www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Конституционное право России

Дипломные
Проблема конституционного регулирования личных прав и свобод человека и гражданина
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3.2 Проблемы практической реализации личных прав и свобод

«…нарушения прав человека в современной России настолько очевидны, выпуклы и нередко демонстративны…»[1]

Нарушение конституционных прав и свобод граждан в Российской Федерации, по мнению зарубежных политиков и исследователей – является одной из ключевых проблем по построению и сохранению демократического общества и государства в России. Если обратиться к иностранной прессе, то нарушение личных прав и свобод в России – пожалуй, одна из самых «излюбленных» тем западных журналистов. Иностранный обыватель может сделать вывод, что в России не признаются права и свободы человека и гражданина, суд контролируется исполнительными властями, страна находится на пути к диктатуре. Как отмечают исследователи из Европы, в России нарушаются: свобода мысли, право на свободу и личную неприкосновенность, право на тайну переписки, свобода передвижения и др.

Как же обстоит дело в реальности?

Проанализируем основные (явные) нарушения личных прав и свобод человека и гражданина, а также пути решения проблем реализации личных прав и свобод.

Все нарушения и проблемы практической реализации, личных прав и свобод можно, на наш взгляд, классифицировать следующим образом, во-первых, по тому какой субъект нарушает личные права и свободы человека и гражданина, во-вторых, какими действия (бездействиям) это осуществляется.

Если обратиться к докладам иностранных правозащитных организаций, то львиную долю нарушений личных прав и свобод человека и гражданина осуществляю полномочные государственные органы (от сотрудников МВД до законодательных органов субъектов РФ).

На практике, зачастую, личные права и свободы граждан нарушаются нормативными актами (и действиям) субъектов (и органами власти субъектов) Российской Федерации.

Проиллюстрируем примером из практики:

«Саркисян обратился в суд с жалобой на неправомерные действия комиссии миграционного контроля при главе администрации Краснодарского края, которая отказала ему в регистрации по месту жительства.

18 октября 1996 г. по договору дарения Саркисян получил от отца в собственность двухкомнатную квартиру в г.Краснодаре. Договор был нотариально оформлен и в установленном порядке зарегистрирован в бюро технической инвентаризации (БТИ).

Будучи собственником квартиры, Саркисян стал проживать в ней, поскольку другого жилого помещения в г.Краснодаре не имел. В соответствии с установленным порядком он обратился в комиссию миграционного контроля при главе администрации Краснодарского края с просьбой о его регистрации по месту жительства. Однако 23 июля 1997 г. ему в регистрации отказали из-за того, что квартира не соответствует установленным нормам жилой площади.

Прикубанский районный суд г.Краснодара решение комиссии миграционного контроля при главе администрации Краснодарского края об отказе Саркисяну в регистрации признал незаконным и обязал зарегистрировать его по месту жительства.

Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение районного суда отменила и дело направила на новое рассмотрение.

Президиум Краснодарского краевого суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене кассационного определения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 22 апреля 1998 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене определения судебной коллегии и постановления президиума Краснодарского краевого суда удовлетворила, указав следующее.

Удовлетворяя заявление, суд первой инстанции исходил из того, что Саркисян - гражданин Российской Федерации и в силу ч.1 ст.27 Конституции Российской Федерации имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

Отменяя решение районного суда, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда сослалась на Договор о разграничениях предмета ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти Краснодарского края от 30 января 1996 г., согласно которому вопросы миграции на территории Краснодарского края относятся к совместному ведению сторон. Установление условий регулирования миграции на территории края преследует цель сохранить социальную стабильность в приграничном субъекта Российской Федерации.

Отклоняя протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, президиум краевого суда также указал на то, что спор должен быть разрешен на основании названного Договора.

Между тем с таким выводом согласиться нельзя, поскольку в силу ч.3 ст.55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В соответствии со ст.71 Конституции Российской Федерации регулирование конституционных прав и свобод человека и гражданина является исключительной компетенцией Российской Федерации и, следовательно, не может быть передано Договором между органом государственной власти Российской Федерации и ее субъектом в их совместное ведение или в ведение субъекта Российской Федерации.

Согласно разделу второму Конституции Российской Федерации в случае несоответствия положениям Конституции Российской Федерации положений Федеративного договора - Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации действуют положения Конституции Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии со ст.8 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места жительства в пределах Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) право граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с законами Российской Федерации может быть ограничено:

в пограничной полосе;

в закрытых военных городках;

в закрытых административно-территориальных образованиях;

в зонах экологического бедствия;

на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности;

на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение.

Данный перечень является исчерпывающим, конституционные же права граждан могут быть ограничены только федеральным законом в строго определенных целях, и ограничение их законами субъекта Федерации не допускается.

Поэтому вывод судебной коллегии краевого суда о том, что отказом в регистрации не были нарушены конституционные права заявителя, неправилен.

Поскольку какого-либо федерального закона, ограничивающего право гражданина России и собственника жилого помещения на регистрации по месту жительства, нет, вывод судебной коллегии и президиума Краснодарского краевого суда о том, что судом не установленные юридически значимые обстоятельства, ошибочен.

Таким образом, суд первой инстанции правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, и разрешил спор в соответствии с действующим законодательством, у судебной коллегии по гражданским делам и президиума Краснодарского краевого суда не было законных оснований для отмены этого решения»[2].

Еще раз подчеркнем, что в соответствии со ст.71 Конституции РФ, регулирование конституционных прав и свобод человека и гражданина является исключительной компетенцией Российской Федерации и, следовательно, не может быть передано субъекту РФ не по договору, ни как иначе.

Между тем вышеобозначенное нарушение прав и свобод граждан является, на наш взгляд, самым массовым. В середине-конце 90-х годов, в период бурного нормотворчества субъектов РФ, в более чем половине субъектов РФ действовали местные нормативные акты, нарушающие конституционные права и свободы граждан.

Можно привести десятки примеров признания отдельных положений как федерального законодательства, так и законодательства субъектов РФ неконституционными и как следствие прекращение нарушение прав и свобод граждан.

В качестве примера можно привести Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1997 г. №11-П "По делу о проверке конституционности пункта "б" части первой статьи 1 Закона Республики Мордовия от 20 января 1996 года "О временных чрезвычайных мерах по борьбе с преступностью" в связи с жалобой гражданина Р.К.Хайрова"[3]. Решением Конституционного суда РФ признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 1), 22, 49 (часть 1), 71 (пункт "о"), 76 (части 1 и 5) пункт "б" части первой статьи 1 Закона Республики Мордовия от 20 января 1996 года "О временных чрезвычайных мерах по борьбе с преступностью".

Типичным нарушением прав и свобод в Российской Федерации является нарушение права на свободу и личную неприкосновенность. Рядовым является нарушения личных прав человека в связи с помещением его в психиатрические учреждения. Показательно в данном случае дело рассмотренной Европейским судом по правам человека: Ракевич против России (№58973/00).

Если обратиться к докладам правозащитных организаций, то можно сделать вывод, что одним из серьезных нарушений прав и свобод человека – является произвол полицейских органов (ограничение свободы, свободы передвижения, право на квалифицированную юридическую помощь и др. права).

В этой связи, как подчеркивают эксперты, для российской правоприменительной практики может представлять интерес дело "Ассенов и другие против Болгарии" 1998 года, в котором Европейский Суд установил нарушение ст.3 европейской Конвенции о защите прав человека со стороны Болгарии потому, что там не существовало эффективной процедуры расследования заявлений лиц, утверждавших, что они подверглись ненадлежащему обращению в период задержания в полицейском участке. Одним из важнейших ее положений является ст.5, провозглашающая право на свободу и безопасность. Она регламентирует условия физической изоляции (задержания, ареста и т.п.) граждан и устанавливает процессуальные гарантии того, что такая изоляция не будет являться произволом со стороны государства. В деле "Броугэн против Великобритании" 1988 года Европейский Суд решил, что задержание лиц, подозреваемых в террористической деятельности, больше чем на 4 дня без проверки законности их задержания является нарушением[4].

Касается вышесказанное и вопроса содержания лиц подозреваемых в совершении преступления и осужденных. Так, например, органы пенитенциарной системы не могут проверять какую угодно почту заключенных, они должны иметь четкие основания для этого. Европейским Судом по правам человека было рассмотрено несколько дел, касающихся этого вопроса, в частности, дело против Великобритании, когда власти тюрем проверяли всю почту тюрем Великобритании, и суд счел, что это противоречит положениям Европейской Конвенции[5].

Итак, основной способ решения проблемы – является обращение в суд общей юрисдикции (о признании права, восстановлении права и т.д.), в конституционный суд (о признании неконституционным того или иного акта).

Между тем существует еще одна практическая проблема в реализации прав и свобод человека и гражданина – это проблема прямого применения Конституции Российской Федерации. Дело в том, что суды не всегда напрямую применяют положения Конституции РФ, что и является препятствием в реализации личных прав и свобод человека и гражданина.

Применение конституционных норм - императивное веление Конституции, обращенное ко всем без исключения правоприменителям, в том числе и к судам общей юрисдикции (ст.15 Основного закона).

Российская судебная система предусматривает три варианта реализации принципа прямого действия Конституции: непосредственное его применение судами общей юрисдикции и арбитражными судами, обращение судов общей юрисдикции и арбитражных судов с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, а также обращение граждан, их объединений, иных органов и лиц с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

Между тем, суды общей юрисдикции неохотно применяю положения Конституции РФ на практике. В этой было принято специальное постановление Пленум Верховного Суда Российской Федерации №8 от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» разъяснил (п.2):

«Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует».

Итак, у гражданина (человека) всегда есть право обратиться в суд. При этом, это может быть не только судебный орган РФ, но Европейский суд по правам человека и гражданина.

В соответствии с Европейской конвенцией условиями для обращения граждан и юридических лиц, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации, в Европейский суд являются: 1) предполагаемое нарушение со стороны Российского государства какого-либо личного неимущественного либо имущественного права лица (из перечисленных в Конвенции); 2) исчерпание всех внутренних средств правовой защиты в России; 3) соблюдение шестимесячного срока после принятия последнего решения российской инстанцией. При этом "исчерпанность" средств правовой защиты применительно к российской правовой системе должна означать, что дело было предметом рассмотрения Высшего Арбитражного Суда или Верховного Суда РФ, а в некоторых случаях - Конституционного Суда РФ. Кроме того, жалоба не должна быть анонимной, а являться по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Европейским судом или уже стала предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования, и не содержащей новых относящихся к делу фактов. Суд также объявляет неприемлемой любую жалобу, если сочтет ее несовместимой с положениями Европейской конвенции, явно необоснованной или поданной с нарушением (ст.35 Конвенции).

В этой связи приведем примеры отстаивания своих прав российскими гражданами на европейском уровне:

- Посохов против Российской Федерации (Жалоба №63486/00). Постановление Европейского суда по правам человека от 4 марта 2003 г.[6];

- Калашников против Российской Федерации (Жалоба №47095/991). Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 июля 2002 г.[7];

- Бурдов (Burdov) против России (Жалоба №59498/00). Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 мая 2002 г[8].

Если обратиться к содержанию данных дел (мы не будем их цитировать, т.к. они слишком большие по объему), то станет ясно, что права человека и гражданина в Российской Федерации ущемляются, нарушаются, создаются препятствия к их реализации - ежедневно! Взять хотя бы дело Калашников против Российской Федерации (Жалоба №47095/991). Нарушения прав, на которые указывал заявитель, связанные с заключением и содержанием в тюрьме – характерны для каждого места заключения.

Итак, с чем же связна ситуация «тотального» нарушения личных прав и свобод человека и гражданина в России. Ведь с одной стороны, законодатель четко прописывает права и обязанности гражданина, создает механизм по защите и реализации правомочий. С другой стороны, продолжаются нарушения личных прав и свобод на разных уровнях государственной системы, на разных этапах реализации прав.

На наш взгляд, основная проблема практической реализации прав и свобод граждан, их защите, заключается в правовом нигилизме абсолютного большинства граждан России.

По-прежнему большинство граждан Российской Федерации считают, что отстаивать свои права «бесполезно». Достаточно вспомнить известную поговорку «Закон, что дышло, куда повернешь, так и вышло». Поэтому и получается, что не создаются прецеденты защиты прав, продолжаются нарушения.

Ведь если есть права и механизмы их защиты, то нет препятствий к их реализации. И именно низкий уровень правосознательности большинства населения, допускающего или молчаливого соглашающего с попранием их прав и является основной проблемой с их реализацией и защитой!



[1] Права человека в регионах Российской Федерации. Доклад 2001 года.

[2] Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 22 апреля 1998 года // Бюллетень ВС РФ. – 1998. - №12.

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1997 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности пункта "б" части первой статьи 1 Закона Республики Мордовия от 20 января 1996 года "О временных чрезвычайных мерах по борьбе с преступностью" в связи с жалобой гражданина Р.К.Хайрова" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 14 июля 1997 г. - №28. - Ст.3498.

[4] Водолагин С. Конвенция о правах человека как составная часть правовой системы России // Российская юстиция. - №8. - август 2001 г.

[5] Интернет-конференция Совета Европы и Европейского Суда по правам человека "Европейские стандарты защиты прав человека. Обеспечение доступа в Российской Федерации" // http://www.garweb.ru/conf/mintrud/20020212/index.htm

[6] Посохов против Российской Федерации (Жалоба N 63486/00). Постановление Европейского суда по правам человека от 4 марта 2003 г. // Новые законы и нормативные акты. - 2003 г. - №31.

[7] Калашников против Российской Федерации (Жалоба N 47095/991). Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 июля 2002 г. // Российская газета. - 17 октября 2002 г. N 197, 19 октября 2002 г. N 199.

[8] Бурдов (Burdov) против России (Жалоба N 59498/00). Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 мая 2002 г. // Российская газета. - 2002 г. - N 33.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19