www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Конституционное право России

Дипломные
Становление конституционализма в США, Японии и России
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§2.1 Конституционные основы прав личности

За время действия конституции США изменились взгляды на «вес» тех или иных прав и свобод. Так, например, первоначально у федеральных судов не было полномочий защищать основные права человека в борьбе со штатами. Так, в знаменитом деле Баррона против Балтимора Верховный суд постановил, что Билль о правах является законом для федерального правительства, но не для штатов (аналогичные конфликты, в том числе и в части регулировании прав человека, мы можем наблюдать в начале 90-х годов в РФ). В настоящее время, безусловно, граждане могут защищать свои права и свободы в федеральных судах.

Еще одна интересная тенденция – смена трактовки юридической силы тех или иных прав и свобод, а именно: со временем происходит борьба сил отдельных прав, так, например, свобода слова, печати победила право ограничения непристойности (история борьбы этих прав насчитывает около 100 лет).

Американская концепция прав и свобод человека базируется на идее их естественного происхождения и неотчуждаемости – такой принцип нашел свое закрепление еще в Декларации независимости от 4 июля 1776г. В Декларации закреплено: «Мы считаем самоочевидными следующие истины: что все люди созданы равными, что они наделены Создателем определенными неотъемлемыми правами, среди которых имеется право на жизнь, свободу и на стремление к счастью»[1].

В тексте Конституции 1787г. (редакция без поправок) не упоминались провозглашенные в Декларации независимости 1776г. положения о естественном происхождении прав и свобод и их неотчуждаемости (можно даже провести некоторые параллели с Конституцией РСФСР 1918г., которая также не закрепляла прав и свобод человека). Не упоминалось в текст Конституции и об идее общественного договора, провозглашенной той же Декларацией, и вытекающего из этой идеи права на восстание против тиранической власти.

Конституция содержала лишь положение о том, что «действие привилегий приказа habeas corpus не должно приостанавливаться, если только того не потребует общественная безопасность в случаях восстания или вторжения. Не должны приниматься билли об опале или законы ex post facto» (раздел 9 Конституции США[2]).

Несмотря на объяснимую «скупость» федеральной Конституции в части установления прав и свобод личности, идея естественных получила закрепление конституциях штатов. Составители неспроста не урегулировали основы правового статуса личности. Составители Конституции вполне обоснованно опасались, что провозглашение в федеральной Конституции принципов равенства прав и свобод личности может в условиях существования рабства в южных штатах США привести к расколу между южными и северными штатами[3].

Таким образом, в первоначальном тексте Конституции основы правового статуса личности фактически не были закреплены. Основами таких прав и свобод выступали конституции штатов и Декларация о независимости.

Однако, сторонники демократического движения (особенно в ряде северных штатов), ссылаясь на то, что, во-первых, в конституциях штатов не было единообразия в перечне прав и свобод, а во-вторых, имелись противоречия между ними и текстом федеральной Конституции, потребовали дополнения Конституции США перечнем прав и свобод, закрепленных в федеральном масштабе, поставив это условием ратификации Конституции соответствующими штатами. Учитывая такого рода категорические требования, членам Конституционного конвента пришлось отступить и согласиться на включение в федеральную Конституцию статей, определяющих правовой статус личности[4].

Такие «статьи» нашли свое отражение в поправках к Конституции (всего десять поправок), которые получили наименование Билль о правах.

В поправках нашли отражение следующие принципы:

Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание оной, либо ограничивающего свободу слова или печати либо право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб (поправка I).

II поправка к Конституции закрепляет свободу ношения оружия, которая рассматривается как гарантия свободы личности.

В IV поправке подчеркивается, что обвиняемый имеет право на безотлагательное и публичное разбирательство дела беспристрастным судом присяжных того штата и округа, где совершено преступление.

Серьезной гарантией неприкосновенности личности является положение V поправки о том, что никто не может быть привлечен к ответственности иначе, как по обвинительному заключению большого жюри. Особое внимание привлекает содержащееся в V поправке положение о том, что никто не может быть принужден свидетельствовать против самого себя.

Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться (поправка IV).

Важно заметить, что перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом (поправка IX).

Здесь следует оговориться, что поправки к Конституции необходимо рассматривать как неотъемлемую часть Конституции, тем самым нельзя умалять их значение по сравнению с другими положениями Конституции.

В последующем Конституция неоднократно дополнялось поправками, закрепляющими права и свободы человека. Тем самым, именно поправки к Конституции явились вторым после Декларации базисом правового статуса личности.

Итак, к настоящему времени в США сложилась следующая система и взглядов на понимание прав и свобод.

Конституционные акты США закрепляют:

- Равноправие граждан;

- Неприкосновенность личности;

- Политические права (в том числе избирательное право);

- Свободу слова;

- Свободу печати;

- Свободу собраний, митингов и шествий;

- Право на объединение и другие права.

Рассмотрим подробнее принцип равноправия граждан, как базис правового статуса личности. XV поправка (1870 г.) к Конституции, закрепляет, «Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку расы, цвета кожи либо в связи с прежним нахождением в подневольном услужении» (секция 1 XV поправка). Поправка XIV Конституции устанавливает, что «все лица, родившиеся или натурализованные в Соединенных Штатах и подчиненные юрисдикции оных, являются гражданами Соединенных Штатов и штата, в котором они проживают. Ни один штат не должен издавать или применять законы, которые ограничивают привилегии и льготы граждан Соединенных Штатов; равно как ни один штат не может лишить какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры либо отказать какому-либо лицу в пределах своей юрисдикции в равной защите закона».

Следует заметить, что принцип равноправия граждан долгое время не находил своей полной реализации, отголоски чего, сохранились и в настоящее время (в части афроамериканцев, латиноамериканцев). Только в 1957г. были принят федеральный закон о гражданских правах, который касался гарантии равного с белыми участия афроамериканцев в выборах.

Интересно заметить, что, учитывая отсутствие четких конституционных гарантий равенства прав черных американцев и женщин, США отказались ратифицировать международный Пакт о гражданских правах, принятый ООН в 1966г.

Итак, подведем некоторый итог: действующие конституционные акты США (включая поправки к Конституции), устанавливающие правовой статус личности, не содержат того перечня прав и свобод, которые бы соответствовали международным стандартам, в частности конвенциям о правах и свободах. Тем более данные акты не содержат прав личности относимых в теории права к так называемому третьему поколению прав (например, право на здоровую окружающую среду). Данные пробелы восполняются как конституциями штатов, федеральными законами, так и судебными прецедентами. Несмотря на такую, казалось бы, «хаотичность» регулирования статуса человека и личности, ключевым базисом его реализации является наличие работающих судебных механизмов защиты прав и свобод; большая практика применения норм; правовая культура граждан (как должностных лиц, так и простого населения).

Перейдем к рассмотрению регулирования правого статуса личности по Конституции Японии.

Основой конституционного строя в Японии, как и в любой иной демократичной и развитой стране, является признание государством прав и свобод человека как одной из важнейших ценностей. В конституции Японии в ст. 11 подчеркивается, что основные права человека гарантируются народу «в качестве нерушимых и вечных прав».

Интересен такой момент – в тексте всей конституции, говоря о правах и обязанностях японского населения, используется слово «народ», а не, допустим, «гражданин», или «человек». Сама глава III Конституции носит название «Права и обязанности народа». «Народ» как обобщающее, объединяющее понятие, в то же время является дифференцирующим нацию, отграничивающим ее он других этносов и народностей. И эта дифференциация косвенно подчеркивается в первой же статье указанной главы – ст.10: «Hеобходимые условия японского гражданства определяются законом».

Для Конституции Японии характерна подробная разработка вопроса о равноправии граждан. Это объясняется тем, что в Японии вплоть до второй половины XIX в. существовал сословный феодальный строй, сохранялись даже некоторые формы рабства. Ряд пережитков этих архаичных отношений сохранялся до окончания II мировой войны и капитуляции Японии. Поэтому составители Конституции (напомним – представители американской, наиболее демократичной нации) не ограничились просто провозглашением равенства полов, социального положения и происхождения. Они подчеркнули, что не признают пэрство и другие аристократические институты (ст.14) и упомянули даже об отмене рабства (ст.18).

В Конституции (ст.24) особо оговаривается, что брак основывается на взаимном согласии и равенстве прав мужа и жены, а все вопросы, связанные с браком и семьей, должны решаться исходя из принципа личного достоинства и равенства полов (такое внимание к данному вопросу обосновано тем, что японская семья до 40-х гг. XX в. базировалась на патриархальной власти главы семьи над женой, детьми и прочими домочадцами).

В Конституции представлен широкий спектр политических прав и свобод: свобода собраний и объединений, свобода слова, печати и всех иных форм выражения мнений (ст.21). При этом никакая цензура не допускается, гарантируется всеобщее избирательное право для совершеннолетних. Особенностью японской Конституции является предоставление права обращаться к власти с мирной петицией о смещении публичных должностных лиц, отмене или исправлении законов, указов или предписаний, а также по другим вопросам. Никто не может быть подвергнут дискриминации за подачу таких петиций — гласит ст. 16 Конституции.

Из ст. 19 Конституции, гарантирующей свободу мысли, и ст. 21, предоставляющей японцам право на объединения, вытекает идеологический и политический плюрализм японского общества (хотя прямо в Конституции об этом и не говорится). На политическом плюрализме базируется политическая система Японии, где в общей сложности зарегистрировано около 10 тыс. политических партий, действующих в основном на локальном уровне и уровне префектур. На общенациональном уровне в настоящее время можно назвать всего 6 политических партий.

Идеологическое и политическое многообразие, провозглашенное в Конституции и реализованное в политической системе общества, дополняется духовным многообразием. Японская Конституция, гарантируя в ст. 20 свободу совести и призывая государство и его органы воздерживаться от религиозного обучения и какой-либо религиозной деятельности, обеспечивает как свободу придерживаться религии, так и свободу атеизма. Это означает, что Япония является светским государством, хотя прямо об этом в Конституции не говорится.

В связи с ст. 20 в парламенте современной Японии часты споры, вплоть до того, что Правящая Либеральная демократическая партия (ЛДП) готовится вынести на рассмотрение парламента проект, ослабляющий положения статьи конституции, провозглашающей отделение государства от религии.

Проект нацелен на урегулирование давнего спора о конституционности официальных визитов премьер-министра Японии синтоистского храма Ясукуни-дзиндзя, в котором почитаются души военных, погибших в войнах XIX-XX веков, в том числе и военных преступников класса "A".

Конституционная комиссия ЛДП считает, что третий пункт 20-й статьи конституции разрешает государственным лицам принимать участие в религиозных обрядах и церемониях, если их действия не направлены на пропаганду того или иного религиозного культа.

Кроме того, инициативная группа депутатов от ЛДП предлагает исправить 89-ю статью, чтобы снять категорический запрет на предоставление государственных средств какой-либо религиозной организации.

Депутаты от ЛДП считают, что выдвигаемый ими проект снимет противоречия и обеспечит разумный компромисс в выполнении принципа отделения государства от религии. Этот принцип был внесен в послевоенную конституцию Японии, чтобы устранить официальную связь правительства с синтоизмом, идеи которого использовались для разжигания крайнего национализма и формирования японского милитаризма до и во время Второй мировой войны.

Конституция строго запрещает государственным органам и их официальным представителям участвовать в религиозной деятельности. Однако большинство законодателей ЛДП настаивают на том, что посещения премьер-министрами храма Ясукуни и использование государственных средств на проведение торжественных церемоний в традиции синто перед началом строительства правительственных зданий не подпадают под религиозные действия, в которых конституция запрещает участвовать членам правительства.

Кроме того, члены конституционной комиссии ЛДП сомневаются в том, нужно ли запрещать членам правительства участвовать в церемониях, основанных на японской культуре и традиции только потому, что они имеют религиозный характер.

Однако депутаты от ЛДП пока не в состоянии определить четкие критерии того, какие действия не способствуют пропаганде определенной религии[5].

В японской Конституции подчеркивается социальный характер государства. В ст. 25 прямо указывается на то, что «все имеют права на поддержание минимального уровня здоровой и культурной жизни». Это конституционное положение подкрепляется возложением на государство обязанности прилагать усилия для развития общественного благосостояния, социального обеспечения и народного здравия. В Конституции провозглашается право на труд и даже обязанность трудиться, право на образование, причем обязательное обучение детей бесплатно, право на создание своих организаций (профсоюзов), на коллективные переговоры и прочие коллективные действия, откуда вытекает и право на забастовки, хотя это право серьезно ограничено для работников государственных и муниципальных учреждений и предприятий.

Большое внимание в японской Конституции уделяется личным правам, особенно неприкосновенности личности, жилища, документов и имущества. «Никто не может быть задержан или подвергнут лишению свободы, если ему не будет немедленно предъявлено обвинение и предоставлено право обратиться к адвокату», — гласит ст. 34 Конституции. Арестованный имеет право требовать судебной проверки законности ареста. Учитывая практику карательных органов авторитарно-милитаристского режима довоенной Японии с их всевластием полиции и пытками, Конституция категорически запрещает пытки, жестокие наказания (ст.36) и принуждение к собственному признанию (ст. 38). Более того, никто не может быть осужден или подвергнут наказанию в случаях, когда единственным доказательством против него является его собственное признание (ст. 38).

Основной гарантией, обеспечивающей соблюдение прав и свобод личности, является возможность их судебной защиты. Это относится как к политическим и социальным правам, так и к личным правам. Так, каждый арестованный в случае оправдания судом после ареста или задержания может, в соответствии с законом, предъявить государству иск о возмещении ущерба, — записано в ст. 40 Конституции.

Основные права человека, гарантируемые Конституцией, «на вечные времена останутся нерушимыми», — говорится в ст. 97, а ст. 98 подтверждает, что Конституция является верховным законом страны и никакие законы, указы или иные государственные акты не могут ей противоречить.

Прошедший 2004 год стал для Японской Конституции проверяющим, «аттестационным» - парламент страны в преддверие 60-летия принятия основного закона пересматривал многие статьи. Лидерами ведущих политических партий («Новая Комэйто», Демократическая партии Японии, Коммунистическая и Социально-демократическая партии) предлагались разнообразные поправки в закон, в частности, что касается правового статуса личности: были высказаны предложения о необходимости добавить статьи, гарантирующие права человека, права на защиту конфиденциальной информации и права на защиту окружающей среды - все то, в чем нынешняя конституция испытывает недостаток[6] - т.е. фактически т.н. права личности «третьего поколения».

По мнению парламентариев, откладывание пересмотра конституции, и продолжение ее различных трактовок и интерпретаций на основе собственных политических взглядов, ведет к конституционному хаосу и политическому беспорядку.

Вполне возможно, что через год с небольшим конституция Японии изменится, и станет еще более соответствовать современным требованиям японского общества и мировой общественности.

Рассмотрим конституционно-правовой статус личности по конституционному законодательству Российской Федерации.

Как мы уже подчеркивали, основы конституционного статуса личности были заложены при советской власти в Конституциях 1918-1977гг. Несмотря на их формальность, Конституции РСФСР и СССР с каждым разом расширяли статус гражданина. Основной проблемой того (советского) периода государства и права было отсутствие механизмов защиты прав и свобод человека и правовой культуры граждан.

Базисом формирования прав и свобод человека в новой Конституции РФ стали международные принципы и договоры. Прежде всего, - это Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.)[7], Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)[8]; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)[9]; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 года)[10].

Более того, Конституция РФ закрепила в ч.1 ст.17, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

В Конституции РФ 1993 года, правовому регулированию статуса человека и гражданина посвящены: ст.2, 71 и 72, глава 2. К слову сказать – это самая объемная глава Основного закона (ст.17 – 64) и именно это факт уже говорит о том, что современная Конституция именно правам и свободам человека и гражданина уделяет ключевое внимание, они являются высшей ценностью. Для сравнения: Конституция РСФСР отдельной главы посвященной правам и свободам человека и гражданина не содержала; В Конституции СССР 1924 г. также не выделялось отдельной главы о правах и свободах граждан; Конституция СССР 1936 г. содержала главу Х Основные права и обязанности граждан (ст.ст.118-133); Конституция 1977 г. содержала главу 7 Основные права, свободы и обязанности граждан СССР (ст.39-69).

Таким образом, каждый последующий Основной закон страны все больше внимания уделял именно правовому статусу человека и гражданина, его правам и свободам.

Заметим, что если в советский период государства и прав под правами человека понимались «суть те же права человека, которые оформлены юридически и поставлены под охрану государства»[11]. В современном конституционном праве данная категория определяется как «общепризнанные социальные возможности личности, обеспечение которых реально в условиях достигнутого человечеством прогресса»[12]; права и свободы – высшая ценность, признаваемая, соблюдаемая и защищаемая государством.

Обратимся к правовому статусу личности по действующей Конституции РФ.

Основной закон РФ нашел в себе закрепление трех поколений прав и свобод: от права на свободу (первое поколение прав) и права на труд (второе поколение прав), до права на здоровую окружающую среду и права на информацию (третье поколение прав). В Конституции закреплены личные права и свободы граждан; социальные, экономические и культурные права и свободы; политические права и свободы гражданина.

Часть 2 ст.17 Конституции РФ провозглашает, что «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат ему от рождения». Это означает, что каждый человек при рождении приобретает важнейшие элементы общечеловеческих ценностей, составляющих внутреннюю структуру личности, - «естественные» права и свободы, свойственные социальной природе человека, которые необходимы для человеческого существования, и могущие быть утраченными только после его смерти.

Действующая Конституция России исходит из того, что государство не дарует, не предоставляет людям их основные, т.е. конституционные, права и свободы. Они принадлежат людям от рождения; как сказано в ст. 17, права и свободы человека неотчуждаемы, т.е. они не могут быть приобретены (даже у государства) и не могут быть никому переданы (ч. 2 ст. 17). Поэтому даже отказ от них недействителен.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ч.2 ст.19 Конституции РФ).

Различие между человеком и гражданином как носителями прав и свобод ясно выражено в тексте Конституции. Права и свободы человека принадлежат и гражданину Российской Федерации, и лицу, не являющемуся таковым. Конституция определяет круг носителей таких прав словами «все», «каждый», «лицо» («...имеет право» и т.п.) или словом «никто» («...не должен подвергаться») (ст. 19-30, 34, 35, 37, 39-51, 53, 54 и др.). В тех же многочисленных случаях, когда речь идет о правах и свободах, прежде всего политических, принадлежащих только гражданам Российской Федерации, статьи Конституции прямо указывают на это (ст. 31-33, 59-62). В отдельных случаях Конституция особо говорит о правах иностранных граждан и лиц без гражданства (ст. 63).

Провозгласив приоритет прав и свобод человека и гражданина, Российская Федерация приняла на себя обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, ограждать их от любого незаконного вмешательства или ограничения (ст.2 Конституции РФ). Для этого государство развивает и создает соответствующие гарантии (условия и средства) и устанавливает юридические механизмы их осуществления (реализации).

В этой связи, в целях гарантии прав и свобод граждан, государство создает институты, способствующие реализации рассматриваемых прав. Во-первых, это законодательные акты (иначе – законодательная база), принимаемые в соответствии с Конституцией РФ, и направленные на развитие ее положений. Во-вторых, это создание системы судебных и правоохранительных органов. В-третьих, создание специальных институтов, например, уполномоченного по правам человека.

Реализуется это право и наличием возможности у человека и гражданина обратиться в международные судебные инстанции (в частности Европейский суд по правам человека). Российская Федерация входит в Совет Европы (Федеральный закон от 23 февраля 1996г. №19-ФЗ "О присоединении России к Уставу Совета Европы"[13]; Федеральный закон от 23 февраля 1996г. №20-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы и протоколам к нему"[14]; Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950г.) (с изменениями от 21 сентября 1970г., 20 декабря 1971г., 1 января, 6 ноября 1990г., 11 мая 1994г.)[15]), а потому решения высшей судебной инстанции по правам человека является действующей и обязательной на территории Российской Федерации.

Итак, необходимо констатировать как закрепление прав личности, так и создание механизмов по их реализации. Между тем, несмотря на значительный период действия конституционных норм (как закрепляющих права, так и гарантирующих их реализацию), общий уровень правовой грамотности населения страны (как простых граждан, так и должностных лиц) остается на крайне невысоком уровне. Причиной всему - правовой нигилизм абсолютного большинства граждан России.



[1] Текст Декларации независимости / Маклаков В.В. Конституции зарубежных государств. – М.: Волтерс-Клувер. – 2003 г.

[2] Текст Конституции Соединенных Штатов Америки / Маклаков В.В. Конституции зарубежных государств. – М.: Волтерс-Клувер. – 2003 г.

[3] Курицын В.М., Шалягин Д.Д. Опыт становления конституционализма в США, Японии и Советской России: учебное пособие для вузов. – М.: Академический Проект; Трикста, 2004. – с.29.

[4] Курицын В.М., Шалягин Д.Д. Опыт становления конституционализма в США, Японии и Советской России: учебное пособие для вузов. – М.: Академический Проект; Трикста, 2004. – с.28.

[5] Статья конституции, отделяющая государство от религии, будет смягчена // Mainichi – 31 мая 2004 г. – электронная версия на: http://www.japantoday.ru/znakjap/politik/0504/P-M31.shtml

[6] Пересмотр конституции будет главным событием внутренней политики 2004 года // Yomiuri – 7 января 2004 г. – электронная версия на: http://www.japantoday.ru/znakjap/politik/0104/P-Y7.shtml

[7] Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. - 10 декабря 1998 г.

[8] Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1976 г. - №17(1831). - Ст. 291.

[9] Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. - М.: 1978 г. - вып. XXXII. - с. 36.

[10] Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден на 76-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1988 г.) // Советская юстиция. - 1992 г. - №6. - с.20

[11] Б. С. Эбзеев. Советское государство и права человека. Изд-во Саратовского ун-та. 1986. - с.82.

[12] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В.Лазарев. – М.: - 2003г. – с.47.

[13] Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. №19-ФЗ "О присоединении России к Уставу Совета Европы" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 26 февраля 1996 г. - №9. - Ст.774.

[14] Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. №20-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы и протоколам к нему" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 26 февраля 1996 г. - №9. - Ст. 775.

[15] Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1999г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 8 января 2001 г. - №2. - Ст.163.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-19