность и формы государства. /А.И. Денисов. – М.: Изд-во МГУ. – 1960.; Лашин А.Г. Возникновение и развитие форм социалистического государства. / А.Г. Лашин. – М.: Изд-во МГУ. – 1965.

[5] Петров В.С. Тип и формы государства. – Ленинград: Изд-во ЛОЛГУ. – 1967. – С.48.; Денисов А.И. Сущность и формы государства. – С.18.

[6] Чиркин В.Е. Государствоведение: Учебник. – 2-е изд. испр. и доп. – М.: Юртстъ. – 2000. – С. 143.

[7]Петров В.С. Тип и формы государства. – С. 44 – 53.

[8] Манов Г.Н. О понятии формы государства. – С.7.

[9] Левин И.Д. Современная буржуазная наука государственного права. – М.: Изд-во АН СССР. – 1961.

[10] Петров В.С. О понятии формы государства. – С. 57.

[11] Теория государства и права: Теория государства./ под. ред. проф. Венгерова А.Б. – М.: Юристъ. – 1995. – С.120.

[12] Чиркин В.Е. Государствоведение. – С.157.

[13] Конституционное (государственное) право зарубежных стран. /под. ред. Страшун Е.Г. – в 2х томах: Т. 2. – 1999. - С. 352-353; Сравнительное конституционное право. - С. 468-469.

[14] Чистяков О.И. Становление Российской Федерации. М.: Изд-во МГУ. 1966. С.15.

[15] Теория государства и права. Учебник для юридических вузов./ под ред. В.М. Корельского и В.Д. Превалова. – 2-е изд., изм. и дополн. – М.: Изд. группа Норма – Инфра-М. – 2001. – С.187

[16] Теория государства и права: Курс лекций./ под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – 2-е изд., перераб. и дополн. – М.: Юристъ. – 2001. – С.86.

[17] Венгеров А.В. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. – 3-е изд. – М.: Юриспруденция. – 2000. – С.104-105. (528с.)

[18] Чиркин В.Е. Государствоведение. – С.158.

[19] Иванов В.В. Вопросы теории государственного устройства. // Журнал российского права. - 2002. - №1. - С. 92. ; Теория государства и права: Курс лекций./ под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – 2-е изд., перераб. и дополн. – М.: Юристъ. – 2001. – С.85.

[20] Например: Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие доя высшых учебных заведений/ Под ред. профессора В.Г. Стрекозова. – М.: «Дабахов, Ткачев, демидова», 1995. – 382с.; Лазарев В.В. Липень С.В. Теория государства и права. Учебник./ В.В. Лазарев, С.В. Липень. М. – С.127.

[21] Чиркин. В.Е. Государствоведение. – С. 159.; Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М «ФОРУМ», 2000. – 483с.

[22] Тепс Д. Конституционные основы федерализма. /Д. Тепс. – СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2002. – С.18-19.

[23] Чиркин В.Е. Современное федеративное государство./ Чиркин В.Е. М.: Издательство МНИМП. 1997. – С.7.

[24] Джунусов М.С. Суверенитет: терминологизация и детерминологизация. Пагубность ложной стереотипизации суверенитета в массовом сознании: Доклад, представленный в Научно-экспертный совет при Председателе Совета Федерации РФ. - М. - 1997. - С.15-16.

[25]Ушаков Н.А. Проблемы теории международного права. / Н.А. Ушаков. - М.: Наука.,1988. С.127.

[26] Например, Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных экономических организаций, действующих в определенных областях сотрудничества (Будапешт, 5 декабря 1980 г.).// Сборник международных договоров СССР, М., 1984 г., вып. XXXVIII.

[27] Еллинек Г. Право современного государства. Общее учение о государстве./ Г. Еллинек. М. 1997. [по изданию 1903г.]. – С.56.; Мнение Ф. Эрмакора. - Давлетгильдеев Р.Ш. О правовой природе СНГ и Союза Беларуси и России.// Журнал российского права. – 2000. - №7. – С.150.

[28] Гранат Н Л., Цыцугин А.В.. – Указ.соч. - С.56.

[29] См. например: Большой юридический словарь./ Под. ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М.: Инфра-М. – 1997. – С.742.; Энциклопедический юридический словарь./ Под общ. ред. В.Е. Крутстких. – 2-е изд. – М.: Инфра-М. – 1998. – С.346.

[30] Гранат Н Л., Цыцугин А.В. О некоторых современных видах объединения государств.// Актуальные проблемы правопорядка: Сб. научных статей. Вып. 3 / Под ред. А.И. Бобылева, Н.А. Духно. М: Юри­дический институт Московского государственного университета путей сообщения. – 2001. – С.64.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-13
Rambler's
Top100 Rambler's Top100